Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - чернильница в ужасе - (список заголовков)
22:23 

Играя автором

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Немного усложнил себе задачу, изменив подход к методике: перешел с системы базовых фраз при подготовке сцены к базовым словам. Убедился, что это не просто, потому что мышление у меня скорее деятельное, чем описательное и фактологическое, оно живо откликается на систему опорных глаголов, а не существительных. Однако у этой попытки есть свои плюсы, например, она дает возможность сконцентрироваться на детали.

Все просто: берем лист, на котором привыкли разрабатывать план, и пишем, что можем увидеть в нужной сцене в установленной обстановке. Исходя их этого, можно выстроить более интересную концепцию и даже создать практически из ничего конфликт: достаточно слегка переменить обстановку, и в сцену моментально прибавляется жизненно ей необходимая перчинка и солинка.

Раньше же основной моей методой было первоначальное создание списка действий героев. Когда действий начинало не хватать, я сидел в ступоре и пытался их изобрести - так и получаются пустые сцены, наводненные ненужным копошением автора. Но составить список верных движений было гораздо проще, чем список тех физических тел, которые должны находиться на своих местах.

Кстати говоря, в работе я испытываю странное ощущение компьютерной игры. Вот только это не я пишу, как в игре, кастуя спеллы и фаерболлы, а сам ощущаю себя героем игры, проходящим труднейший квест на минимуме ресурсов. Я не могу позволить себе шаг вправо-влево, не могу воспользоваться ни одной плюшкой, "жизнь" у меня одна и на нуле, а трудность квеста высится с каждым шагом. И я прошел бы по острию ножа, но ведь задание я усложняю себе сам!

Мой текст играет мной, как героем. Но не дай я ему в цепкие руки джойстик, клаву, мышь и несуществующие гигабайты системы, мне нечем было бы наслаждаться.

И еще кстати: секс в произведении действительно играет роль катализатора. Делается это так: я придумываю сцену, в которой хотел бы видеть секс. Сочиняю обоснование для секса. Потом принимаю за данность, что секса в сцене нет и не будет, и у меня остается новая идея, сексом совершенно не окрашенная. Самое главное, чтобы он вовремя был отброшен за ненадобностью.

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

22:50 

Прелесть

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
В прямой связи с предыдущей записью о пользе самоограничения, умеренного литературного поста и молитвы Сатурну скажу, пока не забыл: ОУАТ мне нравился до тех пор, пока всесилие Румпельштильцхена не подошло к абсолюту слишком близко, чтобы быть терпимым.
Из трех его базовых испостасей мне нравятся две: Голд и Штильцхен. Румпель, которому достаточно мановения руки, чтобы сотворить ужасноепрекрасное, меня привлекал куда как меньше. Разумеется, сделать из сказочного гнома-преобразователя руды могучего мага - большой соблазн, однако с каждой сценой... тьфу, серией усиливалось впечатление, что авторы не дали сами себе четких рамок, что он умеет, а чего нет.
Магически Румпельштильцхен может практически все, и это звучит, как просто идеальная легенда, мнение о нем крестьян. Они видят, что он способен выполнить любую их просьбу, и усиление такой легенды, такого общественного мнения прямо-таки провоцирует на демонстрацию, что на самом деле он может меньше. Зачем ему, магохимику, левитация и телепортация? Зачем ему, специалисту по орг- и неоргвеществам, вызов демонов-дементоров из подпространства и талант выдирать сердца?
Я не призываю лишить его способностей. Просто в природе, как и в литературе, все разумно взаимосвязано, и если природа юниверсума дает существовать таким диким гибридам человека с золотом - то его магия должна быть структурирована. Все, что он умеет, должно исходить из его базы (вынесенной из Гримм): умения создавать одни вещества из других. Тогда отпадут умения, с золотом никак не связанные, зато возникнут и новые, если танцевать строго от выбранного столба.

На повальном сердцеотрывании (даже единорог пострадал ни за что. Это не Штильцхен! Он слишком практичен, чтобы убивать такой раритет!) я ощутил разочарование в Штильцхене. Точнее, в том, что делают из него авторы, нарушая свои собственные установки. И я даже прочувствовал на своей шкуре, что это такое: биться и извиваться в сюжетных рамках, которые ты создал для себя сам. Естественно, лучше двигаться по пути наименьшего сопротивления и приписать Штильцхену то, что понадобилось ему прямо сейчас - это не так авторски-больно.




@музыка: Annwn - Quen A Omagen

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

19:57 

Онтогенез

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вот когда-то давно дедушка Бэр, в те дни еще никакой не дедушка, а молодой профессор анатомии, доказывал, что всякий организм в процессе своего индивидуального развития проходит зародышевые стадии, повторяющие процесс развития представителей более крупных таксономических групп. Лишь после них зародыш начинает обретать черты своего вида, и далеко ему еще до облика уникальной особи.

Наблюдаю, как от новых идей отпадают хвостики их культурных предшественниц. Уникальная особь вырастет не сразу, грешно и надеяться. Но не родится же идея, как ангел, при шести крылах и аметистовых глазах, нет! - она должна пройти свои стадии развития, пройти этапы вторичности и шаблонности, поотряхнуться от затертости, и только потом, много позже, увидим мы то, что будем вправе называть свежей мыслью. И будем знать, что она не взлетает из-под сорванного покрова, а выползает из-под него, тяжко, медленно перебирая чужими конечностями, пока они не станут ее - ее индивидуальными.

Считать это, что ли, моим самооправданием, под которым таится страшная правда "Мой первый фанфик"?

@музыка: Tower Rowan - Пчеловечность

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

17:03 

Дуба не дадим

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Знакомые читают Андрея Белянина и восхищаются Андреем Беляниным. Их мнение сводится к тому, что "это веселые, легкие книжки, чтобы посмеяться" либо "Белянин - философ и большая умница с кучей философских мыслей" (конкретных не назвали).
Всякий опыт не будет лишним, и я открываю Белянина.
На первой странице мой лоб врезается в следующую фразу: "Замок был средневековый, стоял на возвышении, ближе к окраине. Говорят, города вообще когда-то разрастались именно так: частные дома лепились поближе к замку, пока не заполняли всю округу."
В тексте ощутимо пахнет бедой. Мои волосы приподнимаются и медленно шевелятся от осознания, что замок был средневековый - нет, СРЕДНЕВЕКОВЫЙ, настолько СРЕДНЕВЕКОВЫЙ, что стоящее рядом слово "был" теряется и меркнет. Меркнет даже соседственная фраза "В общем, все было достаточно мило", призванная ввести экспозицию.
А я-то, Господь меня возьми, охлупень бестолшный, ищу сейчас конкретный дом в Таллинне (пардон, в "одном из прибалтийских городков"), выясняю его дату постройки и чем в этом доме должно было пахнуть - а поселю я в нем персонажей, что в тексте возникают на две страницы один-единственный раз. Что же я делаю не так? Неужели мой текст вымощен светлыми бревнами кирдыкского дуба?

@музыка: Марш Ордо Маллеус

@темы: - Чернильница в ужасе -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

17:11 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мне дали стихотворческий талант, как демо-версию игрушки - покрути ручечки, пособирай детальки, полепи из глины да посиди тихо в уголке, высунув язык от усердия. Я посидел, я полепил; я попытался создать что-то, но мне не дали умения, а в демо-версии и не бывает всех возможностей примочки. Понятно, ничего выдающегося у меня не вышло, а потом и ручка сломалась, и детальки потерялись - демо же. Вышли сроки демонстрации, кончилась неделя скидок, а настоящий талант мне на учебный год не подарят - дорого больно, кто так зарабатывает? А я и рад - я ж лицензионку вовсе не видел, я ж не ведал, чего потерял. Поиграл, как в песочнице, и руки отряхнул.

У кого-то на жестком извилинном установлена заветная программка. Она не копируется и не перемещается, ее нельзя отформатировать, но вот пересадить - попробуй!

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Музофренические посиделки -, - Чернильница в ужасе -

22:58 

Скоро образуется цикл "А вы, двухвостые..."

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Моя кошка, старее меня месяцев на семь
И в три раза капризнее - впрочем, не в этом суть, -
Постоянно ходила по правильной стороне
И себя полагала не вправе с горла хлебнуть.

Помню рыже-черный, "в цвет дома", уютный дом -
Барельеф я на нем рассмотрел, тонкий, как мираж:
Там из листьев дубовых узор пророс, а потом
Прогорел того дома почти весь верхний этаж.

Моя кошка теперь, как он - жива-немертва.
Подружилась со сфинксом, чья морда - полускелет.
У нее теперь тоже не спит одна голова,
А другая из красного мира ей шлет привет.

В красном мире иные замки, но те ж дожди,
В почву, в корни глядит шпилей тощий, унылый строй,
И фасады там сзади, а комнаты впереди...
А потом я - она просыпается над Невой.

У котов два хвоста, у кошек - две головы,
Чертовщину согнать - пару раз протяжно моргнуть.
Правда, город-убийца глядит глазами совы -
Он мудрее, он высосет сны, только я усну.

Моя кошка - последний звериный интеллигент, -
У двухвостых котов благонравия - сколько слез!
Мягкий след ее принципов - тонкий, как коготь, след...
Через разность эту в полгода не кинешь мост.

@музыка: Death Korps of Krieg

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Стихохтонь -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -

20:13 

Безотказный самаритянин

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Я еще не ощущаю себя загнанной лошадью. Ощущу - через пару месяцев, если продолжится эта бешеная гонка по олимпиадам, отбивающая всякую охоту к учебе, к нормальному, размеренному изучению химии, биологии и даже алгебры.

Теряю успеваемость, как тапки с ног. За контрольную по алгебре получили четверки и пятерки последние троечники, а я... Мой подвиг получения тройки вместо двойки был подобен стремительному танцу клинков и звенящей боевой песне сплетенных в поединке тел, как пишут в дурных книгах.

Путаю Гончарова с Гоголем - узнать автора по отрывку не могу. Забываю, где живут маори. Западает общая формула алкадиенов.

Пе-ре-под-го-то-ви-лся.

Не хочу расплатиться за подготовку к головоломным заданиям своим неголоволомным дипломом... Но разве на мне только будущий диплом? На мне роман! Каждая грамотка за участие в олимпиаде - один лист А4. Время, потраченное на его получение (или неполучение, как повезет) - дольше, чем на сочинение половины авторского листа свежего текста. Если я поплачусь за обществознание (среда) и географию (пятница) текстом, который мог бы сочинить за эти часы, пропущенным английским языком и геометрией - сам себе не прощу.

@музыка: Lesiem - Justitia

@темы: - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Чернильница в ужасе -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -

20:48 

Завеса жалости опущена над этой сценой

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
- Эх, а мой-то, герцог, дважды маркиз... - вот какими словами я начинаю рассказы о Шарле Круа.

Знак Шарлева зодиака мне неизвестен, как и дата его рождения. Это очень больно и грустно, но даже дата смерти - и та приблизительная. С горя высчитал я тут на пальцах, что он родился в год Кота. А год Кота - это удачливый, уютный, домашний символ, немного хитрый, лукавый, но совершенно не боевой. Сложно поверить.
Однако биография моего полководца - пособие, как из шикарного длинношерстного белого перса на шелковой подушке стать драным потасканным помоечным забиякой с облезлым хвостом.

Начал-то он радужно, дай Сатана каждому: в двадцать пять лет генерал - это вам не крейсер на Корускант посадить. Да не клеилось что-то. Побеждал при Ниссе, Офене - а Белград не взял; два ранения - вот вам и драное ухо. К пятидесяти годам Шарль по меркам эпохи неуклонно выходит в тираж, но снова нанимается на военную службу, да не в Европу, а в страшнейшее болото петровской Россииавгустовской Саксонии. И - здравствуй, Нигулисте, здравствуй, стеклянный гроб. А затем - грязные сапоги историков, потоптавшие остатки некогда пушистой шерсти и хрупкие иссохшие косточки.

Шарль - не просто неудачник, он неудачник в квадрате, в кубе, практически по всем пунктах, жизненно важных для мужчины. Карточные проигрыши лишили его замка, где он мог бы доживать свои дни на лаврах; наследников, продолжателей рода, не оставил; несколько поражений отбили всякое уважение в свете; смерть выпала позорная и низкая, а память изгажена всякими Тарле, кто с апломбом звал его безвестным авантюристом.

- Эх, мой-то... - вздыхаю я, опрокидываю рюмочку, и меня пьяно ведет. - Мой-то... Уж я б тебя холил... Уж я б тебя лелеял... А ты триста лет назад помэр...

...Напиваться русской водкой Шарль не умел, но Петр был убедительнее.

@музыка: Dies Irae

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Песенное -, - Музофренические посиделки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

15:57 

Быстрее, тише, эффективнее

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
"Сколько Штильцхена не целуй, он все в лабораторию смотрит!"
Плач Белль

Залог хорошей магии - священное правило: эффективность магии обратно пропорциональна ее эффектности. Чем меньше видимых магических усилий мы прилагаем, чем быстрее, очевиднее и проще выглядит ее результат - тем выше эффективность. Разваливающиеся с грохотом замки и замки, ритуалы с визжащими девственницами, яркие вспышки и сиреневые туманы - это не работа профессионала, следующего приятному совету "Добиваясь успеха, не показывай усилий".

Маг должен уметь убедить зрителя, что все дается ему мановением пальца; а вот автор должен уметь убедить своего зрителя, что за кадром он в поту и крови добивается того, что потом возникает у него "с небес".

Вот Штильцхен: я, как зритель автора, вертелся перед экраном полтора сезона как, ожидая увидеть у Штильцхена не-эффектную и быструю магию без разноцветного тумана. Только во втором мои глаза были услаждены умопомрачительной картиной: Голд легким движением руки раскрывает наручник на Белль. Почему он не делал так раньше - один Сатана ведает: этот короткий, острый, яркий жест выглядел красивее всех туманов вместе взятых! А зрители Штильцхена - Руби, например, - тоже отреагировали, кстати, хотя на туман все всегда смотрели, как кролики, не тыкая в него ни ножиками, ни любопытными пальцами, и ни чуточки не восхищаясь. Действует, черт побери!

Однако чуть дальше в лес - и опять Штильцхен загрязняет атмосферу неизвестными магическими газами, которые подозрительно быстро рассеиваются, оседая на слизистых оболочках. Лучше бы дементоров призывал почаще, честное слово.


Классический "УберитетуманпокажитеГолда"


@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

15:55 

Пост сьючности

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мы - во Тьме рожденное пламя!
...
Мы стали Ночной охотой ваших снов...

Лайверин, я у тебя тест на мерисьючность утаращу.

Персонаж назван в вашу честь? (как угодно: имя, фамилия, никнейм, или ваше сетевое прозвище)?
Семейная княжеская фамилия - связь с родом.
Вашего персонажа зовут Ворон? Или что-то вроде Ворона?
Тотемный Ворон на прусском наречии - связь с родом же.
Ваш (бессмертный) персонаж выглядит куда моложе своих лет?
Основной возраст я всем моим героям по китайскому календарю высчитываю: 28; 51; 20; 36 лет соответственно. Еще момент - два моих условно бессмертных персонажа одновременно в два раза старше друг друга, но такого пункта в тесте нет.)
В глазах вашего персонажа отражается вся глубина потаенной мудрости, опыта или печали?
Много, много, много печали. Катастрофически выразительной и иногда даже сюжетообразующей.
Вашего персонажа можно описать как "тощ, что кощей", но вы считаете это комплиментом?
То же самое касается сразу до двоих, и это повод их жалеть.
Персонаж происходит из знати или королевской семьи?
Я им горжусь, потому что он НАСТОЯЩИЙ, и все регалии у него НАСТОЯЩИЕ.
Персонаж единственный, кто выжил из семьи/клана/народа/вида?
Кажется, таких у меня скоро станет два или больше.
Ему довелось испытать на себе телесные или психологические унижения?
Да, и это почти исторический факт.
Персонаж испытывает чувство вины за что-то ужасное, произошедшее в прошлом?
Это основное свойство большинства моих героев, но виноваты они только в идиотизме, причем не всегда своем.
Он говорит более чем на четырех языках?
Он на них читает и пишет.
У него есть верный зверь или фамильяр?
Кошка. Домашняя кошка. Не совсем кошка.
У персонажа есть тот или иной физический недостаток, который, впрочем, не сильно его обременяет?
Две руки сломаны в детстве.
У персонажа явно "не все дома"?
Маниакально-депрессивный синдром.
Ваш персонаж является крупнейшим знатоком в той или иной области?
В области, в которой остальным быть знатоками то лень, то противно.
Он один из двух и является либо учеником, либо учителем второго?
Ну как вам сказать...
Персонаж является, или когда-то являлся... исследователем
Да.
Ваш персонаж (не важно, сам по себе, или при помощи заклинаний, амулетов и т.д.) обладает следующими способностями:
- Телепортация;
- Мгновенное исцеление незначительных ран.
Еще есть пара служебных артефактов.
Шинигами?
Ну, как вам сказать...
Смерть персонажа романтична (кончает с собой, его казнят, умирает от боевых ран, от сердечных мук и т.д.)?
А вот это не у всех. Кое-кому не подфартило.
Личность персонажа вы срисовали с другого любимого персонажа или человека?
В основе одного из моих героев - моя мать; другого - моя бабушка и прабабушка вместе взятые; третьего - ваша покорная Ртуть (и вышеперечисленные - не всегда главные). Остальные растут, как самостийная и гордая трава.

Итого: двадцать пунктов на четверых героев (трое мужчин, одна девушка).

@музыка: На Летучем Голландце впервые запалят ради нас факела

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Утащено в тихую обитель -, - Песенное -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Музофренические посиделки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

21:08 

Годовщина моя

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Через пропасть отчаянья хрупок надежды мост.
До последнего мига веришь, что смерти нет.
Элхэ

Смычок пришёл в негодность, струна истрепалась,
моя былая гордость до дна исчерпалась.
Людей просить не смею, царей не имею...
Щербаков

Сегодня тридцатое ноября, и Гражданка окутана серебристым, до визгу холодным туманом метели, в котором не то что жениха-невесту - Штильцхена родного с трех шагов не признаешь. Ноги в снегу вязнут, скорость сразу снижается, чтоб я себя ощущал не легковушкой, а крепкой самоходкой, не слишком бодро прущей по стратегической серой каше. Снег по лицу хлещет, белой мухой вьется, очки залепляет.

Шарль Круа не носил очков, а также не носил ни блокадных ватников, ни пуховиков на синтепоне. Максимум, на что он мог рассчитывать - это меховая шуба. А ноябрь - месяц непредсказуемый, паскудный: стратегическая грязь весь месяц черная-черная, с вонью гнилостной, а под последнее число как забелеет! По сию пору в конце ноября первый раз заметает.

А под Нарвой, ясное уж дело, шведам все на руку. И метель-то им в спину свищет, носы не отмораживает, подгоняет только, и армия - не обормоты петровские свежерекрутированные.

Погодный фактор Шарль будет проклинать долго - и на французском, и на немецком, и даже великомогучим не побрезгует, ибо для Петербурга нужно запастись к этому фактору особою выносливостью. Чем он побрезгует точно, так это великомогученским алкоголем, хотя и тут ему есть чем гордиться: после того, как Петр "посылал к де Круа семерых посыльных, одного за другим, а так как герцог не являлся, то монарх поспешил к нему сам и повторил свое требование, подкрепив решимость дюка стаканом вина" - так вот, после этого у Шарля хватило сил вытребовать у царя инструкцию, чтобы иметь возможность ее в случае неудачи выставить: дескать, "приказал царь ведать над войском арцуху фон-Крою". Он умница, мой герцог, умница! Впрочем, даже магистру Шарль никогда не расскажет, сколько было стаканов.

И остался фельдмаршал с петровской инструкцией перед лицом шведов и метели ровно триста двенадцать лет назад.

Если бы я позналнашел Шарля два года назад, то отмечал бы дату битвы - да-да, со стаканом и своими главами, - вместо трехсотлетия Петербурга, ненавидимого Шарлем столь же, сколь мною любимого. За что ему любить творение Петра - ему, погибшему по Петровой вине раньше, чем впервые произнесено было имя Санкт-Петербург?

@музыка: Замок Хэлгор

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

17:40 

Уравнение с переменными

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Всеми любимый стереотип, из раза в раз обсасываемый добрыми историками, аккуратно перепевающими друг за другом одни и те же заупокойные ноты - Шарль Круа был запойным алкоголиком, азартным игроком, причем совершеннейшим проигроком, и разве что не бабником. Легко ли поверить в его легкомыслие, беспутство и общую бестолковость?

Исторические факты "против не попрешь": Шарль спроектировал и заложил мощнейший Петроварадин; Шарль оперативно строил мосты для военных переправ; Шарль шифровал послания Августу Саксонскому; Шарль - специалист по артиллерии, и специалист хороший. Отсюда мы получаем, что Шарль знал алгебру, геометрию, баллистику, фортификацию, инженерное дело, да еще хорошо рисовал. Он опытный технарь, имеющий полное право не знать ни биологии, ни литературы - и в это верится гораздо больше.

Наконец, Шарля послали к Петру с крайне деликатной миссией - и армию выпросить, и насчет разграбления Ливонии договориться. Легкомысленному вояке с ветром в голове такого задания не поручишь. Значит, Шарль достаточно дипломатичен, вежлив и ушл, чтобы добиться от Петра всего необходимого.

Однако в портрет весьма образованного, умного военного теоретика - а Шарль явно не страдал чрезмерными организаторскими способностями; я могу сделать вывод, что он - именно теоретик-профессионал, а не отец Отечества, ведущий в бой сынов его, - не особенно вписываются две детали: пропавший замок Миллендонк и поздняя служба.

Замок переходит в другое владение за год до роковой Нарвы, а Шарль в возрасте пятидесяти лет снова идет на службу - в Саксонию. Раньше я бы, может, сказал, что замок герцог проиграл/пропил/продал и проиграл... Однако с каждым новым документом в это верится все меньше. Да и события больно близки по времени. Какого же Иеговы заслуженный фельдмаршал, обладатель связки титулов, сверкающих, как Золотое Руно, и не единственного поместья, опять идет воевать? Петр, как известно, считал Шарля стариком, да и не он один. А значит, деньги Шарлю были катастрофически нужны.

Зачем? Что могло произойти в его жизни такого, что не отразится ни в каких источниках, потому что Шарль эту свою личную причину никому не называл? Что могло его заставить снова рвануть на службу, расстаться с отцовским замком, рисковать собой под Нарвой? Это вам не пьянки-гулянки, на которые так любят ссылаться наши историографы.

Ваше высочество, я ваш дух для выяснения скоро буду вызывать спиритически.

@музыка: Весь Вархаммер в произвольном порядке

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

21:58 

Вовремя принесенная жертва

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Девятая серия OUAT укрепляет смертоносную для любого сюжета линию квеста и подает нам суррогат обоснуя, приукрашенного и подобного натуре, но мертвого, словно утыканный собственными перьями жареный павлин на бургундских застольях. Святой завет подачи его на золотом блюде живым, как Алексея Толстого в "Астории", ни для кого нынче не писан, а рациональность осталась никому не нужным отмирающим придатком широких геройских характеров.

Я почти не покривился от юной Эммы Поттер, чья магия вертикальной детскородственной любви отбрасывает злодеев на пять метров. Шрам на лбу? - Нет, не слышали. Штильцхен, который прошел все кармические воплощения и превратился в Дамблдора, создавшего юную Эмму Поттер, нравится мне тоже.

И, - венец всему, - идеальная комбинация Штильцхена, разбившаяся с треском о прискорбный факт: все герои - козлы, лишенные капли интеллигентности. Почти безупречный блеф: Штильцхен слил в колодец магию фей (зеленый портал), безвредную для не-магов (Бельфайер, Эмма, Белоснежка), почти безвредную даже для Регины; совершил свойственное ему умеренное самопожертвование, позволив Эмме понять, что специально сидел в темнице; и, наконец, сделал Регину героем в глазах Генри и, возможно, хоть кого-то из героев! Шаг к примирению совершился... и в его след с презрением плюнула геройская кодла, не изволив пригласить королеву в изгнании в кафе по случаю успешно разруленной беды. Почему им настолько чуждо понятие такта, уважения даже к врагу? Инферно, почему им настолько чуждо банальное рацио, велящее не отталкивать врага, готового хотя бы временно сложить оружие или даже присоединить его к твоему?

Опасный враг - ненадежный союзник, но укреплять вражду банальной, примитивной нечуткостью - смерти подобно.

Только изящный французский курсив Штильцхена - вот что меня несколько смущает. Эти округлые завитушки, тонким плющом увивающие длинный свиток, не идут ни в какое сравнение с настоящей немецкой готикой XVI века. Что для Штильцхена может быть роднее этих острых букв, уподобляющих себя утыканному пиками забору стиля классицизм?

Неужели они не могли простое имя "Эмма" написать нормальным готическим курсивом? Штильцхен же германец, германец, этнический средневековый германец, сколько бы ни было в его таинственной альтернативной Германии лесных портовых деревушек!


@музыка: Кровь и черепа да, оно так и называется

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -

22:51 

Замогилья незнальцы

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мадам сделала двумя пальцами живодерский жест и сверкнула глазами - те большие, яркие, черные, ими и сверкать-то - некое особое удовольствие. Зеленое яблоко вкусно хрустнуло, предсмертно облив класс ароматом. Мадам слушала.

- Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало... - запинается, вставляет меж строк словечко "э-э-э" молодое поколение.
- Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришел я снова...

- Анализ, - звучно, высоко отрезает мадам, обжигает молодому поколению увитое сережками ухо.

- Стихотворение проникнуто радостью и счастьем... Автор часто употребляет слово "рассказать"... В конце появляется песня - высшее наслаждение и радость бытия...

- Следующий, - чеканит мадам. Яблоко кончается, мадам начинает нервничать.

- Я пришел к тебе с приветом...

Я изображаю в парту кривую улыбку, помня, что она все еще слишком ровна, чтобы показать ее людям. Лес у молодежи на устах уже не облизывается поутру - вот вам высшее наслаждение!

Я прячу под слащаво-мракобесным православным учебником литературы старый цветок декаданса, издающий запах не красивого тлена, а простой пожелтевшей тонкой бумаги - "Чтец-декламатор" 1912 года, "Антология современной поэзии, т.IV". В нем есть стихи Афанасия Фета. Вот с каким "приветом" пришел поэт в старенький толстенький сборник:

Приветами, встающими из гроба,
Сердечных тайн бессмертье ты проверь:
Вневременной повеем жизнью оба,
И ты, и я - мы встретимся...
Теперь!

Мадам, что вам стоит заинтересовать учеников поэзией Фета? Мне не стыдно признаться, что я впервые прочел стихотворение "Смерти" - слушая лекции о "чистой поэзии природы", я не испытывал желания даже открыть сборник этой поэзии.

Нервы мои сдали, когда вместо "Шепот, робкое дыханье" я всеми порами вдохнул фетовское "Никогда":

Проснулся я. Да, крышка гроба. — Руки
С усильем простираю и зову
На помощь. Да, я помню эти муки
Предсмертные. — Да, это наяву! —
И без усилий, словно паутину,
Сотлевшую раздвинул домовину

И встал. Как ярок этот зимний свет
Во входе склепа! Можно ль сомневаться? —
Я вижу снег. На склепе двери нет.
Пора домой. Вот дома изумятся!
Мне парк знаком, нельзя с дороги сбиться.
А как он весь успел перемениться!

читать дальше

Мадам ест яблоки, не очищая их, и им нет конца. Мне уже хочется усмотреть в этом тень смертоносной эстетики - как рвется под зубами плотная зеленая кожура, как мадам с хрустом вгрызается в сочную белую плоть, как пахнет кровь умирающих яблок, - но это заезженный до совершенной унылости штамп.

- Следующий! - рыкает мадам.

Афанасий Афанасьевич, простите мне грех гордыни, грех презрения! Знал ли я, что вы пишете на самом деле? Знал ли я, что невольно стал преемником ваших мыслей о возвращении с того света? Я каюсь и склоняю голову...

И поднимаю ее, чтобы самым замогильным из своих голосов начать читать наизусть стихотворение, проникнутое радостью, светом и восторгом:

- Я пришел к тебе с приветом...

@музыка: Щербаков - Обращение к герою

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Утащено в тихую обитель -, - Песенное -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -

14:30 

Перпендикуляр

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!

В упор не припомню того, кто снял в прошлом учебном году наши маленькие счастливые лица. Это симпатишное корпоративное фото, стоя на своей позиции, я назвал бы "Найдите Мыслящую Ртуть и тяжело вздохните". Пока молодые люди дружно глядят в камеру и с разной широтой и искренностью улыбаются, Мыслящая Ртуть в самом темно-вишневом из всех темно-вишневых пиджаков (кто там вспомнил про рубашки мистера Голда?) старательно портит им сцену, изображая взглядом в потолок Жанну д'Арк перед святым знамением.

Ртуть, кстати, понимает, что тем самым показывает себя не с лучшей стороны. Зачем эпатировать публику - гляди ж ты в камеру и улыбайся, а ты весь такой перпендикулярный. Да еще и руки выставил, сложил в жесте странном, не грозном, но неприятно-ощетиненном. Крест на шее болтается, знак оккультный. Черт знает что.

А оно неосознанно выходит. Я, в общем-то, так и не научился эмоционально зависеть от коллектива. Во мне почти нет конформности, а духовная близость у меня с кем-либо образуется очень долго и трудно. Мое любимое самоолицетворение "черепаха" весьма правдиво не только благодаря моему терпению и некоторой медлительности, но и изрядной духовной выносливости. Это не значит, что я не начинаю тихонечко бегать по потолку, когда мне вдруг пишут "Без тебя в школе слишком грустно". Панцирь пропускает приятные проявления общественного контакта и фильтрует, отдавая на рассмотрение разуму, проявления негативные.

А если честно, то Ртуть всегда такая, с большими и ясными глазами

@музыка: Всякий там Хаос

@темы: - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Музофренические посиделки -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Чернильница в ужасе -

17:00 

Invidia

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Лёгкий узор стихов —
Долгим тревожным сном...

Я учусь писать чернильной ручкой-пером на старинной бумаге французские стихи гуманистическим курсивом по книге Ольги Добиаш-Рожденственской.

Глядя на разворот книги, написанной на латыни этим курсивом, я ощущаю себя бездарью. Кажется, во всем свете нет ничего красивее этих тонких, узких букв, длинными хвостиками задевающих соседние строки, столь безупречных в своем хрупком хрустальном изяществе, что хочется в них окунуться с головой и лишиться остатков воздуха в легких. Совершенство неповторимой формы не оттеняет смысла, где не каждый нынче поймет хотя бы несколько слов - и это знание оплавляет последние руины моей современной самооценки жителя, будь он проклят, XXI века.

Я, наверное, никогда толком не выведу французские стих гуманистическим курсивом. Даже по науке Ольги Добиаш-Рождественской.


Сегодня у меня день локального, но мерзкого уныния и презрения к себе.

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

23:41 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Частный случай бритвы Оккама №1: если двое людей ведут себя странно, они гомосексуалисты. Остальные варианты отсекаются, как слишком сложные.
Частный случай бритвы Оккама №2: если один человек ведет себя странно, он идиот. Остальные варианты отсекаются, как слишком сложные.
Пишущий сие сохраняет за собой право не верить в вышенаписанное хотя бы половиной нервных клеток.

***

Холод женской мести, остывшей, как прошлогоднее заливное, окатил меня с макушки до пяток. Мужчины так не могут - им не понять.

***

Названия сочиняются по нескольким базовым матрицам.

Лингвистические: от существительного нарицательного ("Метель") или собственного ("Евгений Онегин"); от глагола ("Убить некроманта"); от наречия или прилагательного ("Закатный") - редко; словосочетание ("Поцелуй тьмы", ("А зори здесь тихие").

Смысловые: оксюмороны ("Белка в колесе Фортуны" и все романы Донцовой); развернутые метафоры ("Жук в муравейнике", "Пикник на обочине").

Устойчивые конструкции: со словом "для" - "Чары для Хамелеоши", "Капкан для бабочки"; со словом "или" - традиция XVIII века, когда подзаголовок загонялся под заголовок, срастаясь с ним; с союзом "и" - "Война и мир", "Преступление и наказание", либо "Герой и ...".

Название прекрасно тем, что оно имеет право содержать абсолютно любой троп. Оно может быть сколь угодно хитровывернутым, может обвязывать хиазм бантиком и обвиваться вокруг антономасии, оно гибко, как лоза и протяжно, как болотный зов. Но Сатана ж меня возьми вместе с муками выбора!

Я понял две вещи. Самые удачные типы названий - оксюморон и развернутая метафора. Средоточие идей моего романа - дом.

Ищите дом!


@музыка: Элхэ - Диалог

@темы: - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Живые души: полная редакция 17/10/2012 -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Музофренические посиделки -, - Чернильница в ужасе -

15:28 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:52 

Я монстр. Я не хочу ничего решать. Я хочу вернуться.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Скажите, господа мои любезные, что хоть одна живая душенька обо мне нет-нет, да и вспомянула. Правда ведь?

Вот лучи добра; а вот, коли можно так выразиться, и котики.

О да, не бывать без Рэкхэма прекрасной жизни.


Вернулся покорный ваш монстр. Авось и не денется никуда больше.

@музыка: Tower Rowan - Рагнарек

@темы: - Ваша покорная Ртуть -, - Чернильница в ужасе -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -

23:13 

Желтый Ленинград... Черно-желтый...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Бывает иногда у людей такое свойство прелюбопытное, как чуткость к датам. Словно как кольнет тебя: сегодня же годовщина! Как ноосфера вовремя под руку толкнет - поздравь друга, поставь свечку, сочини памятное выступление, склони голову в минуте молчания, напиши стихотворение к дате... Таким счастливцам свой день рождения не пропустить, да и на чужой с подарком явятся.

А как быть с годовщинами прошлого, с днями мрачной горечи, где цикл за циклом, как в часовом механизме, стрелка вновь и вновь прокатывается по дню - пустому ныне, незабываемому прошлым поколением?
Хорошо проснуться утром с осознанием, что этим днем была снята блокада. Плохо - если в другом "сегодня" она замкнулась.

Я к сим одаренным не отношусь.

Нет мне благоволения высших-низших Сфер (а может, они хорошо понимают, что с функцией моего будильника и мобильник справится), поэтому для меня две последние даты компактно сложились воедино.

На 27-е января

Зелено-желчных ртутных фонарей,
кудрявых беззастенчивых решеток,
узор крадущих у живых ветвей
и в гущу их кидающих упреки,

фасадов разноцветных - Петербург.
А Ленинград не в них. Он - в подворотнях,
что с плавностью медлительной, не вдруг
плывут навстречу из-за поворотов.

Букет рассыпан, голубиный труп
распластан, будто на венке могильном,
и стен кирпично-грязный желтый луб.
И воздух душит. И небес клок синий,
уже настала осень... серо-синий.

А ночью кирпичей неровный рой,
слагая утомившиеся башни
и эркеров надменных тесный строй,
шевелится, ползет, склоняясь страшно,

срастаясь, как, ученые войной,
они привыкли. И лежат на картах
сплошной исчерна-желтой полосой,
разбитой пятнами иссера-желтых парков.

Тоску сглотнув, не помнит Петербург,
как пахли подворотни Ленинграда,
но в руки бродит знание из рук:
не стало их, когда так было надо.

А для второй даты нет у меня стихотворения. Пусть лучшим даром к ней станет то, что кто-нибудь узнает и запомнит: сегодня и триста одиннадцать лет назад, 30-го января, на пятьдесят втором году жизни скончался саксонский фельдмаршал Шарль-Эжен де Круа в Ревеле, ныне именуемом Таллинн, в шведском плену. И не было его памяти почтения.

@музыка: Тэм Гринхилл - Кто даст ответ...

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная