• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - и все-таки трава - наркотик - (список заголовков)
10:04 

До чего дошел прогресс

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
После этого он уселся перед прялкой и - вж-ж-ж!
Колесо так и зажужжало. Не успела девушка сосчитать до трех,
как вся шпулька была обмотана золотой пряжей.
Гримм, "Румпельштильцхен"

Как устроена классическая (развитая, т.е. после XVI в.) самопрялка? Это механизм, в корне отличающийся от древнего донца, которое механизмом вообще не являлось. Он состоит из трех основных элементов, закрепленных на устойчивом основании.
Большое колесо вращается от руки или ножной педали; на колесе надет, обхватывая его, ремень (ложащийся в желобки на колесе), который передает многократно ускоренное движение колеса маленькой рогульке с двумя длинными рожками. На рожках вбиты крючки или просто загнутые гвоздики. Между рожками ставится катушка для готовой нитки. Когда она заполняется, ее можно снять и поменять.
Катушка и рогулька установлены перпендикулярно колесу на вертикальных столбиках и глядят навстречу друг другу. Таким образом, к пряхе катушка должна быть обращена торцом, а рогулька - задней выгнутой частью.
Подчеркиваю: самопрялка вообще не содержит веретена! Оно теоретически может стоять на месте катушки, но это не имеет смысла.

Что делает пряха? Она берет пушистую горсть кудели, вытягивает из нее руками кончик нитки (ровницы), пропускает ее через отверстие у основания рогульки, накидывает на крючки и привязывает кончик к катушке, чтобы нить не сорвалась. Потом раскручивает колесо, и вся эта нехитрая система начинает тянуть нитку прямо из рук пряхи. Пряхе остается только подкручивать нитку, сучить ее пальцами одной руки без усилий, следить за толщиной и прикручивать новые кусочки шерсти по окончании старых. Все происходит очень быстро. Занятие это, с одной стороны, медитативное - ты почти ничего не делаешь, не то что на донце пальцы мозолить, - с другой, довольно веселое - рогулька действительно крутится с такой скоростью, что прямо-таки размазывается перед глазами. Пальцы лучше не подставлять.
Подчеркиваю: весь процесс чисто механический, внутри прялки не происходит никакой переработки ресурса и выдачи готового продукта, как в современных машинах. Это, казалось бы, очевидно, да не для всех.

Давайте посмотрим, какие адские усилия приходится прилагать нашей почетной пряхе, ветерану социалистического труда, передовику колхоза и победителю выставки достижений народного хозяйства - нашему пауку-златопряду. Надо вам сказать, что прялка в ОУАТе проходит эволюцию извращений и искажений своей светлой натуры похлеще, чем сам Румонька.

Картинки и детали

1х12

2х01

Прочие сценки

Кора. Звучит, будто что-то ломается.

1х08

Я не знаю, почему один из важнейших в сюжете предметов реквизиторам сериала настолько неясен, что вся королевская рать не может правильно его собрать, но знаю, что прялка в наши дни - штука и правда забытая широким населением. Когда моя мать девочкой, то есть в семидесятых годах прошлого века, нашла на чердаке в деревенском доме старую самопрялку, она не только сама с подругами не смогла разобраться, как ею пользоваться, но даже и хозяева дома не объяснили. При этом тогда же мать научилась пользоваться ткацким станком, что много сложнее, и прялкой-донцем. Вероятно, та самопрялка тоже была не вполне цела и непригодна к употреблению.

И, наконец, последнее, что я имею сказать о прялке.

Этот кадр я незаконно снял в Музее блокады Ленинграда, что в Соляном переулке. Потом я привел к этому месту администратора зала, и объяснил, и настойчиво попросил, и написал в книгу отзывов просьбу, чтобы прялку поправили, и мать даже нарисовала, как надо, потому что я рисовать не умею.
Потому что у этой прялки КОЛЕСО СТОИТ ПЕРПЕНДИКУЛЯРНО ПРАВИЛЬНОМУ ПОЛОЖЕНИЮ. Судя по всему, прялка была разборная: колесо на четырех штырях-балясинах, в подставке - четыре дырки. И колесо поставили под неверным углом. Так как педаль при этом было невозможно укрепить, она, пригодная к работе, валялась на полу под прялкой, не находя себе места.
Я еще не заходил туда снова. А интересно: вдруг таки поправили?


@музыка: Qntal – Glacies, прямо чудо какое-то

@настроение: старенький пост нашелся

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Всемирная Сеть -

09:32 

Наличие отсутствия

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Существует тесная семантическая связь между понятиями "книга" и "диалог". Как правило, на обыденном уровне она реализуется в идее "диалог человека и книги". С этим не поспоришь, но есть и более глубокая связь на уровне книги как явления. Каждая книга несет в себе сократовский диалог местного значения, состоящий из вопросов и ответов.
Нет, не сама книга является диалогом: процесс создания книги является диалогическим. Он представляет собой последовательность вопросов, которые возникают перед автором, и его ответов на эти вопросы.
В зависимости от степени ограниченности разнообразия вариантов при ответах на эти вопросы мы можем разделить их на три группы: фактографические, выводимые дедуктивно и выводимые фантастически.

Первые совершенно конкретны. Это однозначно известные исторические сведения и факты, против которых не попрешь. Если ты их знаешь, ты подстраиваешься под них. Если ты их не знаешь, ты выясняешь их в энциклопедии. Здесь лежат единичные исторические факты: политические, социальные, духовные, даты рождений, смертей, изданий книг, сожжений церквей, воцарений и казней, участие в этих событиях конкретных людей, нахождение их в определенных местах в определенное время и т.д. Эти вопросы и эти ответы - опора сюжета, прут, вкруг которого вьется лиана.

Вторые конкретны применительно к реальности твоей книги. Ты выводишь их исходя из первоначальных фактических данных. Здесь лежат все сюжетно значимые характеристики героев: годы их жизни, место рождения, все обстоятельства, приведшие к тому, что в каждый момент сюжета персонаж ведет себя именно так, соотнесенность сюжета с нужным тебе историческим фоном, а также все, что связано с антуражем. Степень ограниченности вариантов здесь измеряется не единичными, а общими случаями. Например, мы не можем с точностью сказать, читал ли герой определенную книгу, но если она вышла до его рождения или при его жизни, а он находился в просвещенной стране, то, вероятно, читал. Если герой из шестнадцатого века, у него может быть ужасный прикус. Если все ванны в это время (нет, не в шестнадцатом веке) были чугунными, то и в данном доме она будет чугунной. Если все нужники были тогда во дворе, то и этот будет во дворе. Если герой еретик, то суть его ереси определяется местом и временем, т.е. средой, где он вырос, воздействием на него идей, тоже не с дуба рухнувших, а популярных в этой среде... А как вам хрестоматийный вопрос, что у героя в: карманцах, шкафу, ящиках стола, постели, сейфе, тайнике с заначкой?.. Даже цвет его волос и глаз - выбор, ограниченный его происхождением А ФИОЛЕТОВЫХ ГЛАЗ НЕ БЫВАЕТ
В общем, здесь лежат не единичные факты, а общие тенденции, из которых ты должен выбирать, что отразится на жизни героев и как.

Третьи вопросы - единственные, для которых требуется фантазия. Со всеми остальными можно справиться, не имея фантазии, и даже, по моим наблюдениям, справиться лучше, чем при ее наличии. А это, во-первых, вопросы о самых мелких мелочах, наподобие деталей мимики и движений героев (я такие вещи безбожно списываю с Карлайла, чего выдумывать-то), во-вторых, вопросы о совсем уж нестандартном применении какой-либо идеи. Скажем, применение маркизской традиции к северным народам, само по себе более-менее правомерное в силу архетипического единства между ними, - это дело фантазии, т.к. вывести подобное дедуктивно просто нельзя. В масштабе нескольких сцен это была, хвалюсь, блестящая мысль, но не в масштабе книги как таковой.
Фактически, фантазия - это такой факультатив, который сработал - хорошо, а не сработал - так ты и вопроса не можешь поставить для ее мобилизации. Нет здесь дедукции - а значит, и формулировки вопроса нет, только смутная потребность в чем-то неуловимом. А то, что я не могу использовать регулярно и полностью подчинить себе - то меня может в нужный момент предать, нельзя на это полагаться. Поэтому, в принципе, фантазия нужна мне исключительно для придания дедукции изящных, гладких, смягченных форм. Как косметика, а не суть.

Ну, собственно, пора закруглиться и выдать честный дедуктивный вывод: фантазии у вашей Ртути практически нет. Только и хватает на доказательство ее отсутствия.

@музыка: Qntal - Nihil

@темы: - Не зарастет к нему народная тропа -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Чернильница в ужасе -, - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

14:06 

Есть, кто знает лженауку соционику?

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Добрый день, меня зовут Ртуть, и сегодня мы попытаемся определить соционический тип Румпельштильцхена.

Сделать это сложно по ряду причин, большая часть которых понятна: художественный персонаж - не живой человек, сам сериал дает непоследовательный материал, и т.д. Но есть и еще одна: временами Румпельштильцхен действует строго по архетипу, и для этой деятельности авторы, как сказочники XX века, вроде Марфы Семеновны Крюковой, придумывают убедительное, но ложное обоснование. Наконец, определение, кем Штильцхен является по архетипу, требует несколько более глубокого исторического анализа - глубже типологии Аарне, - поэтому разомнемся на чисто социальном анализе.
Первое, в чем мы можем быть совершенно уверены: Румпельштильцхен - интроверт, то есть обладатель n-ного количества внутренней энергии, которая расходуется на деятельность и общение, но со временем самовосстанавливается. Это сокращает область поиска до восьми типов.
Выбирать по остальным базовым позициям тяжеловато, поэтому можно взяться за функции. Их восемь, и каждая может находиться в определенном положении в личностной модели. "Белые" функции интраверсивны, "черные" - экстраверсивны.

"Сначала я говорю "Пожалуйста", а потом перекусываю твою сонную артерию."

"В новом мире я хочу комфорта!"

"Простое имя - Мневезет - не отгадать невесте,
Как только солнышко зайдет, уйдем мы с нею вместе."


"Человека без мотива никто не заподозрит. Запутывай своих врагов. Если они не узнают, кто ты и чего хочешь, то не угадают твой следующий шаг."©

"Ждать?! Я двенадцать лет ждал! В Азкабане!"

"Я тебе сейчас улыбаюсь, а ты мне за это даришь гифки"©

"Этот мародер отнял у меня жену. А я у него - руку."

"Под знаменем Фортуны до боли, до дрожи
Настраивал я струны, прости меня, Боже..." ©


Что мы узнали


@музыка: М.Щербаков - The Raven

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Песенное -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -

10:09 

Игра в читателя

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Утром встал, обулся, снял сценарий с полки,
Сел вносить поправки, внес, разулся, лег ©
М.Щербаков

Сочинение книги - это не только игра в бирюльки с событиями, персонажами, артефактами, словами и буквами.
Сочинение книги - это не только игра с читателем, тонкое искусство вождения такового за нос и обведения вокруг пальца.
Сочинение книги - это еще и игра В читателя.
Представьте себе несложную компьютерную игру - ну хоть какое-нибудь... тамагочи. У вас есть зверушка. Ее нужно кормить, поить, развлекать, лечить и никогда не бросать. Если чего-то не сделать в нужном объеме или не делать вовсе, она умрет, и зверушки у вас не будет.
Более мягкий пример: представьте себе, скажем, первый Стронгхолд. У вас есть крестьяне. Вы можете увеличить им паек, платить крестьянам жалованье, устраивать им праздники и выходные, а можете запереть амбары, драть зверский налог и каждый день бить кого-нибудь кнутом. Тогда народная любовь понизится настолько, что крестьяне вас покинут и больше не вернутся.
Если вы автор, то ваш гипотетический читатель - это ваша зверушка. Или ваши крестьяне, если хотите. И вы должны, регулируя разные методы воздействия, заставить это существо вас любить. Иначе книжка будет брошена - зверек умер, крестьяне ушли.
Я говорю о гипотетическом читателе - условной модели, с которой имеет дело автор. Для этого существа не могут быть решающими факторами смысл и форма - кто-то любит читать о любви, кто-то треш, угар и кровькишкимясо, кто-то - философию. Наша усредненная зверушка ест любой жанр, который выбираем мы. Решающим фактором для нее являются другие величины.
Базовая величина - степень напряженности сюжета, представленная как разметка силовых моментов на графике - внутри каждой сцены и в порядке следования сцен друг за другом. Это своего рода синусоида: спокойный момент - падение линии вниз, острый - подъем, пик. Можно взять любую книгу и пометить на бумаге точками все сюжетные пики, а потом соединить их линиями - и мы получим этот самый график - график напряженности объективного сюжета.
Фактически он является графиком нервной напряженности читателя - фактора, заставляющего читать дальше. Когда напряженность падает до нуля, книга закрывается.
Следует заметить, что в процессе чтения читатель не ощущает себя в неподвижности. Его сознание преодолевает большое расстояние, путь по книге. Это не романтическое представление, это особенность восприятия. Почему нам скучно на тягомотных, медленно развивающихся произведениях? Потому что наше сознание в момент знакомства с ними стоит на месте, не ощущает движения. Если движения нет, зачем я это читаю?
НО степень напряженности объективного сюжета еще не равна тютелька в тютельку степени напряженности читателя. На последнюю влияет много других факторов сюжета. К самым основным относятся (и куда движется мера напряжения):
- смерть персонажа (вниз)
- появление нового персонажа (вверх)
- узнавание персонажа, появившегося вновь (вверх)
- ложная развязка (вверх)
- момент понимания, что к чему, опережающий раскрытие дела автором (вниз)
Это значит, что на местах подобных событий, даже если они не очень напряжены объективно, мы можем поставить еще точки - субъективные, и график изменится: там, где читатель по сюжету должен быть расслаблен, он становится напряжен.
Затем. Большую роль играет само соотношение объективных пиков и падений. Чем больше мелких пиков, тем больше читателю кажется, что он двигается быстро, тем сильнее становится напряжение. Приведу пример: наш живой соотечественник Константин Соловьев в свои фантастические романы искусно вставляет длинные остросюжетные байки, рассказываемые разными героями. Они не имеют никакого отношения к сюжету, даже социальный опыт из этих баек редко пригождается героям, но развязка баек так неожиданна, а повествование так обстоятельно, что они волей-неволей повышают читательское напряжение. И вот в жизни героев ничего пока не произошло, они спокойно беседуют, а читатель уже ощущает, что его сознание стремительно катится с горы.
Очень важны входы и выходы сцен. Например:
- пик => пологость (в таком случае предыдущая сцена должна иметь пик близко к концу, чтобы "разгона" хватило влететь на новый)
- пологость => пик (плавный подъем, следующая сцена должна начинаться спокойно).
Нарушение ритма создает ощущение либо затянутости, либо нагромождения событий без передышек.
Затем, важную роль играет настрой читателя. Нет, не его настроение, а его ожидания, на которые наводит его сам автор. Если вы даете ему причину ожидать чего-то, а потом вдруг отказываетесь от этого, вы рискуете его потерять. Но слишком ожидаемых авторов публика тоже не любит: нужно выбрать оптимальный угол между ожиданием читателя и реальностью, желательно чуть меньше 90 градусов.
Чрезвычайно важно помнить: читателю интересно до тех пор, пока у него в голове есть вопрос. Самое простое: появляется персонаж. Кто это? Самое смешное, что если персонаж без пояснений исчезнет, а потом появится вновь, при следующем появлении у читателя уже не будет вопроса, кто это, у него будет радостный ответ: это снова он! Утрирую, конечно.
Иногда все эти моменты вступают в острое противоречие между собой, сходятся на какой-то сцене клином.
Приведу пример из моего романа: мое довольно двусмысленное начало.
1. В экспозиции лжедмитриевской Москвы появляется персонаж по имени Анри (Генрих Ариус). Спокойная обстановка (пологость). Вопросы: кто это? Как к нему относиться? Неожиданно начинается тот самый бунт, и персонажа убивают (пик и резкое падение, потому что первая сцена настраивает на солидаризацию с персонажем, а он взял и умер).
2. Экспозиция меняется: в Петрограде появляется персонаж по имени Аня (пологость). Вопросы: кто это? Как относиться к ней? Аню отвергает жених, она уходит в ночь холодную и простужается (пик). Вопрос: она тоже умрет, как Анри?
3. Больная Аня видит сон об уютном доме в деревне из ее детства, где ее встречает добрая знакомая тетушка (пологость).
4. Аня просыпается в гробу (резкий пик). Вопросы: это была летаргия? Она умерла или нет? Аню выкапывает человек, назвавшийся Ариусом (резкий пик. Вопрос: тот самый Ариус?).
5. Начинается жизнь в коммунии (пологость с небольшими пиками в моменты появления соседки Елизаветы Маврикиевны, экзекуторов - гвардейцев, священника, Лягуши с бабушкой).
Стоп пересказ.
Смотрите, как я разрываюсь.
Аргументы, чтобы сцена №1 была убрана из начала: 1) Настройка на информационное ожидание книги о Марине Мнишек. Разочарование при переходе в Петроград. 2) Негативная эмоциональная настройка от смерти первого же персонажа. Если он сразу же гибнет, читателю будет гораздо сложнее солидаризироваться со следующим, потому что подсознательно он ждет новой смерти и не хочет снова испытывать неприятные ощущения;
Аргументы, чтобы сцена стояла на месте: 1) Узнавание и сопоставление "тот Ариус - этот Ариус" дает большой пик напряжения и выброс позитива. 2) Она вводит читателя в очень плавный переход от пологости к пику. Изящнее я просто не сделаю.
Рога дилеммы, господа!

Итак, игра в читателя состоит в том, чтобы поддерживать в нем интерес разными способами. Интерес читателя - это самая неуловимая цель любого автора. Это не фактор популярности у публики; это фактор прочитываемости книги живым человеком, в подсознании которого так или иначе работают описанные мною закономерности.

@музыка: МРФ - Лангольеры

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -

15:38 

Румпельштильцхен и мертвецы I: первородный грех

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
К тебе взываю я, земля Эриу!
Сверкающее, солнечное море!
И вы, о плодородные холмы,
И вы, лесистые равнины,
И реки, изобильные водой,
И вы, озера, рыбы полные!
Песнь чужеземцев, приплывших к берегам Ирландии

Любая литература, мифология и сказка строится на контрасте противоположностей между двумя способами существования архетипического мира: при нарушенном и при соблюденном законе справедливости. Именно в этой плоскости, как правило, лежит конфликт: в начале произведения закон справедливости тем или иным способом нарушается, и в задачу протагониста входит исправление этого нарушения.
Для более успешного контроля над ситуацией и возможности с уверенностью сказать, что закон был нарушен, а потому требуется срочно начать активную деятельность (сюжет), появился замечательный механизм: архетипический запрет.
Он существует для того, чтобы его нарушали.
Как правило, самое первое действие, совершаемое героем - это нарушение некоего запрета, влекущее за собой плачевные последствия для самого героя, его близких, государства или юниверсума в целом. Запреты нарушает рыбак, женившийся на русалке, и конунг Конэйр, оплетенный жестокими гейсами, нарушает Иван-царевич, сжегший шкурку лягушки, и жена Синей Бороды, нарушает герой, доверяющий жене тайну разговора со зверьми, и герой, дотрагивающийся до золотой клетки жар-птицы, нарушает Психея, любуясь Амуром, нарушают смуглые полинезийские дети, опрокинувшие раковину, из которой вышло море, и бронзовый индейский воин, выпустивший из ореха Ночь, и, конечно, нарушают Адам и Ева.
Первородный грех - частный случай звучащего в любой сказке мотива: не делай того, что делать нельзя, и будешь благополучен.
В общем-то, для настоящей жизни эта мысль тоже весьма свежа и актуальна.

Что дальше случается с героем, нарушившим запрет? Над героем довлеет архетипическая вина, которая - закон справедливости! - сойдет лишь тогда, когда ошибка будет исправлена, а если ее невозможно исправить, герой погибнет. Помимо мук и страданий, герой часто получает не что-нибудь, а долгий, бесконечный путь поиска потерянного в результате его ошибок человека, пока не сотрет железный посох и не стопчет железные сапоги.

Теперь видно, к чему я клоню? К Румпельштильцхену.
Стоит условиться на том, что над Румонькой НЕ довлеет:
- вина труса (даже если считать его трусом, что делать не стоит, это не привело к нарушению какого-либо запрета)
- вина человека, бросившего сына (сын сам помост сколотил, сам веревочку на шею набросил, сам табуретку пнул, а коли Румонька не успел его из петли вынуть - почти не Румонькина проблема и не его вина);
- вина убийцы (в архетипе убийца обычно - не тот, кто ножиком резал; кстати, Карлайл сам говорил, что Румонька был не в себе сразу после обретения магии, с него тут и взятки гладки).
- вина черного мага (мы давно уже за пределами христианской морали).

Однако есть нечто, незримым тяжким грузом лежащее на его хрупких плечах. И закон справедливости, который вечно бдит независимо от момента непосредственного нарушения, бьет Румоньку смертным боем за совершенное когда-то, давным-давно, настоящее преступление, несравнимое ни с чем, что могут впаять колдуну господа герои. Герои - только исполнители воли закона: Капитан, одержимый жаждой мести, злая от неудач Регина, врущий Август и бесчувственный мертвый Бельфайер, грубая Эмма, ядовитые Кора и Бастинда - все они - исполнители закона, велящего наказать Румпельштильцхена примерно (иначе они бы и не спелись к третьему сезону).

Румонька страдает. Румонька чувствует за собой вину, каким-то неуловимым образом связанную с четырьмя поколениями своего рода по мужской линии: его вина не просто огромна, она стала наследственной, и ее последствия расхлебывает уже внук!

А дело, в сущности, в том, что Румонька - крупный архетипический преступник


@музыка: ASP - Elf und einer

@настроение: ужас у холодильника

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -

21:12 

Объявим время не увязанных в строгие фракталы текстов, скопипащенных из своего же Вк!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Называть его мистером Голдом - то же самое, что обращаться на "вы" к солнцу, серьезно смотрящему на тебя из-за облаков, или к плавно несущей свои воды через быстрины и водопады реке.

Презентация: о нем не просто говорят вполголоса - нет, о нем говорят безлично, словно деяния его - не его, а свершившееся по воле природы. "Вьюжит". "Дождит". "Холодно на улице".
Его почти не замечают в комнате, если только не взаимодействуют с ним прямо.
С ним не заговаривают без необходимости.

Репрезентация: он подобен погоде, решительно независимой от человечьих планов и расчетов, не поддающейся их логике.

Это очень грамматически важно. Это элитно, черт возьми! - вот один из лучших маркеров положения и качеств персонажа без специальных выкладок и описаний - достаточно это показать.


@музыка: ASP – Schwarz

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - И все-таки трава - наркотик -

19:28 

Если понарошку?

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Человечество быстро поняло, сформулировало и запомнило, что такое смерть. Так как человечество было находчивым и за яркими образами в карман не лезло, смерть как явление включала в себя: целый юниверсум, начинающийся во-о-он там, за холмом Хромого буйвола, на берегу реки Утонувшей Кобылы; живых, здравствующих и царствующих там на престолах бабушек и дедушек юного, любопытного человечества. Верил народ в них долго и твердо. И искренне, не то что наши современники, которых и афеями-то не назовешь, ибо нигилисты.

И вот, дамы и господа, ladies and gentlemen, я вам предлагаю представить себе на крохотную минуточку нечто иное.

Представьте себе, что за каждым человеком кто-то приходит. Некое существо, да-да, конечно, с кривой косой, в балахоне с капюшоном... - странное, таинственное и молчаливое.
И вот, дорогие мои, вы умираете. И вы видите, как оно подходит к вам, склоняется над вами - вы еще дышите, - оно взмахивает над вами своей косой, - и вот вы уже, извините, не дышите. Страшновато?

А если у него - у существа этого загадочного, - лицо вашей бабушки, которая умерла, когда вам было шесть, и вы едва-едва помните, как она играла на пианино из Чайковского и сыпала острыми, как выпад рапиры, звенящими немецкими поговорками (их вы тоже успели начисто забыть)?

Впрочем, не стану вас стращать. Если вы будете умирать, вряд ли вы удивитесь, увидев свою бабушку. Наоборот, в вас заговорит древний инстинкт, знание, что вы встретите именно ее, переданное вам через поколения заботливыми руками юного человечества, умеющего верить. Что, если бабушка ваша явится вовсе и не вам, а вашему младшему брату, хилому чахоточному младенцу? Дитя Первой мировой войны никогда не видело бабушку. А что, если она посетит в лазарете вашего мужа, белогвардейского офицера, тяжко раненного в живот? Может быть, на ее сединах даже будет чепец сестры милосердия.

И самое интересное даже и не в том, что она придет, а в том, что, когда она явится за вашими близкими, вы, скорбя у постели, увидите ее сквозь слезы своими собственными глазами. Захотите окликнуть, дернуть за рукав, чтобы она вас заметила, - да она бы и ответила, может, но вы не рискнете, у вас в голове - страшилка из детства: если помешать чужому человеку при исполнении долга его, он вас стукнет рукояткой косы, легонько-легонько, и уйдет, а через неделю вернется - уже за вами...
И здесь, как вы видите, дорогие мои, мы уже вступаем на зыбкую почву нового мира, держитесь крепко!

О, а вот и они - сказки: "Жили они долго и счастливо, и однажды пришел за ними один чужой человек, чтобы забрать их разом..."

И вот вы уже - не на уютной матушке Терре, где смерть - таинство. Здесь в миг горький и граничный, завершающий долгую фазу вашей жизни, когда вы еще прощаетесь, пожимаете слабеющую руку, и даже еще не успели положить монеты на остекленевшие глаза, - и ваш траур расколот на части: в вашем уютном доме чужой человек! Его не ждут, но ожидают. Мужчина, женщина, ребенок - не обязательно в черном балахоне, - хоть в ярком платье в цветочек, пестрым пятном, бьющим в ваши выплаканные глаза! Монеты, правда, чужой человек не заберет - так что и обычай класть их никогда не возникнет.

Про себя вы радуетесь, что чужой человек не появляется хотя бы к неэстетичному празднику родов.

Библия повествует о чужих людях наряду с ангелами Божиими и исчадьями Сатаны, да только не знает, к кому их причислить, и в каждом новом веке авторы все больше противоречат друг другу. История о казни Христа украшается пикантной подробностью: для него одного сделано было исключение, и чужой человек, обойдя Дисмаса и Гестаса, исчез из виду.

Их, как фестралов, видел каждый, кто видел смерть, но даже те, кому повезло, знают: они есть. К счастью, они не одиозны как явление - человек свыкся с ними, как с самим фактом смерти, и не бунтует.

А вот и поле битвы! Кто явится на него первым и пойдет, цепляясь за окровавленную траву, ища покойников и минуя стонущих живых? Вы угадали. И если иной живой дернет чужого человека за плащ, не разбирая, кто перед ним, и попросит воды, - чужой человек потому так и называется, что он - человек! - он ведь и даст. И даже позовет здоровых, чтобы те забрали раненого. Но надолго ли он тогда сохранит свое инкоглуто, а? То-то же.

И перед нами снова ножницы: как конструировать юниверсум? Как?

А теперь я вас прошу, да-да, вот вы, вы ведь еще живы и будете жить долго, не сомневаюсь, - вообразите себе последнюю крохотную вещичку: много ли понадобится трудов, чтобы изобразить историю, развивающуюся в такой реальности?

Задача, сходная с историей про зерна на шахматной доске: боже, ну это же не создать новый мир из воздуха! Это же не раскрутить маховик истории по другому пути от бооольшой войны, чтобы к нашим дням существовали совсем другие государства! Это всего лишь допущение, и то маленькое!

Вот она перед вами - закономерность: чем дальше в прошлое и зыбче в датах отнесен нами момент расхождения между реальной историей и нашей, тем сложнее нам будет создать убедительную альтернативную реальность, не греша при этом против правды.
Вышеприведенная байка об экзекуторах есть построение альтернативного мировоззрения человечества. Да. На уровне восприятия мира в целом.

Хорошо зная исторический материал определенной эпохи, можно создать от нее ответвление, ведь культурный фон человечества прилично сформировался как минимум к началу христианства. А что делать, если область сдвига приходится на то время, когда архетипов еще не было? Когда к третьему тысячелетию от рождения выдуманного мира исчезнет пласт архетипов Смерти, возникнут новые, НЕСОЧИНИМЫЕ, и сами Закон и Благодать будут невозвратно иными? Когда сами основы религий, мифологий и идеологий пошатнутся, когда ни один человек не сможет умереть в одиночестве?
Вот в какую ловушку я загнал мой экзекуторский коммунальный междусобойчик.
Что делать?

Вешаться, дорогие мои. И ждать, пока в расфокусированном взгляде очертится перед вами фигура. С косой и в балахоне. Или без.

Ведь то, что вы их не видели, не означает, что их нет!

@музыка: ASP – Hässlich

@настроение: единственная польза от этого поста - новое название: "чужие люди".

@темы: - И все-таки трава - наркотик -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Чернильница в ужасе -

16:57 

Не бросайте фляжки, они природой плохо перерабатываются

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Все нижесказанное пишется с учетом того, что в кадре ОУАТа в принципе игнорируются темы и идеи, касающиеся религии, и правильно, кстати.




Румпельштильцхен, дорогие мои, нравится не всем и не во всем, что совершенно закономерно. Одни недовольствуют на его мерзкую внешность, другие того более - на мерзкий характер, а иные к середине третьего сезона уже обрушили на него такой загадочный аргумент, как "толстый", хотя, по моему скромному, человек должен быть похожим на человека, а не на шхилет ящерицы, обтянутый кожей. А по сравнению со шхилетом человек и вправду покажется...

Однако ж я не об опровержении чужих претензий вам толкую, а вовсе даже о своих собственных. У меня их, правда, неполная тележка, но одно меня в любимом герое с каждой серией раздражает все больше и больше. И провоцирует на вопрос:
На очень большой вопрос

@музыка: Башня Rowan - Кобольды

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Музофренические посиделки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

16:12 

Слова, которые были в начале

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вот ты, товарищ, скажи-ка, пожалуйста, фразу.
Ну, например... хм.
"Он совершил столько ошибок, что не одни грабли расщепил своим лбом".
На что похоже? Естественно, на поговорку "наступать на одни и те же грабли". Но не совсем. Это похоже на ее логическое продолжение.

Другой пример? Пожалуйста: "Он так осторожен, что его пути на много километров вперед устланы соломой". Если это не про Штильцхена, то это всего лишь логическое продолжение пословицы.

Но если смотреть на сам процесс, которому подвергаются при этом пословицы, можно увидеть, что мы имеем дело с чем-то большим. Поздравляю, товарищ, - ты только что продемонстрировал одну из методик деконструкции!

Вот теперь непосредственно о предмете. Любая энциклопедия эстетики скажет вам, что деконструкция есть "направление постструктуралистского критицизма, связываемое с работами французского философа Дерриды. Являясь попыткой радикализации хайдеггеровской деструкции западноевропейской метафизики, Д. имеет целью не прояснение фундаментального опыта бытия, но всеобъемлющую негацию понятия бытия как такового." Слово "постструктуралистского" выделяет красным даже дайриформа, и я ее понимаю Кажется, что использовать эту заумную вещь в быту - все равно, что использовать в быту адронный коллайдер - да кому это нужно? Пусть товарищи ученые, доценты с кандидатами, анализируют в длинных диссертациях и докладах, которые все равно проживут меньше, чем статейка в SCP, это достояние высоколобых философов.

Другой точки зрения придерживаются умные, без иронии, люди с сайта posmotre.li, поставившие своей целью сформировать всеобъемлющее пособие для начинающего автора, показывающее избитые штампы и способы их обхождения. Они поместили деконструкцию в каталог игр со штампами наравне с реконструкцией, противоположным процессом.

Я считаю, что и то, и другое может использоваться для игр со внутренними штампами, но удивляюсь, как преуменьшена роль этих непревзойденных механизмов, первыми неосознанно приходящих современному автору в голову, этих незаметных друзей писателя.

Ртуть ВДРУГ написал простыню

@музыка: Qntal - Rossinhol

@настроение: пора читать расшифровки своих собственных тегов

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Музофренические посиделки -, - Фандомное -

17:39 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
23:10 

Для жизни

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Будет ласковый дождь, будет запах земли,
Щебет юрких стрижей от зари до зари...
Вера Тисдэйл → Рэй Бредбери

Я говорю:
- Дом должен иметь цвет дома.
Пластик и сталь негодующе глядят на меня своими стеклянными сотами.
Я утверждаю:
- Дом должен иметь форму дома.
Пластик и сталь мрачно возносят к перьям и кучам облаков свой сверхнебесный высокоточный дизайн.
Я бросаю бесполезное занятие. Возможно, стой неотстранимо перед моими глазами смертный северный модерн, я бы удовольствовал себя отказом пластику и стали в праве называться домом; но под блестящим экзоскелетом и у них найдется живая душа.

Дом - основополагающая, центральная мифологема, архиважное понятие, незримо присутствующее и за бесконечным квестом, и за битвой экшена. Герой отправляется в загробный мир, перейдя черту таинственного леса, - он уходит из дома; герой выходит из леса, вынося оттуда добычу, - и он снова дома, хотя бы потому, что он вновь среди людей и может есть людскую пищу. Герой женится и получает полцарства - он получает дом. Герой скитается одиноко - у героя нет дома, и цель сказки - найти его. Найти самое нужное.

Отмечу, что дом не обязан выступать в произведении как "место, где можно жить". Иногда акцент забавно смещается в сторону некоего символического объекта, имеющего к тому, что называется домом, лишь косвенное отношение; это подобно смещению внимания враждебных духов с помощью ложного имени или подделки.
Именно этот прием стал сутью "Сказки о рыбаке и рыбке". Старуха просит у рыбки новый дом, и рыбка, как честный Штильцхен, дает ей дом - особняк, княжьи палаты, дворец. Однако старухе все мало - и дело не в ее жадности! Подлинная внутренняя основа дома олицетворена разбитым корытом у дверей. Пока корыто разбито - пока есть трещина в основе дома, трещина в душе женщины - она не удовлетворится шикарными домами. Выражаясь простой метафорой, в каждом новом доме у нее будет разбиваться новое корыто. Даже получение нового корыта не поправит дело, что потому что новое корыто - это всего лишь корыто. А душа - в старом. В разбитом.
Итак, корыто показывает нам состояние женщины; состояние женщины же показывает нам состояние дома, так как женщина - его душа.

Дом может быть выражен женщиной и ребенком; квартирой и особняком; синей мышью и красным креслом с подушечкой... И главное для выражения образа дома - покой. Дом и покой взаимно создают друг друга, не существуя раздельно. Дом означает конец приключений и начало жизни. Дом имеет форму и цвет, имеет смысл и цель, легко расширяется до Родины и Вселенной и сужается до комнаты и маленькой игрушки и сладко тянет в сердце читателя и зрителя самые древние струны.

К чему я все это нашептываю на ночь?

А к простому: хотите экшена - отнимите у героя дом. Хотите покоя - верните герою дом. Потому что дом - открывающий и закрывающий сказочный архетип. На нем все и держится.

@музыка: Lesiem - Fortitudo

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - У любви острые зубы и длинные руки -

21:17 

Поиски приключений: ГДЕ - ИХ - НАЙТИ?!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Зимой я особенно сильно напоминаю себе лошадь. Ну, лошадь - только ради того, чтобы не осла какого-нибудь. Следственно, я выгляжу, как лошадь, пахну, как она же, и несу на спине в туманную снежную даль какой-нибудь вьюк, а талия у меня не стройнее, чем у маркизских женщин.
Однако лица православной национальности любят мне говорить, что я девушка.
Иногда напоминать, что молодая. И, наконец, добивать, что красивая.

Живет на свете одна замечательная писательница; замечательная - без капли сарказма! Случайно увидев в совершенно неожиданном месте ее книгу стихов, одетую в темную обложку с милым сердцу видом на желто-красную подворотенную арку, я готов был сразу прижать ее к груди, унести домой и вдохновляться. Пытаясь же скачать ее прозу, я нашел недавнее интервью этой дамы.
Вопрос: ...ведь вы, сударыня, не только писательница, но и [название специальности], и, больше того, вы - красивая женщина. Случись вам выбирать только одну из этих ипостасей, что бы вы выбрали?
Ответ: в настоящий момент я выбрала бы только третье - быть женщиной. А вот много лет назад мне хотелось всего нового, творческого...

Этого, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы объяснить, почему я готов быть книжным червем, синим чулком, вьючной лошадью и тихим комодиком. Если девушка, женщина противопоставляется творческим порывам... О нет, я возвращаюсь в свою нишу.

***

Когда я иду на третий этаж мимо кучки молодых людей, предпочитающих вонь подъезда и сигарет теплу родного дома, запаху пирожков и вкусу котлеты (я гарантирую, что у сих асоциальных есть родители!), эти люди вместо желания, скажем, хлопнуть меня по попке или сказать сальность, испытывают потребность начать гулко притопывать, передразнивая мою гренадерскую походку.

***

Автор (роман), лишенный злодея и конфликта, впадает в мутацию.

Вот книжечка. Зовется "Повесть о Ладе, или Зачарованная княжна". Хорошая книжечка. Я давно не испытывал такого удовольствия от книги из "Альфы".

Княжна иного мира получает проклятие (синдром Спящей красавицы), и спасается, будучи перемещенной из этого мира в Советский Союз. На ее жизнь наложены ограничения: любой мужчина, дважды пересекший порог ее жилища, скоропостижно умрет. Приходится временно превращать невезучих мужчин и мальчиков в животных и оставлять у себя в квартире. Итак, в сухом остатке - приключения разумных Ворона, Кота, Пса, Паука, Жабы, Карася, Петуха и Домового, старающихся ужиться вместе.

Стоп. Я сказал "приключения"? История, рассказанная ярким, живым языком от лица зооморфа-кота, история, полная быта (конкретный город, конкретный дом, конкретная квартира!), история нескучной коммунальной жизни, коммунальных же конфликтов, ссор и драк, дружбы и взаимного обучения, - в ней есть все, кроме внятной завязки и кульминации. Абсолютно нет развязки. Злодей? Нет, слышали краем уха, сами его не видели.

И получается книга-мутант. Живая и забавная психологическая картинка отношений, висящих в вакууме тотального отсутствия сюжета. Я (то есть "Живые души") рискую превратиться в то же самое - ведь, когда есть коммуналка, о кульминации и развязке речи нет, в коммуналке можно жить по семьдесят два года и больше! Я умею писать НЯШНЯШНЯШ, и глубокоуважаемая Светлана Фортунская - тоже. Но: ищите сюжет!

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -

22:51 

Замогилья незнальцы

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мадам сделала двумя пальцами живодерский жест и сверкнула глазами - те большие, яркие, черные, ими и сверкать-то - некое особое удовольствие. Зеленое яблоко вкусно хрустнуло, предсмертно облив класс ароматом. Мадам слушала.

- Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало... - запинается, вставляет меж строк словечко "э-э-э" молодое поколение.
- Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришел я снова...

- Анализ, - звучно, высоко отрезает мадам, обжигает молодому поколению увитое сережками ухо.

- Стихотворение проникнуто радостью и счастьем... Автор часто употребляет слово "рассказать"... В конце появляется песня - высшее наслаждение и радость бытия...

- Следующий, - чеканит мадам. Яблоко кончается, мадам начинает нервничать.

- Я пришел к тебе с приветом...

Я изображаю в парту кривую улыбку, помня, что она все еще слишком ровна, чтобы показать ее людям. Лес у молодежи на устах уже не облизывается поутру - вот вам высшее наслаждение!

Я прячу под слащаво-мракобесным православным учебником литературы старый цветок декаданса, издающий запах не красивого тлена, а простой пожелтевшей тонкой бумаги - "Чтец-декламатор" 1912 года, "Антология современной поэзии, т.IV". В нем есть стихи Афанасия Фета. Вот с каким "приветом" пришел поэт в старенький толстенький сборник:

Приветами, встающими из гроба,
Сердечных тайн бессмертье ты проверь:
Вневременной повеем жизнью оба,
И ты, и я - мы встретимся...
Теперь!

Мадам, что вам стоит заинтересовать учеников поэзией Фета? Мне не стыдно признаться, что я впервые прочел стихотворение "Смерти" - слушая лекции о "чистой поэзии природы", я не испытывал желания даже открыть сборник этой поэзии.

Нервы мои сдали, когда вместо "Шепот, робкое дыханье" я всеми порами вдохнул фетовское "Никогда":

Проснулся я. Да, крышка гроба. — Руки
С усильем простираю и зову
На помощь. Да, я помню эти муки
Предсмертные. — Да, это наяву! —
И без усилий, словно паутину,
Сотлевшую раздвинул домовину

И встал. Как ярок этот зимний свет
Во входе склепа! Можно ль сомневаться? —
Я вижу снег. На склепе двери нет.
Пора домой. Вот дома изумятся!
Мне парк знаком, нельзя с дороги сбиться.
А как он весь успел перемениться!

читать дальше

Мадам ест яблоки, не очищая их, и им нет конца. Мне уже хочется усмотреть в этом тень смертоносной эстетики - как рвется под зубами плотная зеленая кожура, как мадам с хрустом вгрызается в сочную белую плоть, как пахнет кровь умирающих яблок, - но это заезженный до совершенной унылости штамп.

- Следующий! - рыкает мадам.

Афанасий Афанасьевич, простите мне грех гордыни, грех презрения! Знал ли я, что вы пишете на самом деле? Знал ли я, что невольно стал преемником ваших мыслей о возвращении с того света? Я каюсь и склоняю голову...

И поднимаю ее, чтобы самым замогильным из своих голосов начать читать наизусть стихотворение, проникнутое радостью, светом и восторгом:

- Я пришел к тебе с приветом...

@музыка: Щербаков - Обращение к герою

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Утащено в тихую обитель -, - Песенное -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -

21:58 

Вовремя принесенная жертва

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Девятая серия OUAT укрепляет смертоносную для любого сюжета линию квеста и подает нам суррогат обоснуя, приукрашенного и подобного натуре, но мертвого, словно утыканный собственными перьями жареный павлин на бургундских застольях. Святой завет подачи его на золотом блюде живым, как Алексея Толстого в "Астории", ни для кого нынче не писан, а рациональность осталась никому не нужным отмирающим придатком широких геройских характеров.

Я почти не покривился от юной Эммы Поттер, чья магия вертикальной детскородственной любви отбрасывает злодеев на пять метров. Шрам на лбу? - Нет, не слышали. Штильцхен, который прошел все кармические воплощения и превратился в Дамблдора, создавшего юную Эмму Поттер, нравится мне тоже.

И, - венец всему, - идеальная комбинация Штильцхена, разбившаяся с треском о прискорбный факт: все герои - козлы, лишенные капли интеллигентности. Почти безупречный блеф: Штильцхен слил в колодец магию фей (зеленый портал), безвредную для не-магов (Бельфайер, Эмма, Белоснежка), почти безвредную даже для Регины; совершил свойственное ему умеренное самопожертвование, позволив Эмме понять, что специально сидел в темнице; и, наконец, сделал Регину героем в глазах Генри и, возможно, хоть кого-то из героев! Шаг к примирению совершился... и в его след с презрением плюнула геройская кодла, не изволив пригласить королеву в изгнании в кафе по случаю успешно разруленной беды. Почему им настолько чуждо понятие такта, уважения даже к врагу? Инферно, почему им настолько чуждо банальное рацио, велящее не отталкивать врага, готового хотя бы временно сложить оружие или даже присоединить его к твоему?

Опасный враг - ненадежный союзник, но укреплять вражду банальной, примитивной нечуткостью - смерти подобно.

Только изящный французский курсив Штильцхена - вот что меня несколько смущает. Эти округлые завитушки, тонким плющом увивающие длинный свиток, не идут ни в какое сравнение с настоящей немецкой готикой XVI века. Что для Штильцхена может быть роднее этих острых букв, уподобляющих себя утыканному пиками забору стиля классицизм?

Неужели они не могли простое имя "Эмма" написать нормальным готическим курсивом? Штильцхен же германец, германец, этнический средневековый германец, сколько бы ни было в его таинственной альтернативной Германии лесных портовых деревушек!


@музыка: Кровь и черепа да, оно так и называется

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -

17:40 

Уравнение с переменными

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Всеми любимый стереотип, из раза в раз обсасываемый добрыми историками, аккуратно перепевающими друг за другом одни и те же заупокойные ноты - Шарль Круа был запойным алкоголиком, азартным игроком, причем совершеннейшим проигроком, и разве что не бабником. Легко ли поверить в его легкомыслие, беспутство и общую бестолковость?

Исторические факты "против не попрешь": Шарль спроектировал и заложил мощнейший Петроварадин; Шарль оперативно строил мосты для военных переправ; Шарль шифровал послания Августу Саксонскому; Шарль - специалист по артиллерии, и специалист хороший. Отсюда мы получаем, что Шарль знал алгебру, геометрию, баллистику, фортификацию, инженерное дело, да еще хорошо рисовал. Он опытный технарь, имеющий полное право не знать ни биологии, ни литературы - и в это верится гораздо больше.

Наконец, Шарля послали к Петру с крайне деликатной миссией - и армию выпросить, и насчет разграбления Ливонии договориться. Легкомысленному вояке с ветром в голове такого задания не поручишь. Значит, Шарль достаточно дипломатичен, вежлив и ушл, чтобы добиться от Петра всего необходимого.

Однако в портрет весьма образованного, умного военного теоретика - а Шарль явно не страдал чрезмерными организаторскими способностями; я могу сделать вывод, что он - именно теоретик-профессионал, а не отец Отечества, ведущий в бой сынов его, - не особенно вписываются две детали: пропавший замок Миллендонк и поздняя служба.

Замок переходит в другое владение за год до роковой Нарвы, а Шарль в возрасте пятидесяти лет снова идет на службу - в Саксонию. Раньше я бы, может, сказал, что замок герцог проиграл/пропил/продал и проиграл... Однако с каждым новым документом в это верится все меньше. Да и события больно близки по времени. Какого же Иеговы заслуженный фельдмаршал, обладатель связки титулов, сверкающих, как Золотое Руно, и не единственного поместья, опять идет воевать? Петр, как известно, считал Шарля стариком, да и не он один. А значит, деньги Шарлю были катастрофически нужны.

Зачем? Что могло произойти в его жизни такого, что не отразится ни в каких источниках, потому что Шарль эту свою личную причину никому не называл? Что могло его заставить снова рвануть на службу, расстаться с отцовским замком, рисковать собой под Нарвой? Это вам не пьянки-гулянки, на которые так любят ссылаться наши историографы.

Ваше высочество, я ваш дух для выяснения скоро буду вызывать спиритически.

@музыка: Весь Вархаммер в произвольном порядке

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

21:08 

Годовщина моя

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Через пропасть отчаянья хрупок надежды мост.
До последнего мига веришь, что смерти нет.
Элхэ

Смычок пришёл в негодность, струна истрепалась,
моя былая гордость до дна исчерпалась.
Людей просить не смею, царей не имею...
Щербаков

Сегодня тридцатое ноября, и Гражданка окутана серебристым, до визгу холодным туманом метели, в котором не то что жениха-невесту - Штильцхена родного с трех шагов не признаешь. Ноги в снегу вязнут, скорость сразу снижается, чтоб я себя ощущал не легковушкой, а крепкой самоходкой, не слишком бодро прущей по стратегической серой каше. Снег по лицу хлещет, белой мухой вьется, очки залепляет.

Шарль Круа не носил очков, а также не носил ни блокадных ватников, ни пуховиков на синтепоне. Максимум, на что он мог рассчитывать - это меховая шуба. А ноябрь - месяц непредсказуемый, паскудный: стратегическая грязь весь месяц черная-черная, с вонью гнилостной, а под последнее число как забелеет! По сию пору в конце ноября первый раз заметает.

А под Нарвой, ясное уж дело, шведам все на руку. И метель-то им в спину свищет, носы не отмораживает, подгоняет только, и армия - не обормоты петровские свежерекрутированные.

Погодный фактор Шарль будет проклинать долго - и на французском, и на немецком, и даже великомогучим не побрезгует, ибо для Петербурга нужно запастись к этому фактору особою выносливостью. Чем он побрезгует точно, так это великомогученским алкоголем, хотя и тут ему есть чем гордиться: после того, как Петр "посылал к де Круа семерых посыльных, одного за другим, а так как герцог не являлся, то монарх поспешил к нему сам и повторил свое требование, подкрепив решимость дюка стаканом вина" - так вот, после этого у Шарля хватило сил вытребовать у царя инструкцию, чтобы иметь возможность ее в случае неудачи выставить: дескать, "приказал царь ведать над войском арцуху фон-Крою". Он умница, мой герцог, умница! Впрочем, даже магистру Шарль никогда не расскажет, сколько было стаканов.

И остался фельдмаршал с петровской инструкцией перед лицом шведов и метели ровно триста двенадцать лет назад.

Если бы я позналнашел Шарля два года назад, то отмечал бы дату битвы - да-да, со стаканом и своими главами, - вместо трехсотлетия Петербурга, ненавидимого Шарлем столь же, сколь мною любимого. За что ему любить творение Петра - ему, погибшему по Петровой вине раньше, чем впервые произнесено было имя Санкт-Петербург?

@музыка: Замок Хэлгор

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

15:55 

Пост сьючности

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мы - во Тьме рожденное пламя!
...
Мы стали Ночной охотой ваших снов...

Лайверин, я у тебя тест на мерисьючность утаращу.

Персонаж назван в вашу честь? (как угодно: имя, фамилия, никнейм, или ваше сетевое прозвище)?
Семейная княжеская фамилия - связь с родом.
Вашего персонажа зовут Ворон? Или что-то вроде Ворона?
Тотемный Ворон на прусском наречии - связь с родом же.
Ваш (бессмертный) персонаж выглядит куда моложе своих лет?
Основной возраст я всем моим героям по китайскому календарю высчитываю: 28; 51; 20; 36 лет соответственно. Еще момент - два моих условно бессмертных персонажа одновременно в два раза старше друг друга, но такого пункта в тесте нет.)
В глазах вашего персонажа отражается вся глубина потаенной мудрости, опыта или печали?
Много, много, много печали. Катастрофически выразительной и иногда даже сюжетообразующей.
Вашего персонажа можно описать как "тощ, что кощей", но вы считаете это комплиментом?
То же самое касается сразу до двоих, и это повод их жалеть.
Персонаж происходит из знати или королевской семьи?
Я им горжусь, потому что он НАСТОЯЩИЙ, и все регалии у него НАСТОЯЩИЕ.
Персонаж единственный, кто выжил из семьи/клана/народа/вида?
Кажется, таких у меня скоро станет два или больше.
Ему довелось испытать на себе телесные или психологические унижения?
Да, и это почти исторический факт.
Персонаж испытывает чувство вины за что-то ужасное, произошедшее в прошлом?
Это основное свойство большинства моих героев, но виноваты они только в идиотизме, причем не всегда своем.
Он говорит более чем на четырех языках?
Он на них читает и пишет.
У него есть верный зверь или фамильяр?
Кошка. Домашняя кошка. Не совсем кошка.
У персонажа есть тот или иной физический недостаток, который, впрочем, не сильно его обременяет?
Две руки сломаны в детстве.
У персонажа явно "не все дома"?
Маниакально-депрессивный синдром.
Ваш персонаж является крупнейшим знатоком в той или иной области?
В области, в которой остальным быть знатоками то лень, то противно.
Он один из двух и является либо учеником, либо учителем второго?
Ну как вам сказать...
Персонаж является, или когда-то являлся... исследователем
Да.
Ваш персонаж (не важно, сам по себе, или при помощи заклинаний, амулетов и т.д.) обладает следующими способностями:
- Телепортация;
- Мгновенное исцеление незначительных ран.
Еще есть пара служебных артефактов.
Шинигами?
Ну, как вам сказать...
Смерть персонажа романтична (кончает с собой, его казнят, умирает от боевых ран, от сердечных мук и т.д.)?
А вот это не у всех. Кое-кому не подфартило.
Личность персонажа вы срисовали с другого любимого персонажа или человека?
В основе одного из моих героев - моя мать; другого - моя бабушка и прабабушка вместе взятые; третьего - ваша покорная Ртуть (и вышеперечисленные - не всегда главные). Остальные растут, как самостийная и гордая трава.

Итого: двадцать пунктов на четверых героев (трое мужчин, одна девушка).

@музыка: На Летучем Голландце впервые запалят ради нас факела

@темы: - Чернильница в ужасе -, - Утащено в тихую обитель -, - Песенное -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Музофренические посиделки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

15:57 

Быстрее, тише, эффективнее

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
"Сколько Штильцхена не целуй, он все в лабораторию смотрит!"
Плач Белль

Залог хорошей магии - священное правило: эффективность магии обратно пропорциональна ее эффектности. Чем меньше видимых магических усилий мы прилагаем, чем быстрее, очевиднее и проще выглядит ее результат - тем выше эффективность. Разваливающиеся с грохотом замки и замки, ритуалы с визжащими девственницами, яркие вспышки и сиреневые туманы - это не работа профессионала, следующего приятному совету "Добиваясь успеха, не показывай усилий".

Маг должен уметь убедить зрителя, что все дается ему мановением пальца; а вот автор должен уметь убедить своего зрителя, что за кадром он в поту и крови добивается того, что потом возникает у него "с небес".

Вот Штильцхен: я, как зритель автора, вертелся перед экраном полтора сезона как, ожидая увидеть у Штильцхена не-эффектную и быструю магию без разноцветного тумана. Только во втором мои глаза были услаждены умопомрачительной картиной: Голд легким движением руки раскрывает наручник на Белль. Почему он не делал так раньше - один Сатана ведает: этот короткий, острый, яркий жест выглядел красивее всех туманов вместе взятых! А зрители Штильцхена - Руби, например, - тоже отреагировали, кстати, хотя на туман все всегда смотрели, как кролики, не тыкая в него ни ножиками, ни любопытными пальцами, и ни чуточки не восхищаясь. Действует, черт побери!

Однако чуть дальше в лес - и опять Штильцхен загрязняет атмосферу неизвестными магическими газами, которые подозрительно быстро рассеиваются, оседая на слизистых оболочках. Лучше бы дементоров призывал почаще, честное слово.


Классический "УберитетуманпокажитеГолда"


@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

22:00 

Пост обожания имени Августа

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Прости меня фандом и те, кто пришел ко мне из-за фандома, но я и не ожидал, что я настолько не фандомная тварь. Пожалуй, умей я хоть что-то творить, я не оставил бы его без свежих вливаний, но у меня нет сил даже анализировать матчасть.

Однако поступок Августа в шестой серии - первая сцена в новом сезоне, не просто не вызвавшая у меня нареканий, а повергшая в абсолютный восторг. Август - такой злодей, какого не вымолишь и у Сатаны; такой злодей, какого мне никогда не видать; такой злодей, что выстроенная им дорога в Инферно беспредельна по ширине и простору... И при всем этом он не считается злодеем!

Август выдает задатки профессионального мучителя душ и вытягивателя нервов у сильных личностей. Будучи почти никем, произойдя из бревна, он достигает вершин манипуляции - только вот до сей поры мы не знали, что он разнес вдребезги сердце не только Румпельштильцхену. Размахивая во все стороны благими намерениями и глядя проникновенными печальными глазами (мужчина-то приятный, один из самых красивых в сериале, еще б хоть побрился), Август предает Эмму уже несколько раз подряд. Оставив ее в детдоме, он поступает еще как ребенок, однако затем, осознанно отправляя в тюрьму - беременную и одинокую, якобы брошенную ее парнем, - нарушает он ни больше ни меньше, чем вассальные обязательства: она не просто девушка с улицы, которую шибануло Избранностью, а принцесса государства, чьим подданным он является. И подписывает себе смертный приговор.

Он просто убил ее морально. Виноваты, правда, они все: парень, что поддался на инсинуации Августа, Эмма, вступившая на замечательный путь мелкого жулика - ах, эта отрыжка сгущенного реализма... - но такая хладнокровная подлость должна наказываться посильнее, чем выдирание сердца у изменщицы-жены и даже у единорожки

И это при том, что он не Регина (хотя, глядя на такое, я готов уже симпатизировать Регине, чей лом хотя бы прям и очевиден) и не Штильцхен, кому уже пора войти в поговорку: "честен, как Штильцхен"; он всего лишь следует великой цели. Он практически герой - да и нечасто злодеи умеют настолько больно бить по слабым местам самых сильных и/или хитроумных людей всея произведения.

Он - идеальный злодей. И самое в нем идеальное - что он выжил после того, как видел рыдающего Голда и Эмму за решеткой. Хотя и он, и ее парень после того, что они ей сделали - просто не жильцы.

Побольше бы таких злодеев.


@музыка: С.Прокофьев - Бал (Ромео и Джульетта)

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Темные воды кинематографа -

17:03 

Дуба не дадим

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Знакомые читают Андрея Белянина и восхищаются Андреем Беляниным. Их мнение сводится к тому, что "это веселые, легкие книжки, чтобы посмеяться" либо "Белянин - философ и большая умница с кучей философских мыслей" (конкретных не назвали).
Всякий опыт не будет лишним, и я открываю Белянина.
На первой странице мой лоб врезается в следующую фразу: "Замок был средневековый, стоял на возвышении, ближе к окраине. Говорят, города вообще когда-то разрастались именно так: частные дома лепились поближе к замку, пока не заполняли всю округу."
В тексте ощутимо пахнет бедой. Мои волосы приподнимаются и медленно шевелятся от осознания, что замок был средневековый - нет, СРЕДНЕВЕКОВЫЙ, настолько СРЕДНЕВЕКОВЫЙ, что стоящее рядом слово "был" теряется и меркнет. Меркнет даже соседственная фраза "В общем, все было достаточно мило", призванная ввести экспозицию.
А я-то, Господь меня возьми, охлупень бестолшный, ищу сейчас конкретный дом в Таллинне (пардон, в "одном из прибалтийских городков"), выясняю его дату постройки и чем в этом доме должно было пахнуть - а поселю я в нем персонажей, что в тексте возникают на две страницы один-единственный раз. Что же я делаю не так? Неужели мой текст вымощен светлыми бревнами кирдыкского дуба?

@музыка: Марш Ордо Маллеус

@темы: - Чернильница в ужасе -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная