Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - Мушка моя алярмовка! - (список заголовков)
00:11 

Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:29 

Поминание крапивницы, удавленной марта седьмого дня года 2014 от пришествия Твоего

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Соседушка по парте богоненавистной позорной ловитве предана, принесла банку толстого стекла с парой крапивниц - мертвой, как листок осенний, и животрепещущей. Многоразличным позором и глумлением одну умертвила, вторая же возьми да упорхни.
Прехищряла в мерзостные игралища шершня да гадюку в прошлом годе. От той гадюки бы невидимо прият язву и от нея же и скончайся, да жива.

Памяти бабочки

В стекле туманится злотворный сладкий яд,
И зыркает глазенок пестрый ряд
Сквозь скользкую прозрачную бездушность.
И руки бьют в набат по крышке,
и пальцы ковыряют в пышном, багрово-оттопыренном заушье.

Стуча в стекло, ломаю крылья, тычусь с хрустом,
Топчу свои шуршащие ошметки,
моей пыльцы звенящие оплетки,
Да будет вашим цепким пальцам пусто!

Так высоко, что вам не долететь,
Где ваша взломана, разрушена и вскрыта слепая клеть,
Там бриллианты сладостного света.

За крылья жадно рвут, к ним липнут потно, влажно, долго ваши пальцы,
Распластывают, тянут, крутят, винтят, впиваются, как косточками - пяльцы, -
Сопит короткий нос, глаза из-под волос
Меня измяли вязким любопытством.
Темно мне. И в сухом пустом безмыслье

Я бьюсь и бьюсь. Мертвец стоит стоймя на высохших ногах,
Сложил свои поломанные створки.
Над ним пыхтят, нудят, кричат, заливисто хохочут,
Слюною, капающей на голову, мочат,

Я же вырываюсь. И надо мной соленый бриллиант
Из света теплых, сонных, вялых ламп.

@музыка: ASP – Spiegel

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Стихохтонь -, - Одиннадцать годков, да больно мало -, - Мушка моя алярмовка! -, - Активация личного бредогенератора -

22:46 

А мы тут сепией балуемся

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Признаки вашей покорной Ртути:
1. Она сидит на моем стуле.
2. Она носит мои очки.
3. Она любит ноосферу.






@музыка: ASP – Tiefenrausch

@темы: - Фиглярство-с и фокусничество трактирное -, - Мушка моя алярмовка! -, - Музофренические посиделки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -

18:44 

Попытка зайти в дневник, расслабив мозги, и что-нибудь сказать в пространство

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ваша Ртуть припадает к трем явлениям.
К ЕГЭ по математике, к "Дому, в котором..." и к "Имени розы".

Второе - то, что может у меня получиться лет эдак через десять, и не потому, что я высокомерна и самонадеянна, а потому, что модель сюжета так и не дождется заслуженной переработки. Третье навсегда останется мечтой и воплощенным идеалом исторического криптолитературного... культурного явления. Сложно подобрать более почетное слово.

Первое у меня не получится.

***

А вот, чем я занимаюсь, когда ненадолго прекращаю прислоняться к чужому величию, пропитывая рассудок его ароматом.

Довольно высокий подвижный стол, на нем клава и мышь. Над столом на высоте сантиметров в семь привинчена доска, на ней монитор.
Берем кусок колбасы, кладем его на блюдечке в зазор между столом и доской, да поглубже, подпускаем кошака и смотрим на подвиг Геракла.
Кошак извлек колбасу три раза подряд, пользуясь клавой в качестве подручного средства, и был награжден за находчивость. Согласитесь, нет дороже дара, чем тот, который ты сам выцарапал у жестокой судьбы! А я получил смеховые колики.


Да, это и есть моя новость: у меня есть кошак кошак у меня есть Я ЕСТЬ У КОШАКА.

@музыка: ASP – Wechselbalg

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Олья подрида -, - Одиннадцать годков, да больно мало -, - Мушка моя алярмовка! -, - Активация личного бредогенератора -

16:24 

Я сегодня люблю

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ваша Ртуть есть редкофандомный химический металл.
04.03.2014 в 15:56
Пишет Мыслящая Ртуть:

Пусть №202
Пусть усталый человек с прекрасными карими глазами и злой усмешкой, с несгибаемой волей и плачущим кровью сердцем найдет спустя века своего сына, и ему не придется пройти все круги ада. Все, кроме тех, которые он уже прошел.

Пусть маленькая девочка играет, смеясь, с мудрым и жестоким ящером, и они сами друг друга удерживают и сохраняют.

Пусть принц-полководец, лишившийся семьи и отечества, преданный своим царем и выброшенный своей эпохой, сидит в комнате с заклеенными крест-накрест окнами и чертит план дома, в котором когда-нибудь будет жить со своим названным братом.

Пусть недвижный памятник бурными ночами наливается живой силой, в стремительном конском прыжке оставляет позади себя скалу и кружит по берегу реки, а на том берегу ждет его прекрасная строгая дама в небесно-голубых фижмах.

Пусть задиристый лейтенант с рыжими бакенбардами, устроившись в тускло освещенной кают-компании, выводит в маленькой тетради с золотистой веточкой на обложке свои искренние каракули, неразборчивые из-за качки.

Пусть дом в Ленинграде, похожий на корабль, врезающийся во время своим острым носом, не заденет ни одна немецкая бомба.

Пусть по пыльным улицам Старого города чеканят шаг императорские некроманты в начищенных киверах и темно-синих мундирах со скрещенными костями на шевронах.

Пусть обезумевший от ненависти мститель, искалеченный псами-рыцарями, никогда не сложит оружия, пока не подарит спасение своей маленькой светловолосой дочке.

Пусть пятый прокуратор Иудеи, кутающийся далеко-далеко в белый плащ с кровавым подбоем, успокоит свое измученное сердце, потому что его скоро освободят. Осталось лишь найти людей, которые это сделают...

И еще.

Пусть где-то среди миров всегда и вечно летают на хрупких, прозрачных стрекозиных крыльях маленькие бронзовые птички с шестеренками вместо бойких сердечек и циферблатами вместо голов, отмеряющие своим звонким тиканьем жизнь вселенной выдуманных персонажей, бесконечную, как сама Вселенная.

URL записи

Посмотреть на птичек

@музыка: ASP – Sanctus Benedictus

@темы: - Фиглярство-с и фокусничество трактирное -, - Утащено в тихую обитель -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Олья подрида -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Ваша покорная Ртуть -, - Активация личного бредогенератора -

10:58 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Моя стена во Вконтакте набита темами для больших дайри-эссе.
Подарите вашей покорной Ртути мешочек времени на день рождения, совсем маленький, бархатный, с завязочками-золотым шнуром.

Маленькая картинка в голову пришла:

Кухня

К облупленному потолку
И к лампочке, косо висящей на проводе,
Вздымается тусклый пар,
И от него запотевают очки.
В котле вскипела вода,
Обвив пузырьками взмокшую траву,
И стало так душно,
Так
Дымно и мерзко-влажно.

Просторная коммунальная кухня
Опустела, по горло забилась морозом,
И слабый огонь под котлом
Протягивает мне горстку тепла.
Котел в объятьях огня
Вспоминает былые свои деньки.

В нем были заморские травы,
Чьи листья плыли, как корабли,
И пряное злато южных островов,
И мясо, кровавое, сочное мясо
Булькало, варилось и говорило
О жизни, сладкой, как летние травы,
И содрогалось в кипящей воде,
В узоре из овощей...

Я вытираю с очков туман.
Стучат о стенки котла
Плохо вываренные кости, которые
Помнят только о голоде.
И мои старческие руки скрючены
И мелко, жадно дрожат.

@музыка: Йовин - Гретхен

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Музофренические посиделки -, - Стихохтонь -, - Чернильница в ужасе -, - Ваша покорная Ртуть -

16:35 

Любовь к истине

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Моя соученица так хрупка, что северный ветер с одного дуновения унесет ее вместе с зонтиком, и так допытлива и цепка, что удержится на хрустящей сухой вершине сосны. Иными словами, она похожа на белку больше, чем мне бы этого хотелось: ах, как искусно она растекается по древу!

Ко всем моим несчастьям, сидит она строго позади меня, а учительница - строго впереди, и двусторонний диалог поддерживал бы разве Янус (да профессор Квирелл). Мне в спину сыплется ее звонкий гладкий голосок:
- Ты христианка? Нет? Атеистка? Веришь в Сатану? Я верю в Бога... Что значит - логично? Христианство вполне логично...
Мой голос должен быть звучным - я на своей территории. Ковровая бомбардировка словами вызывает запинки, порождает то раздраженный жалобный фальцет, то мычание подбора слов.

Я окончательно отворачиваюсь от учительницы, и так мы становимся двумя невежливыми людьми.

Это урок, прерванный всеобщим походом на прививку. Я и моя соученица вернулись раньше. У нее на руке - кусочек ваты, у меня - отвратительно драматический (и драматически отвратительный) кровавый бисер, разбежавшийся на тонком белом рукаве.

Я совершаю мою любимую ошибку: объясняю, улыбаясь, что я нормальный советский афей.

Соученица засовывает за ухо прядку тоненьких, как она сама, желтых волос, и мечет в меня вопросы с тою же сноровкой, что азиатская баскетболистка - мячи в игровой автомат, - отработанными дроидскими движениями:
- А зачем ты повторяешь за родителями? Ты не хочешь верить во что-то свое?
Со стороны: у меня морщится лоб, губы кривятся неестественно и выставляют верхние зубы. Но соученица похожа на белку, а я не похож. Это утешно.
Старый добрый атеист, который верил в Единого Бога и отрицал политеизм (вы еще помните этот ужасный скандал?), к счастью, устарел. Теперь атеист - человек, верящий в Сатану и отрицающий Единого Бога.

Я не страшусь объяснять о себе те интимные вещи, которые никак не касаются до материального благосостояния, личных данных и прочих малоинтересных социальных вещей. Потому что ничего принципиально интимного в вопросах личной веры для меня нет. В тех редких случаях, когда настроение у меня хорошее, а собеседник слаб, я позволяю себе незначительно подняться в моих за глазах за счет непререкаемых аргументов, но не перед столь напористым лицом. Дело другое, что я не задаю этих вопросов, пока мне сами не скажут, ибо мало кто относится к сему вопросу так легко, как я.

Но ведь краткость перемены - это самое плохое в школе! Есть вещи, которые я просто не успею сказать.
читать дальше

@музыка: Башня Rowan - Серый ветер

@настроение: ни разу не афтобиография

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Одиннадцать годков, да больно мало -, - Музофренические посиделки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

19:29 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Что может прогрессировать с такой же удручающей однообразностью, как градус серьезности моих поздравлений для ЦВМБ? Да только градус маразма на посвященном Новому году корпоративе.

Я не обижен, я сам дурак.

Все пели "В лесу родилась елочка", причем страшные куплеты о срубании елочки топором были заботливо вырезаны из текста местным дедом-морозом. Воображение в минуту дорисовало большие черные квадратные плашки цензуры.

Дикий грохот "Синего инея" и "А я иду такая вся" из колонок в человеческий рост вошел в резонанс с моим сердцем, я зашатался, как раненый Голд, и выпал из зала, стискивая в дрожащих руках студенчески-жалкую тетрадочку с набросанными разноцветными авторучками стихами.

Сегодня, когда в позднедекабрьском теплом мареве
С бодростью мчат по планете оттепельные реки,
Приказом с небес провозглашаю странное:
Мир по всей Военно-морской библиотеке.

И стеллажи удивляются, и полочки
Находят забавным такое положение дел,
И пергаменты, нетерпимые к мелованной модной сволочи,
И робкие послевоенные томики, жалобно молча,
Сбредаются где-то за тяжестью стен
встречать свой ежегодный удел.

Молодые друг другу бормочут "Здрасьте!",
Сталкиваясь впервые за триста шестьдесят пять дней,
А некоторые, что одинаковой кожаной масти,
Друг к другу ласкаются,
страницами сопрягаясь все крепче и верней.

По вощеным паркетам холодно-огромной залы,
Распылавшись к полуночи жизнью, шелестящей и озорной,
Протяжно поскрипывают обложки, сафьяново-алы,
И шпорами бряцает оковка с замком на иной.

И "павлинье перо" развевается в ветре танца,
И мурлычуще-нежен их бархат и гладкий муар,
Серебрится хрусталь в мягком блеске игривого глянца,
А гравюры в надменных улыбках скрывают сердечный жар.

Распушив золоченые срезы, поймав ими отблик
Высоко-высоко колосящихся пламенем свеч,
Принимают огромные атласы сдержанный облик
Капитанов, чья солью морскою пропитана речь.

Любомудрый седой палимпсест в буквицах блеклых
Согнут в звонких веригах бессмертныя тайны:
Он в слова и рисунки облек
Рецепт философского камня.

Эти книги себя возвышают в своем роскошестве,
Стоит тебе уснуть, уронив себя среди них на полку,
Как они сойдут по шаткой твоей стремянке
в пугающем тебя множестве,
Насмехаясь над существом твоим крошечным,
Хотя и без особенного для тебя толку.

Подари их хоть раз за год бесценностью твоей дружбы,
Братом сядь рядом с теми, кого занес в каталог,
Выбей пробку шампанского да выпей за них глоток.
Им, как всякой живущей твари, участие нужно.

И сквозь брызги и пену и ярче, и краше
Отразятся все старые годы, и Новые годы
и инкунабул, и хроник, и лоций,
и атласов, и путешествий,
и вензельных графских коллекций,
и тисненых экслибрисов, и печатей,
и марок с карикатурами,
и болтливой бесцеремонной периодики,
и карточек на все это, дремлющих в своих ящиках,
и наши.

Колонки здоровые; микрофоны, гады, фонят.
***
На Петре по-прежнему маска коровы.
***
Двигаемся вперед в стихотворенчестве, руководимые путеводным Маяком.

@музыка: Tower Rowan - Мавританский король

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

16:15 

Встать на цыпочки и потянуться со скрипом

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Дорогие мои!

О -343, сколько же месяцев я не брал в руки клавиатуру и впечатывал эти теги!
Кхм... Еще раз.

Дорогие мои!

Кидаю клич.
Есть ли здесь те (ну, те, кто меня помнит, я уверен, есть), так вот, найдутся ли люди, кто желает получить от меня открытку на Новый год, но чьего адреса у меня еще нет? Это значит, что все, кто хоть раз мне писал по почте, и кому писал я - у меня уже под колпаком в первоочередном списке.

Смело поднимаем руки и ничуть не считаем себя ничем обязанными. Ведь это я полгода боялся, о да, боялся, как последний кролик, открыть Дайри и изучить избранное, уделить внимание, дать знать о своем существовании... Простите меня, люди.
Если вам захочется: ткните меня носом в то, что я пропустил. Пожалуйста, родные. Я хочу знать. Я хочу снова жить.

Эти полгода, хотя не знаю, сколько, я вспоминал о дневнике каждый, без изъятия, день. Ах, кто бы изобрел средство прямой посылки мыслей в отправительную формочку!

И я вас очень, очень, очень люблю.
Всех.
Без изъятия.

@настроение: у меня даже нет тега для одиннадцатого класса.

@темы: - Ваша покорная Ртуть -, - Чернильница в ужасе -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -

15:28 

Словарная статья: Без царя в голове

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
В голове: Бог есть разум. Разум есть бог.
На языке: душа.
Умствующий агностик, я оперирую понятием "душа", дамы и господа, едва ли не чаще, чем понятием "разум". Все, что трудно изобразить точными словами, все, в чем проявляется не-разумное начало - все "душа", "душевное", все - объемлющее человека. И так часто срывается это понятие для характеристики человека, что уже пора б ему тончать, протираясь, и падать в убожество повседневного потребления; но оно только ширится, вбирая в себя все больше, и скоро становится синонимом "человека" как такового.

Да, дорогие мои, философия в ее изощренности обычно отделялась от меня еще эльзевировским мудрецом под деревом с девизом Noli Altum Sapere, в какой фразе слились для меня оба ее значения: ветхозаветное "Не превозносись разумом" и позднейшее "Не высокомудрствуй". Попросту говоря, разбить задачу выведения философского умозаключения следует на приземленно-бытовые промежуточные выводы - приземлиться и не витать!

И вот она, эта "душа", рвущаяся с языка всюду, где речь идет о человеке, и "живая душа", и "душа мертвая", - она не есть душа вечная, библейская, богоданная. Она есть: человек.

И вот он, образ: душа есть человек, Бог есть разум. И Бог нередко отворачивается от человека - ну, мы уж знаем... Вот она, картинка мироустройства в юниверсуме, бьющимся меж добрых ладоней матери-Природы под жестокими ударами грубой семихвостки естественного отбора в руке мачехи-Эволюции...

А, впрочем, к черту высокомудрствование, дорогие мои!
Я пришел сюда жить и привел свою душу.

@музыка: Chaos is a ladder

@настроение: There aren't a thousand blades. There aren't even two hundred. I've counted. (чудный образец деконструкции)

@темы: - Ваша покорная Ртуть -, - Чернильница в ужасе -, - Темные воды кинематографа -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

12:40 

Поздно звать к телефону начальника департамента глюков и монстров (с)

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Несет тело свое дородное по проторенной дороге купеческая дочь. В бутыли ее вино плещется, крепкое, алое, как кровь, что ей пухлые щеки румянит; в заплечной сумке ее снедь тяжестью ласкает; в руке хрустит медовою корочкой каравай, белый, как пальчики ее нежные. Откусывает она от каравая, прихлебывает вино, и солнышко над нею светит-заливается.
Вдруг встает перед дочкой купеческой, как из-под земли, старушонка: маленькая, беленькая, как мышка полевая, смотрит жалобно и просит тихим голосом:
- Нет ли у тебя, доченька, кусочка хлебушка?
Дочь купеческая сие смекнула и хлеб за спину спрятала, да отвечает басом:
- Может, и есть, да не про вашу честь!
- Смилуйся, доченька, - молит старушка, - у меня три дня маковой росинки во рту не было! А я тебе за то секретную тропку укажу, пройдешь по ней и мигом отыщешь, чего душа твоя желает.
- Нечем мне тебя кормить, старая, а тропку-то укажи! - говорит дочь купеческая.
Старушка вокруг себя крутанулась, и увидела дочь купеческая развилку дороги, и непростую: левая тропка широкая, гладкая, по обочине живая изгородь цветущая. А правая - каменистая, узенькая, что твой пояс, бурьяном заросла. Старушка и говорит:
- Иди, доченька, по левой тропочке, и придешь к счастью твоему!
И обрадовалась, и побежала купеческая дочка, не оглядываясь, по дороге, забывая каравай прикусывать. А изгородь как сомкнется по обе руки ее, как стиснет ветвями тело дебелое, будто веревками, как поглотит ее в зеленых листьях своих! Один каравай на дороге валяется, и птички разные из-под корочки его белый мякиш щиплют.

Долго ли, коротко ли - идет по дорожке купеческая падчерица, на погибель посланная за сводной сестрицей. В бутылке ее прокисшее пиво плещется, в руке сухая корка, какую собакам люди кидают. Идет она легко, песенку поет звонкую, и солнышко над ней светит-заливается.
Вдруг встает перед падчерицей купеческой, как из-под земли, старушонка: маленькая, беленькая, как мышка полевая, смотрит жалобно и просит тихим голосом:
- Нет ли у тебя, доченька, кусочка хлебушка?
Падчерица купеческая засмеялась:
- Бабушка, снедью моей угощать - что в лицо плевать. Но, коли ты голодна, я с тобою охотно разделю обед свой.
Разложила она на камне черный хлеб свой, поставила пива бутыль; старушка одну корочку сточила и говорит:
- Добрая ты душа, доченька, и за доброту твою я тебе укажу тропинку, чтобы ты скорее пришла к счастью своему.
Старушка вокруг себя крутанулась, и увидела падчерица купеческая развилку дороги, и непростую: левая тропка широкая, гладкая, по обочине живая изгородь цветущая. А правая - каменистая, узенькая, что твой пояс, бурьяном заросла.
- Иди, доченька, по правой дорожке, не сворачивай с нее! - говорит старушка.
Падчерица купеческая оглянулась спасибо ей сказать - а старушки уж нет, как сквозь землю провалилась.
- Спасибо, бабушка! - крикнула тогда купеческая падчерица и пошла по тропке: бурьян-трава перед нею отгибаются, камни перед нею в землю уходят, тропка сама под ноги стелется; и вышла падчерица купеческая на полянку, а на той полянке колодец чудесный, и в нем...


Дамы и господа, Ladies and Gentleman, что мне дальше сказку сказывать? Все мы знаем, что в колодце; больше того, все мы знаем, как зовут эту старушку, маленькую, беленькую да хитрую. Да-да, волшебный помощник! От сказки к сказке они кажутся все меньше и незначительнее, но какую власть они держат в руках!
Детей сказки с волшебными помощниками учат доброте, вежливости и прочим мелким добродетелям. Взрослых они учат несколько иному: береги важные ресурсы и будь готов пожертвовать ради них менее важными. Дружба с волшебным помощником - более важный ресурс, чем хлеб и вино.

И второе правило: наружность обманчива. И третье правило: не списывай со счетов даже тот ресурс, который кажется исчерпанным. Храни маленькую коробочку с такими ресурсами, и когда их станет много, их количество перейдет в качество.

И вот он я: маленькая седенькая старушечка, списанный со счетов ресурс, взорванная собственными торпедами собственная база, - я-сегодняшний оказался в одной из самых странных ситуаций в моей жизни. Я оказался в роли волшебного помощника, которому не дали хлеба, уверившись в его незначительности; оказался в роли свидетеля чужой ошибки.

О мой Милосердный! - я в легком недоумении, смешанном с восхищением изяществом ситуации.

@музыка: Шапку грызи, потому что ты бледная моль (с)

@настроение: Не ходи на болота, не нюхай растения (с)

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Песенное -, - Музофренические посиделки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -

15:19 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:04 

За истину, за память

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Волдеморт чаще меня возвращается, да, люди. Я знаю.
Знаете, я почувствовал, что скоро сбудется мой самый страшный страх недавнего времени - я заброшу дневник к Великому Юниверсуму и уйду в долгое пешее путешествие по дорогам слова и языка. Однако мне нужен якорь, и если для тела и сердца он - в доме, привязывающем меня к реальной жизни и все же связь эту чуточку смягчающим, затуманивающим, чтобы не резала глаза; а в Сети, еще одной плоскости юниверсума, этим якорем стал дневник.
Я его не оставлю в заброшенности и холоде стынуть, теряя лоскутьями оформление и живые краски. Правда, после этих двух (трех? пяти?) месяцев мой стиль мог стать таким, что даже матерые представители нынешнего декаданса, пессимистично-томного, приукрашенного легким эротизмом - еще бы, сама смерть ныне не столь возбудительна, - что даже они от меня справедливо отвернутся.
Вот для того дневник и нужен, чтобы мысль снова кристаллизовалась твердым осадком на стенках. Чтобы вернулись стихи. Чтобы чуть раскрасить золотисто-коричневую с блеском книжных обложек темноту родного дома. Чтобы выпрямить, черт возьми, язык, завернувшийся в непечатаемый узел!

Завтра "Прекрасным мыслям, развешанным на стенах", исполнится три года. Я первый раз сам вспомнил дату!
Здравствуйте, любезные мои люди.
Я по вас скучал.

PS Вместе с вышесказанным, радушно приветствую Fokaster B.. Рад Вас видеть!)

@музыка: Баллада о времени

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Чернильница в ужасе -, - Ваша покорная Ртуть -

23:24 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Писатель

С чистого листа, с молодой строки,
Ласково скользнув по щеке пером,
Едкие чернила, - как дым, легки, -
Проникают в тело невинным злом.
Оберегом - их паутинный сад,
Только стоит кляксу плеснуть на лист -
Алым в ней проступит родной фасад...
...окна, гулких арок точеный ряд...
...снова угасает... Зову:
- Вернись!


А не известны ли почтенные господа и дамы о том, как зовется эта тварь, навязчиво лезущая из любой бреши в творческом рассудке: эти лишние строчки, которые приходится укладывать в курсив и делать вид, что они этакое дополнение? Или же это вовсе не техника, а издевательство над стройными, подтянутыми правилами стихосложения?
Хотя здесь они просто не уложились в рамки акростишия.

@музыка: Immediate Music & Globus – Take Me Away

@темы: - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - Чернильница в ужасе -

21:17 

Поиски приключений: ГДЕ - ИХ - НАЙТИ?!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Зимой я особенно сильно напоминаю себе лошадь. Ну, лошадь - только ради того, чтобы не осла какого-нибудь. Следственно, я выгляжу, как лошадь, пахну, как она же, и несу на спине в туманную снежную даль какой-нибудь вьюк, а талия у меня не стройнее, чем у маркизских женщин.
Однако лица православной национальности любят мне говорить, что я девушка.
Иногда напоминать, что молодая. И, наконец, добивать, что красивая.

Живет на свете одна замечательная писательница; замечательная - без капли сарказма! Случайно увидев в совершенно неожиданном месте ее книгу стихов, одетую в темную обложку с милым сердцу видом на желто-красную подворотенную арку, я готов был сразу прижать ее к груди, унести домой и вдохновляться. Пытаясь же скачать ее прозу, я нашел недавнее интервью этой дамы.
Вопрос: ...ведь вы, сударыня, не только писательница, но и [название специальности], и, больше того, вы - красивая женщина. Случись вам выбирать только одну из этих ипостасей, что бы вы выбрали?
Ответ: в настоящий момент я выбрала бы только третье - быть женщиной. А вот много лет назад мне хотелось всего нового, творческого...

Этого, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы объяснить, почему я готов быть книжным червем, синим чулком, вьючной лошадью и тихим комодиком. Если девушка, женщина противопоставляется творческим порывам... О нет, я возвращаюсь в свою нишу.

***

Когда я иду на третий этаж мимо кучки молодых людей, предпочитающих вонь подъезда и сигарет теплу родного дома, запаху пирожков и вкусу котлеты (я гарантирую, что у сих асоциальных есть родители!), эти люди вместо желания, скажем, хлопнуть меня по попке или сказать сальность, испытывают потребность начать гулко притопывать, передразнивая мою гренадерскую походку.

***

Автор (роман), лишенный злодея и конфликта, впадает в мутацию.

Вот книжечка. Зовется "Повесть о Ладе, или Зачарованная княжна". Хорошая книжечка. Я давно не испытывал такого удовольствия от книги из "Альфы".

Княжна иного мира получает проклятие (синдром Спящей красавицы), и спасается, будучи перемещенной из этого мира в Советский Союз. На ее жизнь наложены ограничения: любой мужчина, дважды пересекший порог ее жилища, скоропостижно умрет. Приходится временно превращать невезучих мужчин и мальчиков в животных и оставлять у себя в квартире. Итак, в сухом остатке - приключения разумных Ворона, Кота, Пса, Паука, Жабы, Карася, Петуха и Домового, старающихся ужиться вместе.

Стоп. Я сказал "приключения"? История, рассказанная ярким, живым языком от лица зооморфа-кота, история, полная быта (конкретный город, конкретный дом, конкретная квартира!), история нескучной коммунальной жизни, коммунальных же конфликтов, ссор и драк, дружбы и взаимного обучения, - в ней есть все, кроме внятной завязки и кульминации. Абсолютно нет развязки. Злодей? Нет, слышали краем уха, сами его не видели.

И получается книга-мутант. Живая и забавная психологическая картинка отношений, висящих в вакууме тотального отсутствия сюжета. Я (то есть "Живые души") рискую превратиться в то же самое - ведь, когда есть коммуналка, о кульминации и развязке речи нет, в коммуналке можно жить по семьдесят два года и больше! Я умею писать НЯШНЯШНЯШ, и глубокоуважаемая Светлана Фортунская - тоже. Но: ищите сюжет!

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -

23:13 

Желтый Ленинград... Черно-желтый...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Бывает иногда у людей такое свойство прелюбопытное, как чуткость к датам. Словно как кольнет тебя: сегодня же годовщина! Как ноосфера вовремя под руку толкнет - поздравь друга, поставь свечку, сочини памятное выступление, склони голову в минуте молчания, напиши стихотворение к дате... Таким счастливцам свой день рождения не пропустить, да и на чужой с подарком явятся.

А как быть с годовщинами прошлого, с днями мрачной горечи, где цикл за циклом, как в часовом механизме, стрелка вновь и вновь прокатывается по дню - пустому ныне, незабываемому прошлым поколением?
Хорошо проснуться утром с осознанием, что этим днем была снята блокада. Плохо - если в другом "сегодня" она замкнулась.

Я к сим одаренным не отношусь.

Нет мне благоволения высших-низших Сфер (а может, они хорошо понимают, что с функцией моего будильника и мобильник справится), поэтому для меня две последние даты компактно сложились воедино.

На 27-е января

Зелено-желчных ртутных фонарей,
кудрявых беззастенчивых решеток,
узор крадущих у живых ветвей
и в гущу их кидающих упреки,

фасадов разноцветных - Петербург.
А Ленинград не в них. Он - в подворотнях,
что с плавностью медлительной, не вдруг
плывут навстречу из-за поворотов.

Букет рассыпан, голубиный труп
распластан, будто на венке могильном,
и стен кирпично-грязный желтый луб.
И воздух душит. И небес клок синий,
уже настала осень... серо-синий.

А ночью кирпичей неровный рой,
слагая утомившиеся башни
и эркеров надменных тесный строй,
шевелится, ползет, склоняясь страшно,

срастаясь, как, ученые войной,
они привыкли. И лежат на картах
сплошной исчерна-желтой полосой,
разбитой пятнами иссера-желтых парков.

Тоску сглотнув, не помнит Петербург,
как пахли подворотни Ленинграда,
но в руки бродит знание из рук:
не стало их, когда так было надо.

А для второй даты нет у меня стихотворения. Пусть лучшим даром к ней станет то, что кто-нибудь узнает и запомнит: сегодня и триста одиннадцать лет назад, 30-го января, на пятьдесят втором году жизни скончался саксонский фельдмаршал Шарль-Эжен де Круа в Ревеле, ныне именуемом Таллинн, в шведском плену. И не было его памяти почтения.

@музыка: Тэм Гринхилл - Кто даст ответ...

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

21:52 

Я монстр. Я не хочу ничего решать. Я хочу вернуться.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Скажите, господа мои любезные, что хоть одна живая душенька обо мне нет-нет, да и вспомянула. Правда ведь?

Вот лучи добра; а вот, коли можно так выразиться, и котики.

О да, не бывать без Рэкхэма прекрасной жизни.


Вернулся покорный ваш монстр. Авось и не денется никуда больше.

@музыка: Tower Rowan - Рагнарек

@темы: - Ваша покорная Ртуть -, - Чернильница в ужасе -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -

15:28 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:41 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Частный случай бритвы Оккама №1: если двое людей ведут себя странно, они гомосексуалисты. Остальные варианты отсекаются, как слишком сложные.
Частный случай бритвы Оккама №2: если один человек ведет себя странно, он идиот. Остальные варианты отсекаются, как слишком сложные.
Пишущий сие сохраняет за собой право не верить в вышенаписанное хотя бы половиной нервных клеток.

***

Холод женской мести, остывшей, как прошлогоднее заливное, окатил меня с макушки до пяток. Мужчины так не могут - им не понять.

***

Названия сочиняются по нескольким базовым матрицам.

Лингвистические: от существительного нарицательного ("Метель") или собственного ("Евгений Онегин"); от глагола ("Убить некроманта"); от наречия или прилагательного ("Закатный") - редко; словосочетание ("Поцелуй тьмы", ("А зори здесь тихие").

Смысловые: оксюмороны ("Белка в колесе Фортуны" и все романы Донцовой); развернутые метафоры ("Жук в муравейнике", "Пикник на обочине").

Устойчивые конструкции: со словом "для" - "Чары для Хамелеоши", "Капкан для бабочки"; со словом "или" - традиция XVIII века, когда подзаголовок загонялся под заголовок, срастаясь с ним; с союзом "и" - "Война и мир", "Преступление и наказание", либо "Герой и ...".

Название прекрасно тем, что оно имеет право содержать абсолютно любой троп. Оно может быть сколь угодно хитровывернутым, может обвязывать хиазм бантиком и обвиваться вокруг антономасии, оно гибко, как лоза и протяжно, как болотный зов. Но Сатана ж меня возьми вместе с муками выбора!

Я понял две вещи. Самые удачные типы названий - оксюморон и развернутая метафора. Средоточие идей моего романа - дом.

Ищите дом!


@музыка: Элхэ - Диалог

@темы: - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Живые души: полная редакция 17/10/2012 -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Музофренические посиделки -, - Чернильница в ужасе -

17:00 

Invidia

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Лёгкий узор стихов —
Долгим тревожным сном...

Я учусь писать чернильной ручкой-пером на старинной бумаге французские стихи гуманистическим курсивом по книге Ольги Добиаш-Рожденственской.

Глядя на разворот книги, написанной на латыни этим курсивом, я ощущаю себя бездарью. Кажется, во всем свете нет ничего красивее этих тонких, узких букв, длинными хвостиками задевающих соседние строки, столь безупречных в своем хрупком хрустальном изяществе, что хочется в них окунуться с головой и лишиться остатков воздуха в легких. Совершенство неповторимой формы не оттеняет смысла, где не каждый нынче поймет хотя бы несколько слов - и это знание оплавляет последние руины моей современной самооценки жителя, будь он проклят, XXI века.

Я, наверное, никогда толком не выведу французские стих гуманистическим курсивом. Даже по науке Ольги Добиаш-Рождественской.


Сегодня у меня день локального, но мерзкого уныния и презрения к себе.

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная