• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:44 

Голландская глупость

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Когда я вспоминаю Киру, главного серийного убийцу и отличника всех времен и народов, то первоначальное легкое удивление процессу его становления моей тезкой уже давно сошло на нет. Я могу рассказать историю, которую только в качестве байки травить в веселой компании историков и этнографов, обмахиваясь веником, чтобы мозги не утекли.

Была маленькая крепостушка в Китае, в городе Гуанчжоу, и посетила ее наша кругосветка, и в дневниках о ней понаписала. Дневник лейтенанта Левенштерна, давший при печати шестьсот страниц дельного, подробного, малоэмоционального текста - это вообще клад, но и Ратманов, с его ура-патриотизмом, дает много интересного. И эту самую крепостушку в Китае Ратманов называет "Dutch Folly" - "Голландской глупостью". Название диковатое для крепости, но вельми оригинальное. Откуда Ратманов откопал дальнейшее сведение, ноосфера его знает, но в своих заметках он объясняет название крепости так: «…крепостца, прежде была отдана голландцам, с тем чтобы оною неукрепляли, но голандское торговое общество, в бочках хотели провести пушки. Но китайцы обнаружа выгнали дерских вон – и с тех пор называется крепость Голандская глупость и дурачество». Казалось бы, все прозрачно. Подлость голландцев, тайно вознамерившихся оборудовать пушками крепость, запечатлена в истории навсегда! Левенштерн подхватывает эту чудную легенду и подтверждает, что было дело.

А потом, стоит покопаться в документах, мы находим... "Французскую глупость"! Поблизости.

А потом - "Глупость Нэпира" и даже "Глупость Хой-куа", по соседству.

Разгадка "идиотских" крепостей оказалась проста и великолепна. Китайцы не произносят звук "р". Слово "folly" обозначало не глупость - оно являлось искаженным словом "форт".

И вместо "Голландской глупости" со стройной легендой мы имеем "Голландский форт", "Французский форт", "Форт Нэпир"... После такой замечательной фальсификации меня уже сложно удивить случаем, когда серийный убийца превращается, из-за японской огласовки, в прекрасноокую персиянку... то есть прекраснобородого перса Кира, он же Куруявауш.

А вот они, будни историка.

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -

12:03 

Ты много сделал для войны, когда смотрел со стороны...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Фандомная битва - если есть на свете явление, что от меня так же далеко и непонятно, то это полный текст Библии. Посмотрев слегка округлившимися глазами на список фандомов и их визиток, я понял, что из всего этого великолепия я хорошо знаю от силы десяток, а интересуюсь в данный момент вообще одним-двумя. При всем своем фанатизме от Звездных Войн, от Айзекса с Карлайлом, от Милорда - я не только не смог бы участвовать, я как-то плыву по поверхности, не могу понять принципов этой самой Битвы, и меня что-то в самом ее названии неуловимо смущает.

Фандомная Битва - битва фандомов, выбор лучшего произведения кино- и литературного искусства, - в таком значении обречена лишиться смысла, потому что невозможно выбрать лучшее произведение из принципиально разноплановых, поднимающих разные идеи, использующих разные приемы для их донесения. Если же речь идет о фандоме как о коллективе, то это можно понять, но в таком случае я для себя предпочитаю выбирать наиболее интересное произведение, а не творческую группу других поклонников этого произведения. А есть вещи, по которым не так-то просто измыслить фанфикшен, хотя сами по себе они хороши и прекрасны.

Вот Once Upon A Time - там не ахти какие выразительные герои, довольно неплохой сюжет, но гениальность авторов заключается в том, что такую большую галерею идеи мало кому удавалось слепить. Главная проблема сериала поднимается не раз и не два, а раз двадцать пять, в отношениях между многочисленными родителями и детьми, иллюстрирует десятки жизненных случаев. Второй фактор, влюбивший меня в сериал - Роберт Карлайл, но... Скажем так: пока единственный по-настоящему проработанный и интересный персонаж канона ходит в таком виде, как Румпельштильцхен - доброго фикшена мне не вообразить. Тем не менее, сериал мне положительно мил. Уютный он больно, без монстров, без гадости, с Карлайлом...

А что до Звездных Войн и Властелина Колец, то для меня они - классика. И прелесть Войн в том, что, несмотря на миллион неточностей, тысячу ляпов, сотню неувязок и десяток разноликих близнецов, Я ИХ ВСЕ РАВНО ЛЮБЛЮ. Потому что в них и ляпы - не ляпы, и ошибки - не ошибки. И я всегда буду их любить.

Без Фандомной битвы.

@музыка: Алькор - Мы приходим извне

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -

23:29 

О, великие!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Когда я говорю или пишу что-нибудь типа "Как мы посидели в кафе с юзером Триначандра" или "Как я кормил дыней юзера Psychoinsomnia и радовался, что ей известен Lesiem", у меня возникает странное чувство. Такое же, как когда герои разной степени бессмертности вспоминают за чашкой напитков разной степени крепости: "Как мы ездили на турнир с королем Артуром" или "Как мы обороняли Нарву с Карлом XII"...
Это чувство, впрочем, не отменяет другого: посидели мы с обоими юзерами приятно.)

@музыка: Lesiem - Veni Creator Spiritus

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

17:47 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Кровь Христова, кого я вижу! Эстет Тобиасович, чертовски рад видеть столь известного в фандоме человека. Полагаю, Вы ко мне из-за Карлайла? Его у меня точно будет много.)
Я сомневаюсь, что есть на свете фото Роберта, которого у Вас еще нет, потому Вам ящурки.

@темы: - Ваша покорная Ртуть -

17:10 

Я пятым был на том проклятом насесте...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Если я захочу вызвать привидение, то в долгую, темную и страшную ночь кануна Дня Всех Святых я успею принести в жертву черного петуха, черного козла и черную кошку, нарисовать по линеечке красивую пентаграмму, расставить свечечки, намазаться кровью младенца и прочесть Отче наш задом наперед, а "Dies Irae" спереди назад. У меня даже останется большой кусок ночи, чтобы с квадратными глазами и воплем побегать по всему Ленинграду, спасаясь от вызванного.

Если я захочу найти клад, то я успею пропеть три десятка заговоров над погостом, вычислить нужное место, переждать нападение гоблинов-охранников, поседеть и выкопать тупым заступом многотонный сундук. Возможно, мне даже хватит времени перетаскать домой хоть половину добра из этого сундука.

Если я захочу сорвать на удачу цветок папоротника, этот славянский Феликс Фелицис, то я успею в ночь на Ивана Купалу разостлать на полянке священную скатерть, очертить вокруг себя круг освящённым ножом, окропить папоротник святой водой и помолиться.

Но степень неуловимости всего вышеперечисленного меркнет в сравнении с комментариями к посту для набора от портретиста Тот чувак из того кина на нежно любимом мною сообществе "Психологический портрет", открывающимися на СЕМНАДЦАТЬ секунд! Глубокоуважаемый портретист, Вы - червона рута, Вы - четырехлистный клевер! Шансы стать к Вам на очередь примерно в десять раз меньше шанса найти цветок папоротника!

Я к Вам еще запишусь, еще бы я не смог к Вам записаться, но увы - пост на сообществе, где господа художники слова предупреждают о новом наборе, играет нам, скромным просителям, и на руку, и против. Сегодня я опоздал в набор ровно на 2 (две) секунды. Но я все равно благодарен администрации за этот пост - иначе мой шанс уменьшился бы еще на порядок.

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

16:48 

Господин из Сан-Франциско

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Времена мореходов под воду ушли,
для историков стали усладой.
Мы благие намеренья сами сожгли -
и теперь нам не выйти из Ада.
Мы забыли свои имена в суете,
расставаясь поспешно с причалом,
Круги Ада плывут, и круги на воде
разбегаются пенно и ало...
Заколоченный в цинковом гробе мертвец,
шумный праздник гремит где-то близко...
Через гарь и пожар возвратят наконец
неприкаянный труп в Сан-Франциско.

Жалобно стонут реи.
Здесь каждый второй - иностранец.
Ясные всем потери
Обещает Летучий Голландец
холодом.

В те века ни один, самый дерзкий, пират
на борту своем труп не оставит -
под зеленой водой начинается Ад...
В трюме лайнера Ад уже правит.
Волны гулко рычат - красноухие псы, -
зло терзают корабль за горло,
а покойник ведет его вдаль под уздцы,
словно айсберг, степенно и гордо.
Под ногами у нас похорон водных ждет
обездушенно-серое тело.
Мы танцуем на палубах; ветер несет
запах гнили, уже застарелый.

В тусклой стене тумана,
Слизь блестит на бортах, как глянец,
Темный скелет обмана,
Кружит Летучий Голландец
коршуном.

Смерть, лопатки костлявые выпятив, ждет:
размахнуться косой места нету.
Вереница покойников строем идет
к затуннельному мутному свету.
Пусть мыс Горн далеко, капитан - рыжий черт,
и корабль, не знающий риска,
никогда пассажиров своих не вернет
в темный город Святого Франциска...

Мчится к своей могиле,
Как в страшный бой - новобранец,
Под светом живого мира
Лайнер - Летучий Голландец -
в зареве.

@музыка: Lesiem - Lacrimosa

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - Стихохтонь -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

22:08 

Нам всем красота - отрада для глаз, но вечно она не сияет для нас...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ноосфера шутит со мной и надо мной. Она смеется вместе со мной над милыми юношами, она соединяет с моими пути приятных и нужных мне людей, но как только я смею просить ее - почти что молиться, складывая руки и склоняя голову - как она заливисто хихикает там, наверху. И включает мне квест - найди нужное сам.

Полтора года я пишу роман, полтора года один из моих главных героев растет, как дичок, имея сложные ветвистые корни. Чуть меньше этих полутора лет моя любимая подруга рисует мне и этого персонажа, и других. И вчера ноосфера руками слепой матери подкидывает мне фотографию человека, вроде бы уже обсмотренного со всех сторон. Абсолютно идеально, на все сто % подходящее к моему образу - образу, уже замученному частыми сменами цвета глаз и волос.


Ну правильно, Роберт Карлайл, три месяца назад увиденный второй раз в жизни. Три месяца назад я впервые узнал имя "того рыжика из Эрагона". Где-то тут был дикий вопль: НУ ПОЧЕМУ ОН ТАКОЙ ИДЕАЛЬНЫЙ?!!

Думаете, муки творчества на этом кончаются? У меня появился совершенный образец чистейшей прелести - казалось бы, бери и описывай. Но муки творчества только начинаются.

У меня три ключевых персонажа. Для всех есть образцы: одного пишем с Карлайла, другого - с королей династии Габсбургов, третьего - с Людвига Баденского. Этот набор означает, что даже если с цветом глаз и волос я определился, то передо мной стоит, как Изенгард посреди степи, задача словесно описать не_человеческую красоту. То есть красоту, измеряемую в альтернативных мерках - все трое не могут быть Аполлонами и Адонисами, они одновременно и красивы, и некрасивы.

Роберт Карлайл - в полном смысле слова не человек, а существо. Понятно, что его Румпельштильцхен - существо, это априори, но и мистер Голд, его человеческая форма, тоже сильно далек от канонов красоты. Тем не менее, в отдельных кадрах он поистине прекрасен, как и сам Карлайл в чистом виде. Вот как на фото в начале поста. Ракурсы, ракурсы, все делают ракурсы и освещение. Гитлер Карлайла, местами похожий на Гитлера, местами - не похожий, местами - откровенно демоничный; людоед Карлайла, с его безумными глазами; простые парни из первых фильмов Карлайла, выглядящие совершенно простыми парнями; Румпельштильцхен и Голд, две стороны одной инопланетной медали...
Как описать его "интеллигентную", тонкую, странноватую красоту, местами переходящую в настоящую жуть?

Габсбурги - династия, известная уродливыми правителями с чересчур длинными носами, выпяченной "габсбургской" челюстью и высокими лбами. Мой герой похож на более ранних представителей, у него нормальная челюсть, но, без сомнения, весьма длинный нос и очень высокий лоб. Внешность Габсбургов - аристократизм и утонченность, гипертрофированные, гиперболизированные аристократические черты, дошедшие до абсурда. Вырожденная породистость. Там не осталось никакой красоты, но это лица прирожденных дворян, королей и герцогов с прозрачно-голубой кровью.
Как описать изощренный аристократизм этих лиц?

Шарль Круа, лишенный портрета - аристократ совсем иного толка. Его лицо не должно быть настолько гротескным, напротив, он вправе быть весьма красивым, но тоже не как Брес. Он не должен быть космическим существом, как Карлайл, но и человеческая красота не подходит. Круа - хамелеон, отношение к его внешности зависит от отношения к нему самому. Первое впечатление он создает неприятное своим брюзгливым выражением лица и презрительным взглядом, если узнать его получше, то покажется красивее, ну, а если не узнавать, то можно и посчитать его почти уродливым. Сложная смесь красок.
По ассоциации с ним вспоминается актер, создавший весьма уродского агента Смита в Матрице и прекрасного Элронда, настоящего эльфа, во Властелине Колец. В Элронде - аристократизм, заменяющий красоту. Он и не покажется писаным красавцем - но с ролью нечеловека, существа с альтернативной внешностью, он справился идеально.

А я - жалкий, скромный автор. Я все это должен выписать. Причем совсем не в таких словах, как здесь, где все по полочкам, а на полутонах, взглядах и проблесках. Сложно? Нееет, это не сложно - я уже роман написал, я уже горы информации свернул. Лучи самоубеждения.

(Но иногда вспоминаются те, кому хватает написать "Он был нечеловеЦки красив, у него были глаза ХХХ цвета, волосы были YYY цвета, а кожа была ZZZ цвета", и кто на этом упокаивается в охапке лавров. Да, я читал "Фантастические Таланты Самиздата", чтобы не повторять их ошибок.)

@музыка: Lesiem - In Taberna Mori

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

10:27 

Чертовщина с сатанизмом

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Где-то тут был громкий глас вопиющего: Сатана милосердный, ну почему я такая бездарность, которая не умеет даже сцену доваять из черновика?! Ну дай ты мне ее слепить хоть как-то, и я упокоюсь! Но глас потерялся при пересылке, и его тут нет.
***

Подумалось, что, поминая раз за разом Дьявола, я всегда имею в виду разные его образы. У меня их море, и все меняются в произвольном порядке.

Когда я говорю "Дьявол подери", то обычно имею в виду классического такого Сатану, от которого инквизиция очищает огнем и молотом. У которого за спиной Ад и все дьяволы, который властвует над смертными грехами и пороками, да и сам чудище обло. Рога и копыта прилагаются.

"Сатана милосердный" имеет прямо противоположное значение: это Сатана печального и утесняемого образа, эдакий Мелькор с изломанными крыльями, бледным лицом и скорбными глазами. Страсти дьяволовы ничем не легче страстей Христовых.

Простое "О, Сатана" отсылает меня уже к бытовому образу Дьявола - к домашнему черту, вредному в быту и совсем непафосному. Ну, а что еще скажешь, видя разруху и упадок? Я на дух не переношу пафос, а всякий Сатана им страдает, как Увечный Король - бесплодием.

Все остальные выраженьица, типа "Спаси Сатана и сохрани" не являются ничем, кроме легкой христианской хулы. Подлинная и глубокая моя вера в ноосферу пусть останется поглубже - не могу же я говорить "Спаси ноосфера".

@музыка: Lesiem - prudentia

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

23:04 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Эра милосердия, здравия желаю!
Волки и вороны

Бабочки
Откуда - понимаю, а вот чем привлек?)

@темы: - Ваша покорная Ртуть -

15:11 

Фраза идет в роман, а мальчик, увы, к Дьяволу

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Исстрадавшись от маслянистого репеллента, я удовлетворил свою тягу к аромату гвоздики посредством покупки напитка с тем же запахом. Сильногазированного. Дьявол милосердный, оно шибает гвоздикой в нос.
***

Люди во времена стародавние писали вот так:


Люди, чуть более простые нравом, писали немного иначе, например, так:
"Нет, ближайшие сердцу моему, вы щастливы, ибо обитаете в благославенной России и дышете ее воздухом. А вашему другу дано испытать весь свет и всё во оном. И когда возвращуся к вам, тогда услышите изподленника. Нет, дражайшие, заклинаю вас нашем свещенным союзам дружбы прохладить пылкость вашу в иследовании других народов. Я испытывал, видел, испытываю. Еще и вижу. Но! Зачем – спросите. Затем, мои милыя, чтобы лутчи цену дать моему отечеству."

Тем прекраснее становится вдруг, совсем того не ожидая, увидеть, как изрекает нечто в подобном же стиле современный человек. Но, увы, происходят эти знаменательные случаи не по старанию - а по незнанию, увы. "На мой взгляд герой олицетворяет собой опытную хитрость, которой он может вершить разного характера дела." - дословно пишет милый юноша. Милого юношу хочется два-три раза смачно прижать к монитору за пошлость - но милый юноша способен изречь фразы, над какими я бился бы многие часы, выстраивая синтаксис, легко и от всей души.

XVIII век проникает в умы не спеша. Мой удел Сальери - шлифовка и чтение Ратманова вперемешку с Радищевым, а мальчик, хранящий 25 тысяч хентай-картинок в своем компьютере, как Моцарт, произносит чудные фразы. Завидую!

@музыка: Lesiem - Caritas

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

19:16 

Бульканье быта в ушах

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Есть в жизни два таких удивительных правила:
1. Дети должны забывать;
2. Взрослые должны снисходить.
Потом они совмещаются, и детям остается только лезть в петлю.

Оба правила были проиллюстрированы одной мадам, забежавшей к нам в гости на неделе, и ее реакцией на мой монолог о моих страстях, которых не становится ни больше, ни меньше. Мадам начала с того, что долго возмущалась отсутствием в нашей жизни контакта с социумом, приглашала нас на выставку, но, увы, запамятовала и имя автора произведений, и их жанр. Затем спросила возмущенно:
- Чем же вы живете?!
Мы рассказали. И показали.

Мнение мадам свелось к двум вышеназванным пунктам: я - увлеченный какой-то оторванной от жизни чертовщиной ребенок, а мать снисходит к этим моим увлечениям. И когда я вырасту, увлечения эти пропадут под натиском реальной жизни.

Собственно, первое правило в своем мистическом виде приходит к нам из классической литературы - из авторских сказок. Такая разновидность архетипа: ребенок, обладающий магической способностью, утрачивает ее в процессе взросления. Эдакое отсекание связей с потусторонним миром, в котором обитала душа ребенка до рождения, потеря последних способностей оттуда. Вещь легко объяснимая, но знаете - ужасно, ужасно беспросветная!
У Памелы Трэверс младенцы, некогда умевшие разговаривать с птицами, быстро становятся "обычными младенцам", агукающими и слышащими лишь чирикание.
У Филипа Пулмана героиня, пользовавшаяся магическим прибором алетиометром (один из самых полезных артефактов, что я помню из всей подростковой литературы, кстати!), теряет навык, становясь старше.
Они взрослеют и выходят из сказки.
Питер Пэн - обратный пример. Он не взрослеет, и этому обоснование подобрать куда сложнее, чем процессу потери подсознательных навыков: жизненный опыт должен накапливаться, уму-разуму должно прибавляться.

Напечатал предыдущее предложение, и мысль сформулировалась сама собой: названное мною правило подменяет процесс взросления процессом утраты детских положительных качеств. "Взросление" означает "Потеря умения видеть то, чего не замечают окружающие".

Второе правило вытекает из первого: став "взрослым", т.е. лишившись следов потустороннего, мы должны начать смотреть на ребенка, еще цепляющегося за иной мир, с равнодушным снисхождением, делать вид, что нам интересны его порывы. И еще нам следует незаметно обрубать все эти ниточки, макая ребенка носом в реальность, далекую от сказок.

Итак, два правила, которыми руководствуются многие родители вокруг нас:
1. Ребенок должен терять навыки творчества, терять увлечения, терять стремления и становиться взрослым, утопленным в быт по самый гипофиз.
2. Этот взрослый должен выталкивать эти навыки из своего ребенка, утягивая его в быт следом. На подсознательно-архетипичном уровне - отрыв от нереального мира, из которого все мы родом, и становление биомассой мира реального.

Это было бы смешно, когда бы не было так часто.

И еще анекдот, под занавес:
Приходит еще одна мадам, такого же возраста и толка. Спрашивает:
- Что это за картина у вас на стене? Вот, по центру?
А там - большое полотно маслом - снегири, снежок, рябина... Под ним - портрет профессора Снейпа. В файлике, на булавках, без рамки. Я и говорю:
- Картина - профессор, вы его вроде узнаете...
Мадам, оскорбленно:
- Профессор - это картина?!

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Олья подрида -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -

18:37 

Редактор из Ртути ситховый

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Внезапный звонок - и выстраивается некоторый дедлайн. Дедлайны у нас все равно никогда не укладывались в срок. На меня легла редактура двух монументальных трудов: моего собственного, имя которому "Живые души", и книги, сопровождающей публикацию дневника Макара Ивановича Ратманова, лейтенанта "Надежды".

Мой увесистый роман состоит на данный момент из двух частей, первая из которых поделена еще раз напополам, в плане-наметке третья часть. Редактура, помимо выверки деталей (а деталей в нем, как говорится, тысяща и еще раз тьма), включает в себя сокращение элемента фэнтези в тексте и выдвижение на первый, самый-самый первый план реализма. Так как все части поделены на двух-трехстраничные сцены, в каждой из которых небольшое количество персонажей, вычитка по сценам крайне удобна, но немало сцен еще требуют пройтись по ним как с кистью для зачистки шероховатостей, так и с решительными острыми ножницами. А уж их переставление и тасовка - врагу не пожелаешь выверять порядок и соответствие деталей по критерию "раньше-позже". По сравнению с косметическими работами само печатание текста и слежение за характерами героев - не трудно.

Образно говоря, сейчас текст имеет вид уже не расползающихся бесформенных листков, резаных-клееных-шитых-мятых, а толстой рукописной тетради. Но до момента становления ровно обрезанным плотно сшитым томом в свеженькой обложке ему ох как далеко. Хотя я кончиками нервов ощущаю, как куски бумажной плоти подтягиваются и прирастают друг к другу, образуя, как политые мертвой водой, цельное тело. Скоро оно оживет и зашевелится.

Ратманов же - совсем, совсем другая ситуация. Это и так живой текст, живой, как рой пчел или муравьев, свободный, природный, старинный, с крепким настоявшимся запахом XVIII века. Главы - комментарий к нему, общая характеристика кругосветки и, что самое прекрасное, подробный анализ стилистики дневников. Самих дневников три - корабельный, неоконченный личный и "приглаженный" список с корабельного, из которого убрана часть экспресии. Но сам по себе текст - кладезь, неисчерпаемое богатство выражений, оригинальнейших грамматических ошибок, приемов сложного синтаксиса XVIII века и подробных данных, актуальных для изучения хода экспедиции. Мой источник вдохновения, впервые оцифрованный с ксерокопий рукописи.

Нам нежданно-негаданно предложили публикацию, и теперь задач стоит две: дочистить главы, перечесть дневники, сравнивая с ксерокопией, и к Новому году иметь готовый текст.

Что до "Живых душ", то до восстановления зрения матери я читаю сцены вслух и стремительно выкорчевываю свет из геройских глаз, сцены сражений меняю на явления науки, а кругосветка гибко покоряется втаскиванию ее в сюжет. И пусть мир подождет.

@музыка: Qntal – Am Morgen Fruo

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

21:13 

Хряпнем еще по шмули да затянемся

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мое регулярное питание в дни июля состоит из дыни и еще раз дыни. Помимо того - штабель молока на столе (двадцать пять-тридцать коробок, точно не считали), да первые-первые ведерки черники. За дынями ходили крестовым походом. На один из видов дыни скидка в супермаркете, но виды перемешаны и одинаковы, но азиатки-кассирши отличают, на что скидка, а на что нет, на глаз. В дождь, в холод, в жару - супермаркет и лес, лес и супермаркет. И к кассиршам-блондинкам со славянскими лицами.

Я хожу в легком индийском платье, с якутско-индейским колье на шее, с гватемальским пояском и с дурацкой розовой заколкой в волосах, ощущая себя лицом столь же непонятной национальности, что фельдмаршал Круа: полуфранцуз-полунемец-полуавстрияк, а так - потомок Аттилы.

обоже, я складываю лапки на причинном месте, как фюрер, на которого так любят ссылаться наши мальчики

Прохожу мимо родной площадки и замечаю старые, но широкие и большие качели цвета слэшерской ориентации - единственные в районе, где помещается моя... та самая. На всех остальных больно ножкам. Эх, хде мои пятнадцать лет! - кидаюсь на качель с боевым криком, роняя пояс и колье и ощущая свежий ветерок вокруг интимных частей тела. И качаюсь вусмерть, как дите малое, рискуя оторвать качель к чертям от перекладины, потому что ветерок ударяет в мозги, а вокруг бегает какая-то малышня, косящаяся на меня, как на умалишенного. Нет, я не такой ухарь, на самом деле, я не поубиваю детей, но припадок счастья - это по-нашему!

А дома штабель молока над штабелем дынь (не обрушатся ли ножки стола?), на стене картина - подарок любви всей жизни, а в тексте "Живых душ" творится такая шмуль, что хочется срочно переписывать половину романа.
И еще: удавите меня Булгаковым, но я хотел бы услышать, как хромой Сатана-Карлайл-мистер Голд, сияя дьявольщинкой в глазах, обещает:
- Вам отрежут голову. Русская женщина, комсомолка... Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже разлила. Так что заседание не состоится.

@музыка: Вархаммер, почему ты такой симфонический?

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

20:15 

Черничное

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Репеллент пахнет гвоздикой (обожаю этот аромат!), оставляет жирные пятна на тыльной стороне ладоней, а пальцы я мазать и не рискую, чтобы не испортить ягоды. Черничные кусты мокрые, как мыши, и первая же попытка отогнать комаров гвоздичной мазью не увенчивается успехом просто потому, что об кусты репеллент СТИРАЕТСЯ. Я плююсь, решительно ныряю в куст как я есть, вместе со школьными штанами и камзолом, затаскиваю туда же ведро для черники и начинаю петь военную песню.
Под веселое "И первый маршал в бой нас поведет!" я вылезаю из по-прежнему скользкого куста, отыскиваю новый, снова тону в нем с головой, а пахнет там гнилым деревом, дождевой водой и подавленной мною-слоником ягодой. Перед носом летает комар, мечтая укусить меня в глаз, достойный ученик Гвидона... А в Гвидоне не Гвидион ли аукнулся? Черт, по ноге ползет червяк. Затягиваем новую песню, вспоминая пушкинских девок, которые пели, чтобы ягоды в рот не кидать, и пальчиками считаю сантиметры до края ведра. Пустые сантиметры. Завтра в лесу будет суше, если повезет, и пока мать в легкой майке плещется в кустах с великим наслаждением, я морщусь и двумя аристократическими пальцами одергиваю черный камзол в цветочек.

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

21:15 

ДА быту и НЕТ пафосу

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Как нас вставило,
Как нас вставило,
Как нас вставило, Боже,
Как нас вставило,
Как нас вставило,
Чтоб вас так вставило тоже...
Тикки Шельен

Вот он, домашний семейный флуд. Никаких интернетов, зеленый лес, мешок мороженок, покой и мир Земли Обетованной.
И вот они, выводы, сделанные во время милой прогулки с родной матерью до магазина [за новым мешком мороженок]:
1. Святой Грааль дает бессмертие. Царская водка кому-то дает пьянку, а всех остальных убивает. Если из Грааля пить царскую водку, что будет? Нейтрализация, ясен пень. Мораль: Святой Грааль содержит щелочь.
2. Святой Грааль поставляет вино и пищу в неограниченных количествах. Но он этого не делает в присутствии нехороших людей, редисок. Если он будет поставлять вино окружающим его святым хранителям, то в итоге они перепьются и по всем заветам будут считаться нехорошими людьми. Вывод: Грааль аннигилирует.
3. Кровоточащее Копье протекает кровякой, как испорченный кран. Если мы будем хранить его в пафосном замке, то придется либо бегать вокруг него с тазиком и тряпкой (а тазик быстро переполняется), либо сделать для него отдельную канализационную линию. И для устрашения близлежащей деревни потечет кровавая река. Вывод: чините краны.
4. Если взять клан голодных вампиров и Кровоточащее Копье, то никто не уйдет обиженным. Кровь Христова придется по вкусу самому взыскательному вампиру. Но если приобрести на Копье монополию, то кровь можно загонять вампирам по высокой цене. Вывод: кормите ближних своих.
5. Если башни Замка Грааля стеклянные, да еще и вращаются, то, Сатана милосердный, какую мизерную часть личной жизни ее обитателей не увидит всякий Персеваль?! Вывод: Замок сделан ненаходимым из-за вуайеристов.
6. Мидхир - не чета своему коллеге Аиду, он потомство любимой женщины проклял до седьмого колена и задавил гейсами, НО! Профессор Снейп все равно выглядит как настоящий Мидхир. И он тоже задавил контрольными потомство любимой женщины.

Отсюда мораль: Бытовуха правит миром!11!! Беспощадная и стремительная война пафосу!!!111:vict:

А еще мать мучает свои кусочки сердолика. Вот так:

Идея сделать паука обернулась изготовлением натуральной такой, красненькой, сытенькой лосиной воши. Даже если ему еще пару ног добавить, эффект, увы, не стирается.

@музыка: Канцлер Ги - Дурак

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

16:30 

Мерзкое стекло

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Я - по рождению Близнецы. Нижняя планка Близнецов, уже почти что Рак. Это все так условно, так условно, что я никогда и не задумывался даже о реальных, более-менее надежных звездных данных (недавно был принужден их изучить), но по самоощущению я с детства был скорее сдержанным Раком.

Матери, правда, помнится, что в детстве я был весьма упертой и гадостной тварью, о чем она не упускает случая мне напомнить, хотя и в более литературных выражениях. Я делаю стандартный покерфэйс, потому что с того момента, с какого себя помню, я замкнут, весьма труслив по отношению к широкому миру, нахожу самый большой комфорт на родном диване (=в раковине отшельника) и никогда не помышляю о путешествиях. Я не избалован общением, но мой Главный Жизненный Идеал - постоянство и стабильность. Которых у Близнецов меньше всякого.

Но есть у Близнецов еще одна классическая способность, найденная мною у себя только когда я начал общаться в письменной форме: умение подстраиваться под манеру собеседника, разговаривая с каждым именно в таком стиле, как тому ближе. В живой речи я бы и не отследил этот признак - больно мало у меня живого общения. И вот сейчас, выводя от руки письма всем моим драгоценным людям, чувствую, что, как ни старайся, а каждое письмо звучит совершенно по-своему, в духе того, которому служит ответом.

Так что, Рак-не Рак, даже с Главным Жизненным, я все же зеркало.

И секунда самолюбования:
Утром стихи пишу, вечером прозу,
Ставлю героев я в разные позы.
Лет через сто Интернет весь узнает,
Что Мыслящей Ртутью меня называют.


Бессмертная классика.

@музыка: Warhammer 40000. Всякий.

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Стихохтонь -

16:21 

Молебны-псалмы

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Нашли на скамейке Библию.

Этак запросто - валялась на улице раскрытая книга, толстенная, в плотной красно-золотой обложке. Ее швырнули с такой силой, что обложка частично оторвалась, как будто это любимая вещь только умершей тещи. Никому не нужна, так почему бы атеистам не дать ей политическое убежище?

Есть у нас женщина-свидетельница Иеговы, она лет двенадцать изучает Священное Писание в издании in-octavo, уже все глаза посадила. Подарим Библию ей, починив обложку, а пока я без особого наслаждения читаю родимый Ветхий Завет и пишу слегка недовольные стишата.

В Твоих глазах мы котята Божии,
Котят ведь можно топить и жечь.
В саду Эдемском недолго пожили,
Теперь у двери пылает меч.

В Твоей квартире мы все у плинтуса,
За половицей - до лучших дней.
Не все же люди такие свинтусы,
Хотя ты - Боже, тебе видней.

В Твоей земле копошатся демоны,
Когтями режутся сквозь асфальт
И обещают, что непременно мы
Узрим не Рай, а лишь дантов Ад.

...А Ад не Твой.

@музыка: Тэм Гринхилл - Алкоголическая

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Стихохтонь -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Активация личного бредогенератора -

13:45 

Зрячие дети

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Меня узнают на улицах. Нет, не то чтобы меня, как некоторых, стремились замести в родной военкомат, провоцируя беготню по улицам в мокрой майке, но пройти до магазина без встречи с совершенно незнакомыми блондинками, брюнетками и шатенками стало вдруг невозможно.
После выпускного замираю около метро; там стоят и курят две девицы не самого презентабельного вида: чересчур блондинистые, чересчур украсно украшенные.
- Кира, привет! А мы из школы, что была у вас год назад расквартирована. Ты нас помнишь?
Я с трудом вспоминаю, что да, была такая школа вообще...
- Девочки, я вас в глаза не видел. Ни разу.

Иду по лезвию бритвы - мимо собственной старой школы. Навстречу - еще две девицы [почему они всегда ходят парами?].
- Кира, привет! Как дела? Давно не виделись!
Я уже даже не выдавливаю из себя "Вы хто?!", я дежурно говорю, что дела великолепно-отлично-замечательно [что правда], и ухожу.

Из тихого зеленого сквера раздается вдруг грубый вопль:
- Кира!
Я осторожно посматриваю сквозь кусты: о господи, это существо, сидящее на скамейке, когда-то било девочку старше себя на год, измывалось над ней, отбирая вещи, и гордилось своей молодецкой силищей. Теперь оно пространно рассуждает о начале половой жизни. Спаси меня Сатана.

Они узнают меня, как я узнаю Профессора в любом гриме и в любом фильме. Они отличают меня в толпе, как я отличаю знакомых и любимых королей и фельдмаршалов среди моря гравюр. Они знают мои имя, отчество и фамилию, как я - список титулов Шарля де Круа. Неужели я сам для этих девочек имею такое же значение, как для меня Шарль?!

С короткими я волосами или с длинными, с косами или хвостом, в очках или без, в пиджаке или в майке меня узнают незнакомые дети.

Мне это не нравится.

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -

18:10 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
От меня уходят люди. Как в Стронгхолде, когда уровень популярности ниже пятидесяти баллов. Мне грустно и немного обидно, потому что меня в самом деле волнует, чем же я не угодил и почему от меня отписались.

@музыка: С.Прокофьев - Бал (Ромео и Джульетта)

@темы: - Всемирная Сеть -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Ваша покорная Ртуть -

20:55 

Отчаянный пафос

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Скоро по дневнику я стану отслеживать нелегкий путь творца - по глухим старым локусам, пройденным запыленными ногами, по обжитым за долгую стоянку домам на перепутьях, по пустым и людным дорогам да по лесам потустороннего мира.

Конечная станция все равно - инфернальный Петербург. Нет словосочетания, за которое я бы так цеплялся. Инфернальный, высвеченный тускло-зелеными ртутными фонарями, контурный, мертвенно-живущий какой-то своей жизнью, в тонких материях. Петербург чуждой ночи, ПетроградоЛенинград моей памяти. Все тобой начинается и тобой кончается.

Я хочу рисовать картину, раскладываю на палитре краски, обмакиваю кисть в густой цвет, роняю капли на бумагу. Хочу нарисовать проклятое полотно так, чтобы оно лучилось насыщенным цветом, приглушаю тени, вывожу абрисы, бросаю в глаза плакаты двадцать третьего и прожектора сорок первого. Полотном моей мечты была панорама, широкий Невский трезубец, омываемая холодным морем, овеваемая лютым ветром Стрелка, златой шпиль библиотеки и металл армиллярной сферы.
Неверно. Потому что я - не художник по натуре.

И, отбросив к Сатане лирику, анализировать-анализировать, единственное, что я умею. Мне необходимо довести картину до совершенства, все равно - мытьем или катаньем, замысловатыми вычурными деталями или лаконизмом. Мне нужно создать инфернальный Петербург, и пусть это считается целью.

И единственный материал, которым я располагаю для раздумий - два стихотворения, начало и конец моей работы, квинтэссенция мысли, от которой в моем воображении и рисуется такой город, какой необходим.

Для моего двадцать третьего:
...Ленинград!
Я еще не хочу умирать!
У меня еще есть адреса,
По которым найду [мертвецов] голоса!
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...


Для моего сорок первого:
Асфальтовые реки пересекая вброд,
Я вижу, как за мной на пол шага бредет
Моя смерть.
Бредет за моей спиной...
Покупая хлеб к семейному столу,
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...
Город полон озябших людей,
За ними протекают вереницы смертей,
Их много.
За каждым из людей своя...
За месивом дождей, фонарей, кутерьмы,
Холодное дыханье наступающей зимы,
И где-то
В сыром тумане потерялась я...


Блокаде достаточно черной туши на белизне бумаги.

Вот самое-самое главное, филигранное:
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...

и
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...


И это - картины. Это - не мое красочное полотно, что я неумело вырисовываю мягкой кистью, это штрихи карандаша, это пятна туши. Это, если подумать, дверная цепочка и серая паутина. Это ничто и все. Это человек ждет ареста, шевеля, глухо, чтобы не звякнула, тяжелой железной цепочкой, слушая гулкие шаги на пустой ночной лестнице, это еще есть хлеб в магазинах, но тень голода уже крадется за нами, скоро он выползет из паутины и потянется членистыми лапами, скоро придет зима 41-го...

К черту батальное полотно, к Сатане палитру! Моим бытовушным миром правят детали, создающие портрет эпохи, а эти песни созданы Деталями! Отличить деталь от Детали - задача, решение которой принесет мне покой. Это сложный кеннинг, многоступенчато свернутая данность, увеличивающая, как лупа, ту Деталь, что тянет за собой ряд понятий и ассоциаций. Дверная цепочка - кандалы - аресты - давящее ожидание... Образы, сложенные, как матрешка, в единый образ - маленький, но звучный.

Преобразуя все вышесказанное в казенные слова цели, я получу стройную формулу: Я должен находить в тексте не в меру патетичные сцены, раскрашенные чересчур яркими красками, и сворачивать их до четкой, понятной, небольшой Детали, которая повлечет за собой, как нить, раскрытие всех остальных образов. Именно такие "несвернутые" сцены и зудят где-то на краю сознания, засаживаясь, как заноза, "бьют в висок" и "наблюдают" исподтишка. Мандельштам вплелся намертво, обвил кандалами, Tower Rowan показали блокадную зиму в чистоте ее безжизненной белизны, инфернальный Ленинград то встает, то осыпается черными контурами.

Я нашел свою главную задачу.

И это одна из самых редких в моей жизни тем, где я не скрываю пафос, где не зажимаю патетику. Это - жизнь моя, душа, сердце. Юмор не пробьется через восторг.

А задача сложная.

Вы меня понимаете, друзья мои?

@музыка: Tower Rowan - Веселая покойницкая

@темы: - Всемирная Сеть -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - И все-таки трава - наркотик -, - Песенное -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная