Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас - (список заголовков)
23:33 

Об успехах

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Довел до ума первую часть "Живых душ". Пока вчерне, сильно вчерне, еще прорисована только генеральная линия, части деталек не хватает, но почти все сцены выписаны. Выложу еще очень нескоро, хотя, в принципе, если удариться в доделывание, через месяцок она стала бы филигранной. 16 авторских листов, но не рискну выкладывать, пока не доделана вторая часть и третья. Слишком много развешал ружей на кусты для выстреливания в следующих актах.

Вообще могу себя поздравить, потому что 30 авторских листов, две части - за 7 месяцев. Осталось зачистить их, довести до ума и написать последние 15 листов, наконец-то по четкому плану.

@музыка: Элхэ Ниенна - Ночная Охота

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Музофренические посиделки -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Ваша покорная Ртуть -

08:08 

Про пользу слэша

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Выписываю в некоторой степени слэшную сценку, и в процессе закрадывается у меня большое сомнение в соотношении роста персонажей. Беру мать и тащу проверять позу - персонаж А, который повыше, должен вроде как стоять на коленях перед персонажем B, и вот чего-то мне там мерещилось не так...
И вот, падаю на колени, ибо я повыше матери, задумчиво пялюсь на соотношение и припечатываюсь физиономией к фигуристому родительскому бюсту. Падаю на пол и мрачно комментирую:
- В аниме у припечатавшегося ищщо обязательно кровь из носа течет...
Мать, скептически:
- А кровь-то почему, припечатываться так твердо?

Соотношение персонажей, кстати, совпало, и отлично, благо мне на них не картину рисовать.
Мораль сей басни? А мораль простая, как осознание сущности синхрофазотрона: вот чем слэш-то лучше. А будь на месте персонажа В женщина, никакого трогательного воссоединения, договоренности и понимания с персонажем А можно было бы и не ждать...

@темы: - Прогулки по Темной Стороне -, - Музофренические посиделки -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

20:58 

О любви

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Текст подобен мягкой серебристой паутине, вьющейся, расширяющейся, растущей и завлекающей душу в свои сладчайшие тенета. Она застилает реальность нежной пеленой, помогает о ней забыть, согревает в уютном коконе и приносит покой.
Текст подобен хрупкому розовому саду, где кусты тянутся к солнцу и покрываются сияющими цветами. Поливать его, подстригать, сеять новые кустики и накрывать бесценное сокровище стеклянным колпаком - нет ничего приятнее. Цветы то растекаются по саду, то гаснут и закрываются, ветки то тонкие и короткие, то могучие, постепенно превращающиеся в настоящие деревья, несущие на себе широкие кроны.
Текст подобен прекрасной кукле, за которой нужно ухаживать, разговаривать с ней, одевать и причесывать ее, любить ее, и тогда она постепенно станет живым человеком, обретет настоящую душу.
Текст подобен сложной металлической конструкции, пересечению балок и цепей, скрепленных между собой огромными болтами, или спаянных намертво, или едва приставленных друг к другу, и ходить по ним, балансируя и держась за слабые перила, безумно сложно, пока конструкция не начнет сама поддерживать, заботливо стелясь и прогибаясь, чтобы не оступиться...

Я считаю, что писатель так и должен относиться к своему тексту, а не называть его, к примеру, многословной дребеденью...
Это лучше всякой любви...

@музыка: Маврин - Дорога в Рай

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -

20:33 

Что-то я расписался...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Наткнулся на интересный вопрос, задумался, и родилась целая простыня.
Надеюсь, там меня за нее простят - я и туда, не удержавшись, выплеснул кусочек своего безумства.

Пишет Annwyn Raven:
04.12.2011 в 20:31


Кратко охарактеризовать историю моего литературного становления можно так: количество перешло в качество.
У меня сугубо словесное мышление, я с трудом представляю себе картины визуально, но перед мысленным взором ясно встают формулировки предложений. Меня всегда завораживали слова. Кажется, началось все с того, что я рассказывал истории сам себе. Мысленно, не вслух, исключительно для своего удовольствия, чтобы занять себя, когда скучно. Я не записывал это, позволяя словам кануть в памяти, ведь тогдашние образы были лишены... Они были лишены всего. Все-таки в восьми-девятилетней голове не стоит ждать психологизма и стройности сюжетов. Просто сцены, маленькие словесные картины.
Но мне стало их не хватать.
В школу я пошел в девять лет, без обучения в первом и втором классах. Там моей радостью стали сочинения-рассуждения. Я писал их метко и довольно умно, по сравнению с повествовательными короткими сочинениями одноклассников. Иногда до абсурда: я пишу рассуждение, где задаю риторические вопросы, сравниваю образы героев произведения с другими, не стесняюсь обратиться к учительнице, если не согласен с ее позицией, а соседка по парте пишет описание: "Кабинет русского языка. Он большой и светлый. Там стоит все ровно..." Конечно, это был уже не третий класс, а... точно, пятый.
Я часто задавался вопросом: как они могут писать сочинения "Как я провел лето?". Ведь это же действия - а они мне никогда не давались. Я занимал позицию наблюдателя, а не действующего.
Потом - Интернет. Сеть, где я через три месяца знакомства с виртуальной ирреальностью зарегистрировался на Дайри.ру. Знакомство с умными людьми, пишущими и читающими. Я начал вести дневник, и посты сочинялись легко и быстро. Я привык к анализу того, что попадается на глаза, привык делать обобщающие выводы, и через год на Дайри уже чувствовал себя уверенно. Одно из знакомств для меня оказалось очень важным: я здесь нашел свою большую дружбу и любовь. С ее поддержкой живется и пишется чертовски уютно, она помогла во многом. Да и знакомых у меня стало больше, и все они что-то дали мне, как-то помогли сделать еще шаг к развитию.
Я много читал книг, а с Сетью узнал фанфикшен. Как-то легко и просто осознал: я тоже могу создать произведение, как и все эти люди, которым не нужен писательский диплом и гонорар, а нужно удовольствие от процесса.
Еще почти год назад я начал переход от мелких зарисовок и постов-анекдотов к литературе. Начал записывать одну старую-старую историю, еще из тех, что рассказывал себе на заре голубогозолотого детства, показал матери десяток первых страниц, и она включилась в это развлечение.
Развлечение быстро перестало им быть - стоило задуматься логически, и повествование переместилось из наших дней в более давнюю эпоху, потянув за собой необходимость эту эпоху раскрыть. Затем - еще дальше в прошлое, герои обзавелись глубокими корнями, и вокруг каждого образа потребовался подробный обоснуй каждой черточки его характера, каждого его шага. Через несколько месяцев "старая история" вобрала в себя сразу пять с лишним исторических эпох, кое-где подробно описанных, кое-где задетых лишь краем, много исторических персонажей, каждый из которых ведет себя сообразно своему веку, и главным делом стала филигранная вычитка.
В конечном счете, литература стала для меня не просто игрой, чем-то, во что мозги воткнуть, а самым важным в жизни делом. Я просто ушел туда, полностью отдался творчеству, погрузился в проработку каждой детальки, находя счастье в самой работе. Перечитывать свой текст, выправлять неровности, сглаживать шероховатости, вставлять или убирать фразы, акценты, мысли, компановать сцены, переписывать старое и просто листать... Это чистое счастье. Я писал об этом у себя в цветистыхвыражениях, но мне кажется, что выразить этот восторг иначе просто нельзя. Я какой-то маньяк от литературы, и это даже не графомания. Графоман получает наслаждение от написания, а я - от осознания себя как автора и от редактирования. Я даже не выкладываю уже готовый текст, потому что знаю, что выверять его буду до самого последнего момента, и пока хоть часть текстового корпуса не готова, я не выложу все на общественный суд. Я не испытываю желания срочно увидеть комментарии, - даже если кому-то не понравится, я пишу в первую очередь ради эйфории, которую это приносит.
Сейчас меня уже не очень волнует, как я начал писать. Главное - как продолжаю, а моя главная задача - совершенствоваться. Идеала нет, но пока я могу сделать свое произведение чуть лучше. И еще. И еще.
А вдохновляет меня разнообразие внешних мотивов. Нахождение нового исторического факта, который можно преломить по-новому, разговор с матерью или подругой, способный дать мне идею, музыка и песни, благодаря которым я даже начал писать небольшие и пока чересчур пафосные стихи, фильмы-книги-аниме, литературоведческие статьи - в общем, информация для дела и источники, наводящие на мысли. И свой собственный текст - лучшее лекарство от забот и переживаний.
И да, я просто помру без милой моему сердцу и гипотетической душе литературы.
Моя любовь меня так и называет - "литературным демоном". И она в чем-то права.

URL комментария

@музыка: Lesiem - Fundamentum

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -

15:12 

Заповеди фикрайтера

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
~ Исключить слова "был" и "который" из текста своего должен ты.
Эти слова-паразиты бросаются в глаза едва ли не сильнее всех остальных. "Который" легким движением клавиатуры заменяется причастным оборотом; простым предложением в составе сложного. Можно использовать архаизмы "сей", "оный", но умеренно и в подходящих для этого местах. "Был" исправляется переводом предложения в настоящее время; в назывное из двусоставного. Оптимальное соотношение - одно слово "был" на две страницы текста. Сочетание "X, который был Y, Y, Y" следует исключить из текста полностью.

Я увидела ощерившуюся тварь, у которой были длинные щупальца и здоровенные когти.
Тварь - огромные когти, щупальца, смотреть страшно! - так на меня и щерится. (убрана связка "я увидела" от Всеведущего автора, убраны паразиты, добавлена эмоция, испытанная персонажем - страх. Также см. ниже).

~ Знать, из чего состоит предложение твое, должен ты.
Автор, не умеющий сделать синтаксический разбор любого своего предложения - не позавидуешь ему. Если ты не знаешь точно, где у тебя какие члены, либо разберись, что это такое, либо убери их вообще. Если ты не можешь ткнуть пальцем: вот обособленное обстоятельство, вот вводное слово, вот вставная конструкция, - борись с ними. Спасет и от рассогласования, и от неверной постановки запятых.

Над сплошь залитым невинной кровью полем безжалостной резни - кстати, не так и много для этого надо, (попутное замечание) - витала одинокая плодовая мушка, (первое простое предложение) вылетевшая из банки с чайным грибом, (распространенное обособленное определение) и я безуспешно старалась ее прихлопнуть, (второе простое предложение) не выпуская из рук половинку помидора и нож. (распространенное обособленное обстоятельство)

~ Тавтологии избегать должен ты.
Механизм ее появления прост: ты пишешь некое слово и забываешь, но оно еще остается в оперативной памяти, и в близком абзаце ты ставишь его же, не сообразив, что надо подобрать синоним. То есть шерстить текст надо очень внимательно. Кстати, сражение с тавтологиями - один из последних этапов работы над текстом, осуществляемый через банальный поиск Ворда. До этого можно и не задумываться особо, себе голову сломаешь, вдохновению хребет.
Кстати, иногда тавтология нужна для усиления мысли (что относится к анафорам, эпифорам и подобным им средствам выразительности), и убивать ее не надо.

~ Не укради...
...Конкретную формулировку. Ради бога, никаких слизанных целиком абзацей, никаких слизанных сюжетных ходов, никаких повторенных фраз. Но вдохновляться-то источниками оных можно. Главное, чувствовать, когда они наводят тебя на новую мысль, а когда перемещают и впечатывают в твое сознание свою, чтобы ты так и понес ее в свое произведение. Придумывать свою идею, опираясь на чужую - можно, лишь бы виднелось над ватерлинией только твое изваяние, а постамент для него не столь существенен.

~ Использовать все, что вокруг тебя, должен ты.
Даже ложка супа может навести на мысль о гениально спланированном преступлении, даже бельевая веревка - на мрачную ангстовую картину, даже брошенная бумажка - на обстоятельства гибели любви. Главное - видеть все это. И больше реальности, больше деталей.

Я пила чай. (и что?)
Я рассеянно прихлебывала никак не остывающий пресный чай из слегка выщербленной кружки и про себя зарекалась еще хоть раз купить в этой столовой такую бурду. (ясная картина, выраженная без подробного описания обстановки, все понятно и легко представимо).

~ Используй объективно плохие произведения как учебник.
Чужие ошибки помогут не повторить их у себя. Сравнивай и делай выводы: вот автор подметил что-то лучше тебя, вот у него ошибка, которой у тебя, слава Дьяволу, нет, а вот у него такая же ошибка, как у тебя. И лечи свои ошибки соответственно.

~ Штампы.
Штампы бывают двух видов: сюжетно-идейные и словесно-фразеологические. Первые - по совместительству архетипы - классические сюжетные мотивы, коих, как известно, конечное число (от Ивана-царевича до крутого мачо или от Василисы до Мери-сью), вторые - уже приевшиеся клише, лишенные былого очарования. Варианты войны с ними: использовать простое слово без груза болтающегося на нем оборота; придумать свой, удачный и меткий; замаскировать и видоизменить существующий.

Я уронила челюсть на пол с громким стуком.
Я изумилась или Я удивленно вскрикнула. (более литературно, менее залихватски).
Страдающей (рассеянной, неуклюжей, счастливой, усталой) меня.
Меня, уставшей (исстрадавшейся, неуклюжей, осчастливленной).
(новомодная формулировка убрана).

~ Больше назывных.
Да, двусоставные предложения гладки и обтекаемы, но, во-первых, не всегда они таковы, во-вторых, они хуже передают чувства героев.

Я почувствовала облегчение.
Какое облегчение!

(+ см. первый пример).

~ Меньше официальных формулировок, меньше лишних слов.
Мне поручено вести исследовательскую работу по факту появившейся у нас проблемы появления неизвестных видов демонов...
Я исследую новые неизвестные виды демонов, начальство поручило.
(в два раза короче, в пять раз разговорнее).

~ Наслаждайся процессом, а не торопись к скорейшему результату.
Многие гонятся - скорее написать, выложить, получить "каментики" и радоваться. Так на моей памяти запарывался не один автор, жизнерадостно заявляющий что-нибудь типа "А зачем мне детали, я же слэш пишу!", наивно полагая, что слэш - лекарство от всех просчетов.
Это относится к предыдущим пунктам - об официальном и о детальном: автор должен ясно сознавать разницу между лишними словами и словами, жизненно необходимыми несчастному тексту.
Обычно эта ошибка формулируется так: ну, я не знаю, что герои должны есть в ином мире, так что напишу просто "они поели". Или поспали, или погуляли, или померли в один день.
Виденные мною на просторах Самиздата произведения выглядели порою, как те твердые, мертвые костяки, с которых я начинаю каждую сцену "Живых Душ", чтобы потом одухотворить их мыслями и цельными фразами. Авторы просто бросают работу в самом начале и считают ее оконченной.
В общем, если ты хочешь написать хорошее произведение - готовься к тому, что на него уйдет не один месяц и не один год. Привыкни получать удовольствие от самого написания, от редактуры, и вам с вашим творением будет хорошо и уютно.


~ Размер - хорошо, вода - плохо.
Для увеличения размера произведения, Дьявола ради, не стоит добавлять лишние хвосты для предложений. Одно экспрессивное определение - лучше, чем десяток неэкспрессивных. Да, длинные, гладкие предложения лучше коротких, но в напряженных моментах текста стоит использовать короткие, даже рубленые, чтобы передать читателю напряжение мгновенных, вспышками, осознаний персонажей. При этом не нужен лик Всеведущего, как Толстой, автора.
Короче: знайте, когда писать короче. А когда - длиннее и витийственее.


...список будет дополняться...


Сколько бы ни было правил, каждый автор должен безоговорочно помнить одно-единственное. Нет - обязан!
~ Люби свое произведение.
Только то, что ты любишь, принесет тебе настоящее счастье. Только то, что ты любишь, сподвигнет тебя делать это лучше и лучше. Чувствуй и ощущай свое произведение, уважай его, доверяй ему себя и свою душу, вложенную в него, не ругай его и не относись к нему с пренебрежением, когда оно зовет тебя.

И будет вам счастье.

@музыка: Black Smith - Зеркало времени

@темы: - Что такое аниме и стоит ли с этим бороться -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

10:07 

О любви и свечах

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Свечка горит долго и немного уныло. Медленно-медленно плавится нетолстый слой воска в жестяной подставочке, постепенно становится виден весь фитиль. Сейчас погаснет, и фитиль утонет в жидкости, а когда свечка снова застынет, его будет не выколупнуть, как муху из янтаря. Смотреть на пламя скучно, оно немного покачивается в такт моему дыханию, уж очень я близко, и спичка, которой я поджег свечу, медленно обгорает до черноты. Тонкий волосок вспыхивает и взлетает вверх полоской дыма, от него ничего не остается. Руку я уже обжег, с меня хватит, палец - тоже.
Белая, прямая спичка превращается в обугленную закорючку, я пять минут пялюсь на одну и ту же строку, не понимая, есть ли в ней ошибка, а на столе лежит бумажка с кривой записью карандашом: "Все рождаются и умирают в одиноч. а после смерти не одни. видеть вокруг демонов" Не запишешь - так и не вспомнишь, куда вписывать эти мысли.
За задернутыми занавесками и со включенной батареей все равно холодновато.
Дыбр бессмысленен и беспощаден, давно выучил. Хочется хоть что-то сказать, а потом пойти досматривать аниме от одиночества, а демонофолиумы и вормы меня подождут. Подождут же?
Кстати, свечка все еще горит. Была желтая, с запахом ванили. Освещенная огоньком жидкость поблескивает в жестянке, даже красиво. Теперь она приплавится к нему намертво. Хочется куда-нибудь ее вылить, чтобы приняла форму, но не знаю, куда.
Много чего хочется, а больше всего - зарезать кое-кого. А потом долго плакать и оживлять несчастный трупик.
То ли час, то ли век, то ль мгновенье -
По глазам льдистый отблеск клинка,
И удар, молниеносный, верный,
И в защитном движенье рука...
Бесполезно - доспех не поможет
Удержать смертоносный металл,
Зазвенев по ступеням тревожно,
Меч из пальцев разжатых упал...

Зачем я на свечку медитирую? Да чтоб слезы на глаза перестали от этой песни наворачиваться. Тэм Гринхилл, я вас слишком обожаю.

@музыка: Тэм - То ли час, то ли век...

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Песенное -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

12:53 

О языке и площадных словЕсах

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Если говорить цензурно, то я глубоко расстроен. Я печально вздыхаю, перелистывая страницы поиска, и по моей щеке скатывается скупая слеза скорби по великому языку.
Русский язык насчитывает многие тысячи слов, и матерными корнями из них являются порядка пяти. Легко их перечислить: слова эти переводятся на цензурный язык, как "продажная женщина", "процесс совокупления", названия половых органов особей разных полов, "процесс испражнения", и засим они и кончаются. Все остальное - уже производные формы.
Что ж, такова данность, таковой она была во времена Баркова, таковой ее запечатлело народное творчество, и в подобном же виде, но с еще меньшим изяществом, если считать, что когда-то оно было, - дошла она до нас. Нет смысла возмущаться "поэзией русского Эроса", да и пьяными разговорами современных молодых людей - они уже не отвыкнут.
Но причина моего горестного отчаяния не в этом.
Я нуждался в ругательствах: французских, финских, немецких, немного - польских. Я желал найти конструкции, подобные классическим "Кровь и Ад", "Кровь Христова", "Тысяча чертей", но вот ведь незадача, как сие говорится - Интернет на раскрытых ладонях предлагал мне конструкции матерщинного толка, бессмысленно и беспощадно роняющие в моих глазах тех, кто перенял в позднейшие времена то, чему стоило бы лежать похороненным в людских умах.
С болью читал я примеры грязнейших выражений, пересыпанные статьями о том, что сие может считаться полезным для психики, и нет в оном ничего зазорного.
Да, французский язык прошлого, язык великих писателей, богаче русского на формулировки, и немецкое "Смерть и Дьявол" в наших устах не звучало, но неужели язык Радищева и Карамзина, язык Сумарокова и Тредиаковского, Пушкина и Жуковского не позволяет нам создавать близкие оному фразы, оскорбления, кои потребно смывать кровью, но лишенные начисто, - начисто! - всяческой площадной ругани?
Полчаса я сочинял фразу, которая содержала бы грязнейший намек, но имела бы абсолютно приличный облик - и сочинил. Скольких трудов мне, человеку XXI века, простого в выражениях, это стоило... А люди тех веков, люди, в чьи уста я стараюсь вложить именно такую речь, чистую от мерзости, изысканную и по-придворному ядовитую, говорили эти фразы экспромтом. Но сейчас, в веке этом, моя речь, лично моя вербальная речь вызывает у одноклассников желание спросить: Кира, почему ты не можешь говорить по-человечески, как мы? Я не скрываю того, как угнетает меня нынешняя "человеческая" речь.
Культура ругательств, как и многого другого, в полнейшем упадке нынче. Горько смотреть на книги-эпатаж, безыдейные, полные такого мата, что даже слово "был" становится незаметно. Горько смотреть на однообразие русских матерных корней.
Все это грустно.


Вот, например, фраза, данная в контексте: два друга спорят из-за назначения нового начальника.
- Раз господин N. вам так полюбился, пусть он вас и удовольствует, как вам желается, а я могу уехать и не утомлять вас более своим присутствием, ежели мои чувствования вам смешны.
Пусть она вырвана из текста, но понятен ли вам ее смысл?

@темы: - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - Прогулки по Темной Стороне -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

17:02 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Литературный флешмоб. Отрывки из "Живых Душ".

URL
12:45 

Я в восхищении

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Отправился я на днях считать слова "был" и "который" у господина Толстого. Есть у меня шутка такая непреходящая: посчитать, сколько раз господин автор с языком согрешил, да выкатить. Благо Хромятина моя хорошая мне скажет, сколько раз автор язык свой изнасиловал.
И вот любуюсь я предисловием от автора к первой редакции "Войны и мира". Вообразите: демократичный XIX век, покой и мир Земли обетованной, скоро уж крепостных освободят, а граф речи а'ля век XVII гонит и не краснеет!
Смотрю я на страничку эту лучезарную, и мысль одна: это моя, моя палата с мягкими стенами! В мой желтый дом я это поволоку и препарирую!
Это я еще думал раньше: не дай Дьявол, речи принца моего, блондинки моей прекрасной, Круа - больно патетичны и больно он простолюдье опускает. Какое там. Наглость моего кошмара аристократического ни в какое сравнение с господином графом не идет. Гордость аристократа - как это мило.
Исхожу я восторгами, исхожу. И еще долго исходить буду.


От автора
Я пишу до сих пор только о князьях, графах, министрах, сенаторах и их детях и боюсь, что и вперед не будет других лиц в моей истории.
Может быть, это нехорошо и не нравится публике; может быть, для нее интереснее и поучительнее история мужиков, купцов, семинаристов, но, со всем моим желанием иметь как можно больше читателей, я не могу угодить такому вкусу, по многим причинам.
Во-первых, потому, что памятники истории того времени, о котором я пишу, остались только в переписке и записках людей высшего круга грамотных; даже интересные и умные рассказы, которые мне удалось слышать, слышал я только от людей того же круга.
Во-вторых, потому, что жизнь купцов, кучеров, семинаристов, каторжников и мужиков для меня представляется однообразною и скучною, и все действия этих людей мне представляются вытекающими, большей частью, из одних и тех же пружин: зависти к более счастливым сословиям, корыстолюбия и материальных страстей. Ежели и не все действия этих людей вытекают из этих пружин, то действия их так застилаются этими побуждениями, что трудно их понимать и потому описывать.
В-третьих, потому, что жизнь этих людей (низших сословий) менее носит на себе отпечаток времени.
В-четвертых, потому, что жизнь этих людей некрасива.
В-пятых, потому, что я никогда не мог понять, что думает будочник, стоя у будки, что думает и чувствует лавочник, зазывая купить помочи и галстуки, что думает семинарист, когда его ведут в сотый раз сечь розгами, и т.п. Я так же не могу понять этого, как и не могу понять того, что думает корова, когда ее доят, и что думает лошадь, когда везет бочку.
В-шестых, потому, наконец (и это, я знаю, самая лучшая причина), что я сам принадлежу к высшему сословию, обществу и люблю его.
Я не мещанин, как с гордостью говорил Пушкин, и смело говорю, что я аристократ, и по рождению, и по привычкам, и по положению. Я аристократ потому, что вспоминать предков -- отцов, дедов, прадедов моих, мне не только не совестно, но особенно радостно. Я аристократ потому, что воспитан с детства в любви и уважении к изящному, выражающемуся не только в Гомере, Бахе и Рафаэле, но и всех мелочах жизни: в любви к чистым рукам, к красивому платью, изящному столу и экипажу. Я аристократ потому, что был так счастлив, что ни я, ни отец мой, ни дед мой не знали нужды и борьбы между совестью и нуждою, не имели необходимости никому никогда ни завидовать, ни кланяться, не знали потребности образовываться для денег и для положения в свете и тому подобных испытаний, которым подвергаются люди в нужде. Я вижу, что это большое счастье и благодарю за него Бога, но ежели счастье это не принадлежит всем, то из этого я не вижу причины отрекаться от него и не пользоваться им.
Я аристократ потому, что не могу верить в высокий ум, тонкий вкус и великую честность человека, который ковыряет в носу пальцем и у которого душа с Богом беседует.
Все это очень глупо, может быть, преступно, дерзко, но это так. И я вперед объявляю читателю, какой я человек и чего он может ждать от меня. Еще время закрыть книгу и обличить меня как идиота, ретрограда и Аскоченского, которому я, пользуясь этим случаем, спешу заявить давно чувствуемое мною искренное и глубокое нешуточное уважение*.

Выделено мной: самое, на мой взгляд, вопиющее.
Ссыль для недоверчивых

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Утащено в тихую обитель -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

23:06 

Ноябрь 1941.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Рассеянный, тусклый, синеет свет,
Забито окно доской.
У дома соседнего окон нет -
Снесло их взрывной волной.

А нам повезло - пока повезло,
А завтра взорвут и нас.
Теперь оборона для нас - ремесло,
И хлеба нет про запас.

Мы голодаем, нас бьют и жгут,
Холодно, страшно ждать:
Через три года - победный салют,
Кого будут величать?

Шпили обмотаны серым тряпьем,
И блеска нет куполов.
Ангелы город хранят? Нет, потом
Нас не спасет их любовь...

А над соборами снег, и враги
Вьются, коршунов рой.
И до подвала остались шаги,
Но бомбы летят стеной.

А хлеб в Ленинграде - три месяца он
Дороже любых монет.
Из зеркала смотрит, угрюм, угнетен,
Собственный мой скелет.

Вырвется пламя и выжжет глаза,
Рухнет подорванный дом.
Фашистским стрелкам не нужны тормоза,
На город! Пусть вымрет он!...

Я за хлеб отдала золотое кольцо,
Книги тают в бледном костре,
Мне страшно смотреть на свое же лицо,
Я не ела уже много лет.

Быть может, а может, всего три дня
И три ночи назад - сто грамм.
В этом холоде не удержать мне огня,
Метроном стучит по часам.

Я умру, и, наверно, всего через час,
Через два? Больше будет мук.
Перестала я чувствовать голод, для нас -
Тяжелее горечь разлук.

Моя кошка пропала - недавно, давно?
Ведь я помню ее тихий плач.
Даже кошка заплакала, немудрено...
Только главное - город не сдать.

Все умрут, как и я, в этой стылой войне,
Все вповалку, в крови, во льду.
И на улицы города к новой весне
Роты наших убийц придут.

Я пока что жива, мы пока что живем,
Но это только пока.
Я устала считать, как стучит метроном,
Отмеряя часы-века.

Октябрь, ноябрь - к январю уж от нас
Не останется и следа.
С крыши Смольного призрак зовет нас. Приказ:
Сражаться. Везде, всегда.

И я сражаюсь, когда сижу
И с дремотой голодной борюсь.
Если еще хоть день проживу,
Быть может, выживу. Пусть.

Мне не согреться: остыла кровь,
А метроном стучит...
Холодно, воют моторы - и вновь...
Метроном почему-то молчит.

@темы: - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Стихохтонь -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

00:05 

Про Новый год. Внезааапно.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Подумалось вдруг. Мой прошлый год можно сносно описать в междометиях и пиктограммах. Получается глупо, но в этом есть что-то забавное.
Решительно все, что я помню о 2011 годе.


А если перестать ломать комедию, то год был наполнен несколькими вещами.
Во-первых, литературное становление. Слава Дьяволу, я очень активно учусь изящной словесности. Выкристаллизовалась за этот год моя радость, носящая имя "Живые души".
Во-вторых, несомненное психическое развитие. Я обрел некоторое понимание себя, особливо как маньяка-слэшера, который везде слэш найдет, а теперь еще и напишет.
В-третьих, я продолжаю искренне любить ту, с кем связан узами любви уже больше полутора лет, и эти узы крепнут с каждым днем.
В-четвертых, история. Я обрел свою любовь в лице настоящего, живого, реального, а не виртуального или выдуманного неведомо кем мужчины. А что он жил за триста лет до меня, не имеет значения, любовь-то чистая.
В-пятых - опыт общения с мужским полом, живущим со мной одновременно. Опыт замечательно негативный.
В-шестых, и это самое прекрасное - за год я так и не научился потрясающему таланту ложиться спать вместо того, чтобы умиляться на зрелище овеянного демонами Исаакия в эпиграфе. Это значит, что год прожит не зря, и я могу с чистой совестью отпустить его на самотек вглубь веков, дабы он не завис в моей гипотетической душе на лишние деньки.
Прощай, 2011-й, Аннуинской Вороне будет тебя не хватать.

@темы: - Что такое аниме и стоит ли с этим бороться -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

20:17 

Requiescat in pace

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ровно триста десять лет назад, 30-го января по новому стилю (20-го по старому), в Ревеле (Таллинне) в шведском плену скончался на пятьдесят первом году жизни Шарль-Эжен де Круа, второй российский фельдмаршал, прослуживший на протяжении своей жизни четырем государям и потерпевший сокрушительное поражение под Нарвой.
Тело его, хранившееся в кирхе Нигулисте в Ревеле, захоронили спустя два столетия, через 195 лет после смерти.
Воля Петра, беспощадная и бессмысленная, погубила сотни тысяч людей на Северной войне и на строительстве Невского Парадиза. Одной из этих безвестных и забытых жертв стал герцог Шарль де Круа.








 

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -

15:58 

О военном

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Около недели с лишним назад я имел увлекательную беседу с женщиной-литератором, поэтом, блокадницей. Хотя ее вывезли в эвакуацию, она провела в Ленинграде самые тяжелые месяцы - конец 1941-начало 1942 гг.
Узнав, что я пишу о блокаде и внимательно изучаю этот период, она выказала интерес, и я поделился стихами о блокаде - самой первой версией, начальным опытом. Вначале дама не ругала меня, напротив, сказав пару слов о неровностях в стихе, - есть такое дело, - похвалила за начинание, но спустя некоторое время позвонила и высказала претензии.
Сводились они, вкратце, к следующему:
- всех кошек съели практически сразу, к ноябрю их уже не было;
- свежего хлеба ни крошки;
- окна забивали фанерой.

Я информирован обо всех этих пунктах и не горю желанием доказывать очевидность, состоящую в том, что и единой попытки их опровергнуть я не допустил, но высказывалось мне так, словно я вру обратное.
- люди не могут знать, сколько времени продлится блокада, а если знают, то это фэнтези, а писать фэнтези про блокаду - кощунство. И что значит "кого будут величать", если люди не сомневались, что Сталина?
Это объясняется моим сюжетом, а против собственного сюжета я, увы, не попру. И бытовая мистика - не есть фэнтези.
Впрочем, то, что мне сказали дальше, вызвало просто тихий ужас.
- Никто в Ленинграде ничего не запасал и не покупал заранее. Магазины сразу закрылись, покупать некогда и нечего. Все были уверены, что нам ничего не грозит.
На мои слова, что люди заготавливали крупы, сухари, мне сказали:
- Вот у тебя сейчас на случай войны сухари есть? Нет? Вот и у них тоже не было.
Самое смешное, то есть печальное, что у меня - есть. У меня килограммов десять крупы есть в доме постоянно. Самые тяжелые времена - четыре-пять месяцев. На это время, хоть и впроголодь, того, что у меня есть дома, прекрасно хватит.
Но. Как я представляю себе ситуацию в Ленинграде.
Почти два года идет Вторая Мировая война. Она охватывает большую часть Европы, и СССР точно не останется в стороне. Недавно была Финская война, после нее еще не улеглась пыль, а каков был риск, то дойдут до Ленинграда? Конечно, люди предусмотрительные собрали запасы на случай осады, приготовились к войне. И стекла полосками обклеивали, и сухари сушили. Другое уж дело, сколько их было, в смысле, предусмотрительных людей.
Далее начинается Великая Отечественная. От 22 июня до 8 сентября два с половиной месяца. Магазины окончательно закрыли в первые дни сентября. Да, была пропаганда: никаких запасов, мы разобьем врага за две недели! Но разве не обойти запрет на запасы, покупая в разных магазинах понемногу, но каждый день? Без труда.
Из Ленинграда можно было пешком выйти на восток, пройти день-два до деревни и оказаться в безопасности.
Теперь о поведении народа. Взрослая часть населения - очевидцы Первой мировой и Гражданской, - не могли не запасать продукты и не готовиться. Они знали, что это такое. Но большая-то часть - люди молодые! У них маленькие дети. Мне известен случай, когда женщина отвезла годовалого сына в деревню, где была надежная сельская база для жизни, а сама вернулась в Ленинград, где не работала, и ради чего? Комнату съемную охранять! А вот слова мужчины лет пятидесяти, тоже чудное исключение, хоть оно и видело Гражданскую с Японской:
- Что бы ни было, но лучше не будет, а надо ожидать худшего. Вчера день был днем волнений для меня. Нужно было решать вопрос ехать или не ехать на стройку в Куйбышев. Решил не ехать. Тяжело и с Ниной расставаться. И вообще сейчас нецелесообразно туда ехать. Плохо или хорошо мое решение покажет будущее.
Нина - его жена, которую товарищ собирался оставить в городе, уезжая со своей лабораторией при заводе. Забавно, да? Он так и не решился уехать в Куйбышев, а остался в Ленинграде, и их вывезли по Дороге Жизни в 42-ом.
Та сударыня-поэтесса, что провозглашала безответственность голодного населения - ей было три года, когда началась война. Я охотно готов поверить, что ее родители не приготовились к ней.
Но_это_было_реально.
Люди ленились выживать, люди действительно не представляли себе блокадные условия.
Но_не_все.
Когда моя бабушка, тогда десятилетняя, жила на улице Ленина на Петроградской, в том самом угловом доме на Левашовском, у них были соседи, запасшие крупу - мешками. Они боялись выпускать на улицу свою дочь, чтобы ее не съели, потому что она выглядела более упитанной, чем окружающие.
И другие соседи, которые с нажимом велели прабабушке Лиде брать дочку и остальных детей (она была учительницей) и срочно вывозить их в эвакуацию, и этот совет спас им жизнь.
А теперь наша соседка - старушка, которая в пять лет от роду видела, как крысы бегут к горящим Бадаевским складам. И у нее был_дома_хлеб.
Не нужен дар предвидения, чтобы пережить блокаду. Да, это страшно, но надо знать, что запасать. Дрова для обогрева, аптечка, крупа - она, как ни странно, не портится, - буржуйки, теплая одежда... Не глупостями маяться, типа береженой квартирки, а готовиться.
Потому что у людей было два месяца минимум и больше двух лет... Без максимума. Те, кто уже воевал, это знали.

И знаете, что сказала блокадница на мои аргументы:?
- Горько знать, что нынешнее поколение настолько не хочет понять эту эпоху. Ты все равно не поймешь, я зря тут распинаюсь. Лучше вообще не пиши о блокаде, оставь эту идею в покое, потому что, когда ты это покажешь людям, тебе станет стыдно. Ты должна смотреть в современную тебе реальность, зачем тебе прошлое, если ты все равно его совершенно не знаешь?

@темы: - Прогулки по Темной Стороне -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

16:54 

Литературный моб

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
День того (кого), кого автору заблагорассудится уложить на стол.

Отрывок первый, эротический и просто PWP


День домашних животных


Отрывок первый, продолжение демонического банкета

Отрывок второй, извращенческий.

Отрывок третий, растениеводческий.

День людей


Отрывок первый, сравнительный

Отрывок второй, поэтически-злобный.

День собственных пожеланий.


Сцена первая, анекдотическая.

Сцена вторая, религиозная

День природы.

*Примечание: все упоминаемые персонажи - шинигами. И дальше - тоже будут только они.
**Примечание: какая-то у меня природа мрачноватая вышла...
Отрывок первый, кладбищенский

Отрывок второй, анатомический

Отрывок третий, геологический.



Дальше:

 
запись создана: 05.01.2012 в 14:45

@музыка: Warhammer 40000 - For The Craftworld

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Трава - не наркотик. Слышишь, трава, ты не наркотик. -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Фиглярство-с и фокусничество трактирное -

16:07 

Война

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Эти секунды мы вырвали у войны.
Кровь на запястье и взгляд воспаленных глаз.
Не удалось нам предугадать цены
Этих сумбурных, бессмысленных, тихих фраз.

Эти секунды мы вырвали у войны,
Вырвали мы касанье усталых рук,
Сорванный голос, рубцы на щеках видны,
Замкнутый только на пару мгновений круг.

Эти секунды - прощание навсегда.
Знал бы - держал бы тебя, не пустил на смерть.
Тусклой улыбке твоей поверил тогда,
И отпустил, чтоб от горя потом гореть.

Рука об руку мы с тобой прошли всю войну,
Ты погиб, и остался мне победный рассвет.
А война через час закончилась... Не пойму,
Почему я в числе победивших - тебя ведь нет.

@темы: - Прогулки по Темной Стороне -, - Стихохтонь -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Темные воды кинематографа -, - Фандомное -

22:01 

Глас вопиющего в реферате

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Шарль, твое ж высочество, мои герои могли бы на твоем трупе славно подзаработать, а мне от него хлопоты одни. Скажи мне, герцог, предмет ты исследования или объект?!
Ну почему ты умер так рано? Почему тебя похоронили так поздно? Почему из-за тебя я, извлекший тебя из глубин ноосферы, претерпеваю адские мытарства бюрократического толка?!
Хотя какие к тебе претензии, ясновельможный ты мой. Ты ж исследовательские работы с тезисами на конференции никогда не посылал.
...Главное, что я знаю: ты жив, все равно ты жив...

@музыка: Warhammer 40000 - Ancient Rites

@темы: - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

15:04 

О высоком

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Кто сказал, что любовь слепа? Нет! Любовь - самое пристальное из чувств. Оно найдет в человеке столько достоинств, скольких он и сам в себе не увидит...

Люциуса Малфоя я не обожал никогда. Помню славные дни, когда читал книги Ролинг и смотрел первую тетралогию фильмов - мне нравились все, от Гарри до Хагрида. Помню, как обожал Северуса Снейпа, коего не разлюбил и сейчас. А вот Люция - нет.
И он красивый внешне. Но под маской прелести змея таится, в словах коварных прячет яд, который вкрадчиво вливает... Как вдохновиться этой красотой? Искусственность и подлая слизеринская натура - вот как это выглядело.

Порою герой зацепляет красотой, понуждая любоваться им. Для меня она стала вторым этапом. Ибо "ДУША, КАКАЯ У НЕГО ДУША" пришло и ударило в самое темя до явления спасительной мысли "ОБОЖЕДА, ОН ПРЕКРАСЕН". Вот именно в такой последовательности и именно с такой экспрессией.
Неудачливый второстепенный злодей, чье описание практически отсутствует в тексте Ролинг, стал в руках мастера подобен античной статуе, в каждой черте которой - отточенное совершенство. Безупречное лицо, безупречный шелк волос, безупречный вкрадчивый голос... Раньше я бы назвал его Снежной королевой. Мраморная, хрустальная - маска, изредка позволяющая эмоциям прорываться наружу, слишком изредка, чтобы раскрыть характер полностью, но идеально воплощающая аристократический фасад. Белизна локонов и сталь глаз не прячет черную душу, которая так удобно могла бы контрастировать с платиновым ореолом - злодейская деятельность Люци не кажется достаточной, чтобы считать его воплощением зла. Хотя он никогда и не казался мне настоящим злодеем. Больше напоминал экспонат, которым можно любоваться сквозь витрину, но не трогать руками.
И даже на анализ сил не хватает, а только на придушенный стон: Сатана-милосердный-эти-глаза-эти-губы-эти-волосы-эти-пальцы-уносите-меня-срочно-окочурюсь!111!!!
Поэтому я его фотографии развешиваю по всему дому между гравюрами с королями и фельдмаршалами.
И посвящаю ему сонеты, как Прекрасной даме в куртуазный век.
И вставляю в половину постов любимое лицо.
И любуюсь, как сумасшедший.
Семь месяцев подряд. Сентябрь-октябрь-ноябрь-декабрь-январь-февраль-март. Это с того момента, как я осознал, что он не злодей.
И три месяца с момента, когда понял, что Айзекс -"ОБОЖЕСАМЫЙПРЕКРАСНЫЙМУЖЧИНАВМОЕЙЖИЗНИ". Вот именно с такой экспрессией.
И Дьявол милосердный, как же я счастлив.

из недр Сети

@музыка: Маврин - На осколках веры

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -

18:10 

Они навек останутся врагами, и верный ждет врага в конце... конец.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Соотношения бывают разными. Иногда один герой противостоит сонму злодеев, что заставляет выдумывать герою ужасную крутизну, зато весьма популярно. Иногда сонм героев (сильных) - жалкой кучке злодеев (умных, а потому тоже сильных). Самое главное, что гарантировано противостояние, в котором победит герой.

Феномен злодея для меня выражается так: я не могу придумать для себя же ни одного вражины. И виной тому отнюдь не недостаток воображения, а, судя по всему, обратное.

Нехватка злодеусов злеев, что будут угрожать моим героям всяческими гадостями, объясняется тем, что я слишком твердо уяснил: злодей - тоже человек.
У него есть то же самое, что у героев: мышление, обычно рациональное, мечты, стремления, убеждения, верования и мотивы для злодейства. Он тоже страдает от чего-то, он тоже умеет любить и сопереживать, он тоже радуется совсем не только зрелищу выпущенных геройских кишок. Просто он тоже чего-то хочет, как и герои, и если эти желания оказываются взаимоисключающими, то злодея просто убивают, чтобы не мешал.
И еще постулат: Добро и Зло - абстрактные категории, противоположные друг другу и различные в каждой системе координат.

Вся разница в том, что если принимать за добро Х, то зло = -X, а если добро = Y, то зло = -Y. Нас учат, что добро - это мораль, закон, порядок, дружба, любовь и взаимопомощь. Нет! Это принято за добро только сейчас и здесь. В любой момент эта точка зрения может измениться. Нельзя же навсегда прицеплять к переменной одно значение, на то она и переменная.

Возвращаясь к литературе: в отношениях антагонист/протагонист переменной становится не душа, не внешность, не принадлежность к организации, а цель. Цель действия, цель всей деятельности, цель жизни - она вступает в непримиримое разногласие, оканчивающееся смертью злодея, которого герой сметает с пути. И следующий вопрос: кто же из них тогда злодей? Разве тот "минус", поставленный мною перед злодейской переменной, означает, что он плох? Нет, это лишь фактор различия. Цель злодея бывает объективно плоха в рамках принятой нами системы координат. Вот только она не абсолютна.

Заметьте, кстати, нюанс, работающий в фэнтези: антагонист must die. Если в произведениях дело происходит в мире, где есть юриспруденция, злодея скорее арестуют и посадят за объективное правонарушение и преступление, и там я не поспорю, что он неправ.
А вот в мире меча и магии никаких наручников и тюрьмы нет, не считая сырых подземелий, где враг первое время немного подержит героя, - поэтому враг обязательно будет убит. Никто не посадит героя за его убийство. Герой будет жить, есть, спать, любить свою принцессу или кто ему там отколется, править отнятой у злодея страной, а злодей - гнить на окровавленном поле боя в окружении ворон и стервятников. Ребенок, дослушав сказку, не спросит, кто похоронит останки Кощея, выброшенные царевичем в лес, не скажет задумчиво, что та же Василиса вполне могла его и полюбить, чтобы он перестал чахнуть над златом. Зрители в рецензиях на фильмы дружно восхищаются "Какой гениальный актер, так устрашающе сыгравший очередного отвратительного, двуличного ублюдка!"
Авторы книг, и классических, и современных, забывают о том, что будет со злодеем и его делом после его смерти: ведь он уничтожен, все позади! Герой нередко окунается в то, чем владел до него враг. Кто же он, мародер, грабитель? Нет, он герой. И это древний архетип.

Вот поэтому я не могу создать для себя гадкого ублюдка, который станет насиловать, убивать, пугать и унижать моих героев, чтобы они потом с наслаждением его убили. Я зароюсь в причины такого поведения, потому что никто не станет причинять муки другим без причины. А потом логика подскажет мне, что тот или иной поступок постепенно формирующийся образ не сможет совершить. И тогда он сам станет героем, чтобы не пасть жертвой моего пера.

Я верю, что персонаж, в которого автор вложил свою любовь и силу - живая душа. Я верю, что он обладает небольшой - или даже очень большой - инициативой. Я не верю, что все те монстры в людской плоти, которых создают авторы, чтобы целью всего произведения стала борьба с ними, идут туда добровольно и не испытывают боли оттого, что автор не понимает и не чувствует их.

Вот так пафосно и с чувством. Литература - макет жизни человека и общества. Она тоже состоит из живых душ.
Я сменил систему координат, и добром для меня стала рациональная логика, а злом - ее отсутствие. Но и она упирается в традиционную мораль. И она стала светом. Я достаточно полосатая натура, но в образы, рожденные моим сознанием, я вкладываю весь свой свет до последнего лучика. А логика просто не пускает ни одного злодея... чтобы потом мне не пришлось его убить.

@музыка: Р.Вагнер - Der Weg in Walghal

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Темные воды кинематографа -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -, - Что такое аниме и стоит ли с этим бороться -

16:28 

Не высокомудрствуй, глупый ученик!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
В школе воцаряется предвыпускной аврал, знаменуемый страшной, хотя и ожидаемой вещью: репетициями сценарного праздника. Кстати, последний сценарный праздник, где я участвовал, состоялся в конце моего четвертого класса. Подготовка, разумеется, окрашена безграничным и вечным чувством черной зависти к "Б"-классу, где уже готова толстенная папка со стихами и песнями, а также презрением Мадам Литературы, не упускающей напомнить нам о смерти экзамене.
Теперь мы поем частушки, навевающие страх своей нескладностью (напоминаю, в четвертом классе, когда я и не помышлял взяться за перо, они были ровнее). Характерный пример:
По истории спросили,
Кто однажды взял БастилЬю,
Я ответил, что не я,
Вы поставили мне "два".

Тихая катастрофа.
Помню, тогда, на заре туманной юности, мы пели, например, такие куплетики:
Чемпионом прозванный,
Антон кидает в цель
Желтый неопознанный
Летающий портфель.

Или:
Мы немного пошумели,
В окнах стекла зазвенели.
Нам сказали "Тишина!" -
В школе треснула стена.

А теперь в сценарии царит тот же упадок, что и в незабываемом "ГИМНЕ ЛИЦЕЯ". Кое-где есть довольно здравые и забавные образы: "Я искал квадратный корень, раскопал весь школьный дворик...", "Наш любимый Архимед плавал в ванне много лет...", но в целом хочется перекреститься и написать что-нибудь от себя. И презентовать.
Разумеется, не обходится без прессинга: мол, наш выпускной, мы его и должны готовить. Хотя удовольствие маленькое - выходить на сцену из-под учительской палки и петь нечто невразумительное.
Будем надеяться, что хотя бы Мадам не будет травить нам души заунывной песней "Вы-еще-не-сдали-ГИА, вы-еще-не-выпустились-и-не-выпуститесь, вы-бездарны-и-необразованны...". На днях я выяснил у нее, что не имею права использовать в сочинении метафоры, так и не поняв, впрочем, распространяется ли запрет на эпитеты, олицетворения и, конечно, хиазмы. Подумываю повесить ей на дверь плакат с эльзевирским мудрецом и девизом «Noli altum sapere» − «Не высокомудрствуй», как ее жизненное кредо.

@музыка: Warhammer 40000 - Forged In Battle

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -

11:49 

Ночной выкидыш

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Угловой подъезд

Нити рвутся - больно до смерти.
Там, в пыли на каминной полке,
Притаились вопросы-черти,
Заползли и сбивают с толку.

Разгулялись в золе бессонной,
Наблюдающей тенью крысы,
В коридоре пустили стоны
Длинным эхом до самой крыши.

Возле двери - пестрая плитка,
Бело-красное поле шахмат,
По которому черной ниткой,
Размотавшись, трещины частят.

Черным ходом - скрипят ступени -
Пробежать в синий двор-колодец.
На углу задрожат колени:
В арках ночь, или кто-то ходит?

За дверями старушки дремлют,
Моль седая грызет их шали,
Не допросишься ты их: с кем ли
Или с чем их мысли-печали?

Замолкает пожар камина.
Книга сказок. Память о смерти.
Тает белая балерина,
Тает олово, в углях меркнет...

@музыка: Annwn - El Rey Nimrod

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - Прогулки по Темной Стороне -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная