Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас - (список заголовков)
13:26 

Странные звери эти подростки...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Когда мы сидели на пеньке и размышляли о жизни и не-жизни, мать сказала:
- Я в авторском отчаянии.
И Ртути стало так грустно и беспросветно, как в темном туннеле с мягкими стенами, что Ртуть молча сжевала горсть последней черники и сказала:
- Молиться надо.
Ртуть пала на лице свое и начала молить ноосферу о ниспослании самого главного, что нужно автору, чтобы не впадать в отчаяние - ИДЕИ. И взмолилась о скорейшем ее ниспослании, дабы до начала учебного года уже заткнуть ее за пояс, спрятать за пазухой, повязать на шею и никогда больше не расставаться. И пообещала, что ежели ноосфера будет так добра, что пошлет идею поскорее, Ртуть целый месяц проходит в свете под эпатажным логином. Язычники мы, мы с собственными божествами на короткой ноге.
И ИДЕЯ пришла. Ртуть же надела на себя эпатажный логин и возблагодарила небеса. Мыслящая Ртуть => Шарль Круа в мундире с галуном и под стенами Нарвы.
Аминь.

PS (и это снова о начале сочинения третьей части "Живых душ"): Ртуть может взять под крыло фельдмаршала, может описать коммуналку 20-х, изучить по датам блокаду Ленинграда и даже худо-бедно описать историческую батальную сцену. Но когда дело доходит до сцены случайного уличного знакомства современного юноши с современной девушкой, Ртуть буксует на колесах и, скрипя мозгами, думает, как, КАК обосновать тот факт, что они обменяются телефонами?!

@музыка: Алькор - Технология

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

20:08 

Девятый вал

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Это неописуемо приятно - смотреть, как быт на глазах, плавно и неудержимо, девятым валом обрушивается на гордый фрегат пафоса. О да, фрегат - утлая лодчонка пафоса лишена, но у нее, слепо и бездумно мечущейся по волнам, есть шанс и спастись, а вот фрегат разлетится в щепки, когда его швырнет на скалы.
Торжество быта - картина, более завораживающая, чем пожар храма Артемиды. На каждую ситуацию стереотипного пафоса найдется противоситуация, смягчающая его юмором и жизненностью, простотой и легкостью. Сколько ни говори, что быт ужасен, но нет, чем меньше места он занимает в жизни автора, тем потребнее он роману - вывел я для себя аксиому.
Быт встает нерушимой стеной против ангста, пресекает боль и страдание, служит мерилом стиля и содержания произведения - на нем строятся как многие элементы сюжетов, так и обстановка. Ведь для текста, утопленного в быт по самую ватерлинию, нужно выяснять ВСЕ! И сам мир в глазах автора уже превращается не в картину мира, а в огромное древо вопросов, ожидающих ответа. Они ветвятся, становятся все незначительнее, все мельче, требуют точности до миллиметров...

А когда ответишь на все вопросы, чувствуешь себя так, словно прошел испытание. И даже почти что маленькую инициацию. Ведь впереди следующая сцена...

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Олья подрида -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

15:06 

Подвиг свой ежедневный...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Моей настольной книгой этих дней стало красивое и мрачное издание в черной матовой обложке, носящее имя "Трагедия Ленинграда". Хроника блокады в коротких четко датированных заметках и множество фотографий - черно-белых, старых, рисующих Ленинград времен войны именно таким - серо-белым, бесцветным, скованным зимой.
Читать ее холодно.
Эта книга могла бы быть издана как общегородской проект, но на обложке серебром по черному стоит "Пискаревское мемориальное кладбище". Тираж - 1000 экземпляров. Всего лишь.
Я знаю большую часть фактов из этой книги - что-то принципиально новое для себя я выясню разве из архивов, но многие фотографии, неисчерпаемый источник деталей, я вижу впервые. И глядя на них, я желаю изрыгать хулу.

Хула

@музыка: Lesiem - Navigator

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Олья подрида -, - Прогулки по Темной Стороне -

13:55 

Хвост чуда

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
К слову, это было экспромтом время назад

***

Магазин околомобильной белиберды. Вешалка с пестроцветными брелочками-бижутерией и пушистыми подвесками к телефону.
- А эти милые создания с хвостиками тоже 200 рублев стоят? - вопрошаю я у продавщицы о маленьких мохнатых кракозябрах, имитирующих то ли шпицей, то ли ежиков, то ли котят с глазками-бусинками. Вспоминаю попутно, сколько у меня дома бесплатного меха (из которого уже сделано целых две натуралистичных мыши).
- У тебя уже есть милое создание с хвостиком, и имя ему - Шарль Круа, - напоминает мать, оттаскивая меня от хвостиков.
Ну да, с хвостиком! А что ему еще делать после того, как парик кудлатый снимет - только в хвостик и собирать белокурые дары природы. В соблазнительный длинный хвостик на черной ленточке. О боже.
запись создана: 08.08.2012 в 23:31

@темы: - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - У любви острые зубы и длинные руки -

12:40 

Нельзя просто так взять и написать факт...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Сформулировал для себя простое и ясное, довольно-таки фундаментальное литературное правило: Если в тексте фигурирует некоторое деяние, включающее в себя набор более мелких действий, деяние следует описывать, как совокупность этих частных действий, а не общим его названием.
И это весьма распространенная трудноуловимая ошибка: когда я ею грешу, то интуитивно чую, что надо что-то изменить. Путь от общего к частному. Видя упоминание деяния, надо задать себе два вопроса:
- что сделано для того, чтобы оно осуществилось?
- какие очевидные последствия оно создает?

(19 сентября) немцы (очень сильно) бомбили Ленинград (констатация) < 19-го сентября немцы страшно бомбили, разнося здания, опрокидывая машины, поджигая здания. На улицах гибли сотни бездомных беженцев, горели дома, неумолчно выли сирены, хотя что с них толку? Фашисты летели и летели… К вечеру пошел дождь, залил сорванные провода, превратил развороченные завалы на улицах в непроходимое болото (действия + последствия) < На Невском, среди груд обломков, торчали, выгнувшись выше людских голов, трамвайные рельсы, вырванные взрывом с мясом (Деталь).

(Петр) споил фельдмаршала (факт из черновика) < Когда Шарлю первый раз поднесли тот почти что пинтовый кубок, он просто свалился под стол от этой отравы. Нужно быть русским, чтобы пить такое и в таких количествах (Деталь).

В итоге останавливаемся на Детали. И так с каждым действием.

@музыка: Annwn - Herr Mannelig

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -

22:50 

Геральдика в массах

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мать - хорошая Арвен. Она пока не вышивает знамена победителям, но совместными усилиями вышить герб Шарля Круа мне на пиджак нам удалось. Он, конечно, вышел небольшой, потому что личный герб Шарля не то что вышить, и нарисовать-то проблематично, украшенный знаменосцами, наметами и коронами, а вот герб самого семейства Круа, простой в силу его древности - не так и трудно. Красные и белые полосы чередуются, покрывая поле - вот и все. Как будто у нас дефицит бисера.
Отныне Ртуть гордо понесет герб любимого человека в свой супер-мега-убер-лицей, и пусть ее только попробуют с ним завернуть на входе - пиджак-то форменный, черный, довольно длинный почти камзол... Если смотреть издаля и нашими с матерью слепыми глазами, то выглядит почти, как эмалевый.
Примажемся к уважаемому семейству яхочуэтуфамилию1!!
***
Думаю, мне стоит завести тег для Очень Скучных И Унылых записей, посвященных рукодельству, а именно украшениям из бисера. Благо они у нас все уникальные, разнообразные и красивые. Я не знаю, будет ли хоть один человек их читать, но вдруг да?..

@музыка: Lesiem - In Taberna Mori

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Мушка моя алярмовка! -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

20:25 

Ctrl+A, Ctrl+C, Ctrl+V

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Когда долго, любовно и кропотливо делаешь какое-то одно дело, со временем приходит ОНО. Время, когда пора разбирать папку с твоей работой. И вот, заглядываю я в папку со своим романом, которая весит вроде бы совсем мало, Mb 200, и решительно ставлю на прогон в поиске Коммандера: повторы.
Экспрессию, которой я изошел, надо видеть.

Мыслящая Ртуть (19:55) :
ОБОЖЕ Я РАЗОБРАЛ
читать дальше

Самая соль в том, что меня еще рано посыпать пеплом и жечь напалмом за катастрофическую неорганизованность рабочего пространства. Я ведь должен разобрать не только свои метры "Живых душ"! Это еще только тренировка перед медными трубами!
У матери есть очень похожая папка "РАТМАНОВ"...............

@музыка: Annwn - El Rey Nimrod

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

01:50 

Русское неразумие

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
UPD: придется дописывать завтра. Нарва, я понимаю, почему русские не могли тебя взять. Расхлябанность и бездумие!
***

А я прямо сейчас должен сидеть на попе ровно, не чесать в затылке и не лишать этот мир очередной дыни, а методически писать Нарвскую баталию. Прости меня Сатана, если я не первый, кто рискнул описать эти события от лица не абы кого, а главного участника действа, главкома поневоле Шарля де Круа, забытого и запинанного любящими современниками и потомками. Если я сегодня не допишу, то героически отгрызу себе локти, потому что сразу после Нарвы я берусь за вторую часть своего текста и присасываюсь к ней ровнехонько до сентября.

…Добившись аудиенции у царя Петра в Амстердаме, Шарль ни о чем с ним не договорился и, когда получил предложение от Августа, то поехал к нему. Все же Польша – не Россия, и Август, известный ему по войне с Портою, казался более достойным сюзереном, чем этот московский варвар. Польского короля турки называли «Железной рукой», он тоже могуч, распутен и напиваться любит, но все не так, как его августейший русский союзник. (Когда Шарлю первый раз поднесли тот почти что пинтовый кубок, он просто свалился под стол от этой отравы. Нужно быть русским, чтобы пить такое и в таких количествах).
И все же с Петром пришлось увидеться снова. После начала войны Шарль отправился в Новгород к русскому царю с личной просьбой Августа перестать грабить Ливонию и послать на помощь двадцать тысяч пехоты и казаков. Петр и Август шкуру неубитого медведя загодя поделили, и петровские отряды бесчинствовали в землях, что Август уже своими считал.
− Вслед за тем я оказался вместе с Петром под стенами наровской крепости, дожидаясь исполнения просьбы Августа, что царь обещал после взятия Нарвы. Только сразу ясно было, что быстро не возьмут: пушки почти без пороха, ядер, солдаты не кормлены, не обмундированы толком, фуража нет… Кто ж так начинает большую войну? − горячится Шарль, вспоминая встреченное им в русском форте неразумие...


Шарля, брошенного Петром на поле накануне боя, с негодной армией, с неудобным безразмерным укреплением, хочется приголубить и приласкать даже после смачного плевка в его сторону от Алексея Толстого, уверенного, что француз середины XVII века должен носить висячие викингские усы и упиваться встол или хотя бы втабуретку русским самогоном. Оба высказывания, кстати, легко разрушимы: несомненному блондину, Шарлю незачем носить даже тонкие изящные усики; а касательно выпивки известно, что будучи пьяным, он выбалтывал государственные и военные тайны. С точки зрения традиций русской пьянки, человек, навеселе способный не только два слова связать, а военную тайну (!) выболтать - еще стекл как трезвышко.
Бедный мой принц, князь, герцог, генерал-фельдмаршал и потомок Аттилы!
запись создана: 30.07.2012 в 00:08

Вопрос: Нарва пишется?
1. Да-да, и очень быстро.  9  (100%)
Всего: 9

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Трава - не наркотик. Слышишь, трава, ты не наркотик. -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

22:08 

Нам всем красота - отрада для глаз, но вечно она не сияет для нас...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ноосфера шутит со мной и надо мной. Она смеется вместе со мной над милыми юношами, она соединяет с моими пути приятных и нужных мне людей, но как только я смею просить ее - почти что молиться, складывая руки и склоняя голову - как она заливисто хихикает там, наверху. И включает мне квест - найди нужное сам.

Полтора года я пишу роман, полтора года один из моих главных героев растет, как дичок, имея сложные ветвистые корни. Чуть меньше этих полутора лет моя любимая подруга рисует мне и этого персонажа, и других. И вчера ноосфера руками слепой матери подкидывает мне фотографию человека, вроде бы уже обсмотренного со всех сторон. Абсолютно идеально, на все сто % подходящее к моему образу - образу, уже замученному частыми сменами цвета глаз и волос.


Ну правильно, Роберт Карлайл, три месяца назад увиденный второй раз в жизни. Три месяца назад я впервые узнал имя "того рыжика из Эрагона". Где-то тут был дикий вопль: НУ ПОЧЕМУ ОН ТАКОЙ ИДЕАЛЬНЫЙ?!!

Думаете, муки творчества на этом кончаются? У меня появился совершенный образец чистейшей прелести - казалось бы, бери и описывай. Но муки творчества только начинаются.

У меня три ключевых персонажа. Для всех есть образцы: одного пишем с Карлайла, другого - с королей династии Габсбургов, третьего - с Людвига Баденского. Этот набор означает, что даже если с цветом глаз и волос я определился, то передо мной стоит, как Изенгард посреди степи, задача словесно описать не_человеческую красоту. То есть красоту, измеряемую в альтернативных мерках - все трое не могут быть Аполлонами и Адонисами, они одновременно и красивы, и некрасивы.

Роберт Карлайл - в полном смысле слова не человек, а существо. Понятно, что его Румпельштильцхен - существо, это априори, но и мистер Голд, его человеческая форма, тоже сильно далек от канонов красоты. Тем не менее, в отдельных кадрах он поистине прекрасен, как и сам Карлайл в чистом виде. Вот как на фото в начале поста. Ракурсы, ракурсы, все делают ракурсы и освещение. Гитлер Карлайла, местами похожий на Гитлера, местами - не похожий, местами - откровенно демоничный; людоед Карлайла, с его безумными глазами; простые парни из первых фильмов Карлайла, выглядящие совершенно простыми парнями; Румпельштильцхен и Голд, две стороны одной инопланетной медали...
Как описать его "интеллигентную", тонкую, странноватую красоту, местами переходящую в настоящую жуть?

Габсбурги - династия, известная уродливыми правителями с чересчур длинными носами, выпяченной "габсбургской" челюстью и высокими лбами. Мой герой похож на более ранних представителей, у него нормальная челюсть, но, без сомнения, весьма длинный нос и очень высокий лоб. Внешность Габсбургов - аристократизм и утонченность, гипертрофированные, гиперболизированные аристократические черты, дошедшие до абсурда. Вырожденная породистость. Там не осталось никакой красоты, но это лица прирожденных дворян, королей и герцогов с прозрачно-голубой кровью.
Как описать изощренный аристократизм этих лиц?

Шарль Круа, лишенный портрета - аристократ совсем иного толка. Его лицо не должно быть настолько гротескным, напротив, он вправе быть весьма красивым, но тоже не как Брес. Он не должен быть космическим существом, как Карлайл, но и человеческая красота не подходит. Круа - хамелеон, отношение к его внешности зависит от отношения к нему самому. Первое впечатление он создает неприятное своим брюзгливым выражением лица и презрительным взглядом, если узнать его получше, то покажется красивее, ну, а если не узнавать, то можно и посчитать его почти уродливым. Сложная смесь красок.
По ассоциации с ним вспоминается актер, создавший весьма уродского агента Смита в Матрице и прекрасного Элронда, настоящего эльфа, во Властелине Колец. В Элронде - аристократизм, заменяющий красоту. Он и не покажется писаным красавцем - но с ролью нечеловека, существа с альтернативной внешностью, он справился идеально.

А я - жалкий, скромный автор. Я все это должен выписать. Причем совсем не в таких словах, как здесь, где все по полочкам, а на полутонах, взглядах и проблесках. Сложно? Нееет, это не сложно - я уже роман написал, я уже горы информации свернул. Лучи самоубеждения.

(Но иногда вспоминаются те, кому хватает написать "Он был нечеловеЦки красив, у него были глаза ХХХ цвета, волосы были YYY цвета, а кожа была ZZZ цвета", и кто на этом упокаивается в охапке лавров. Да, я читал "Фантастические Таланты Самиздата", чтобы не повторять их ошибок.)

@музыка: Lesiem - In Taberna Mori

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

15:11 

Фраза идет в роман, а мальчик, увы, к Дьяволу

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Исстрадавшись от маслянистого репеллента, я удовлетворил свою тягу к аромату гвоздики посредством покупки напитка с тем же запахом. Сильногазированного. Дьявол милосердный, оно шибает гвоздикой в нос.
***

Люди во времена стародавние писали вот так:


Люди, чуть более простые нравом, писали немного иначе, например, так:
"Нет, ближайшие сердцу моему, вы щастливы, ибо обитаете в благославенной России и дышете ее воздухом. А вашему другу дано испытать весь свет и всё во оном. И когда возвращуся к вам, тогда услышите изподленника. Нет, дражайшие, заклинаю вас нашем свещенным союзам дружбы прохладить пылкость вашу в иследовании других народов. Я испытывал, видел, испытываю. Еще и вижу. Но! Зачем – спросите. Затем, мои милыя, чтобы лутчи цену дать моему отечеству."

Тем прекраснее становится вдруг, совсем того не ожидая, увидеть, как изрекает нечто в подобном же стиле современный человек. Но, увы, происходят эти знаменательные случаи не по старанию - а по незнанию, увы. "На мой взгляд герой олицетворяет собой опытную хитрость, которой он может вершить разного характера дела." - дословно пишет милый юноша. Милого юношу хочется два-три раза смачно прижать к монитору за пошлость - но милый юноша способен изречь фразы, над какими я бился бы многие часы, выстраивая синтаксис, легко и от всей души.

XVIII век проникает в умы не спеша. Мой удел Сальери - шлифовка и чтение Ратманова вперемешку с Радищевым, а мальчик, хранящий 25 тысяч хентай-картинок в своем компьютере, как Моцарт, произносит чудные фразы. Завидую!

@музыка: Lesiem - Caritas

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

18:37 

Редактор из Ртути ситховый

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Внезапный звонок - и выстраивается некоторый дедлайн. Дедлайны у нас все равно никогда не укладывались в срок. На меня легла редактура двух монументальных трудов: моего собственного, имя которому "Живые души", и книги, сопровождающей публикацию дневника Макара Ивановича Ратманова, лейтенанта "Надежды".

Мой увесистый роман состоит на данный момент из двух частей, первая из которых поделена еще раз напополам, в плане-наметке третья часть. Редактура, помимо выверки деталей (а деталей в нем, как говорится, тысяща и еще раз тьма), включает в себя сокращение элемента фэнтези в тексте и выдвижение на первый, самый-самый первый план реализма. Так как все части поделены на двух-трехстраничные сцены, в каждой из которых небольшое количество персонажей, вычитка по сценам крайне удобна, но немало сцен еще требуют пройтись по ним как с кистью для зачистки шероховатостей, так и с решительными острыми ножницами. А уж их переставление и тасовка - врагу не пожелаешь выверять порядок и соответствие деталей по критерию "раньше-позже". По сравнению с косметическими работами само печатание текста и слежение за характерами героев - не трудно.

Образно говоря, сейчас текст имеет вид уже не расползающихся бесформенных листков, резаных-клееных-шитых-мятых, а толстой рукописной тетради. Но до момента становления ровно обрезанным плотно сшитым томом в свеженькой обложке ему ох как далеко. Хотя я кончиками нервов ощущаю, как куски бумажной плоти подтягиваются и прирастают друг к другу, образуя, как политые мертвой водой, цельное тело. Скоро оно оживет и зашевелится.

Ратманов же - совсем, совсем другая ситуация. Это и так живой текст, живой, как рой пчел или муравьев, свободный, природный, старинный, с крепким настоявшимся запахом XVIII века. Главы - комментарий к нему, общая характеристика кругосветки и, что самое прекрасное, подробный анализ стилистики дневников. Самих дневников три - корабельный, неоконченный личный и "приглаженный" список с корабельного, из которого убрана часть экспресии. Но сам по себе текст - кладезь, неисчерпаемое богатство выражений, оригинальнейших грамматических ошибок, приемов сложного синтаксиса XVIII века и подробных данных, актуальных для изучения хода экспедиции. Мой источник вдохновения, впервые оцифрованный с ксерокопий рукописи.

Нам нежданно-негаданно предложили публикацию, и теперь задач стоит две: дочистить главы, перечесть дневники, сравнивая с ксерокопией, и к Новому году иметь готовый текст.

Что до "Живых душ", то до восстановления зрения матери я читаю сцены вслух и стремительно выкорчевываю свет из геройских глаз, сцены сражений меняю на явления науки, а кругосветка гибко покоряется втаскиванию ее в сюжет. И пусть мир подождет.

@музыка: Qntal – Am Morgen Fruo

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

21:13 

Хряпнем еще по шмули да затянемся

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мое регулярное питание в дни июля состоит из дыни и еще раз дыни. Помимо того - штабель молока на столе (двадцать пять-тридцать коробок, точно не считали), да первые-первые ведерки черники. За дынями ходили крестовым походом. На один из видов дыни скидка в супермаркете, но виды перемешаны и одинаковы, но азиатки-кассирши отличают, на что скидка, а на что нет, на глаз. В дождь, в холод, в жару - супермаркет и лес, лес и супермаркет. И к кассиршам-блондинкам со славянскими лицами.

Я хожу в легком индийском платье, с якутско-индейским колье на шее, с гватемальским пояском и с дурацкой розовой заколкой в волосах, ощущая себя лицом столь же непонятной национальности, что фельдмаршал Круа: полуфранцуз-полунемец-полуавстрияк, а так - потомок Аттилы.

обоже, я складываю лапки на причинном месте, как фюрер, на которого так любят ссылаться наши мальчики

Прохожу мимо родной площадки и замечаю старые, но широкие и большие качели цвета слэшерской ориентации - единственные в районе, где помещается моя... та самая. На всех остальных больно ножкам. Эх, хде мои пятнадцать лет! - кидаюсь на качель с боевым криком, роняя пояс и колье и ощущая свежий ветерок вокруг интимных частей тела. И качаюсь вусмерть, как дите малое, рискуя оторвать качель к чертям от перекладины, потому что ветерок ударяет в мозги, а вокруг бегает какая-то малышня, косящаяся на меня, как на умалишенного. Нет, я не такой ухарь, на самом деле, я не поубиваю детей, но припадок счастья - это по-нашему!

А дома штабель молока над штабелем дынь (не обрушатся ли ножки стола?), на стене картина - подарок любви всей жизни, а в тексте "Живых душ" творится такая шмуль, что хочется срочно переписывать половину романа.
И еще: удавите меня Булгаковым, но я хотел бы услышать, как хромой Сатана-Карлайл-мистер Голд, сияя дьявольщинкой в глазах, обещает:
- Вам отрежут голову. Русская женщина, комсомолка... Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже разлила. Так что заседание не состоится.

@музыка: Вархаммер, почему ты такой симфонический?

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

20:55 

Отчаянный пафос

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Скоро по дневнику я стану отслеживать нелегкий путь творца - по глухим старым локусам, пройденным запыленными ногами, по обжитым за долгую стоянку домам на перепутьях, по пустым и людным дорогам да по лесам потустороннего мира.

Конечная станция все равно - инфернальный Петербург. Нет словосочетания, за которое я бы так цеплялся. Инфернальный, высвеченный тускло-зелеными ртутными фонарями, контурный, мертвенно-живущий какой-то своей жизнью, в тонких материях. Петербург чуждой ночи, ПетроградоЛенинград моей памяти. Все тобой начинается и тобой кончается.

Я хочу рисовать картину, раскладываю на палитре краски, обмакиваю кисть в густой цвет, роняю капли на бумагу. Хочу нарисовать проклятое полотно так, чтобы оно лучилось насыщенным цветом, приглушаю тени, вывожу абрисы, бросаю в глаза плакаты двадцать третьего и прожектора сорок первого. Полотном моей мечты была панорама, широкий Невский трезубец, омываемая холодным морем, овеваемая лютым ветром Стрелка, златой шпиль библиотеки и металл армиллярной сферы.
Неверно. Потому что я - не художник по натуре.

И, отбросив к Сатане лирику, анализировать-анализировать, единственное, что я умею. Мне необходимо довести картину до совершенства, все равно - мытьем или катаньем, замысловатыми вычурными деталями или лаконизмом. Мне нужно создать инфернальный Петербург, и пусть это считается целью.

И единственный материал, которым я располагаю для раздумий - два стихотворения, начало и конец моей работы, квинтэссенция мысли, от которой в моем воображении и рисуется такой город, какой необходим.

Для моего двадцать третьего:
...Ленинград!
Я еще не хочу умирать!
У меня еще есть адреса,
По которым найду [мертвецов] голоса!
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...


Для моего сорок первого:
Асфальтовые реки пересекая вброд,
Я вижу, как за мной на пол шага бредет
Моя смерть.
Бредет за моей спиной...
Покупая хлеб к семейному столу,
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...
Город полон озябших людей,
За ними протекают вереницы смертей,
Их много.
За каждым из людей своя...
За месивом дождей, фонарей, кутерьмы,
Холодное дыханье наступающей зимы,
И где-то
В сыром тумане потерялась я...


Блокаде достаточно черной туши на белизне бумаги.

Вот самое-самое главное, филигранное:
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...

и
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...


И это - картины. Это - не мое красочное полотно, что я неумело вырисовываю мягкой кистью, это штрихи карандаша, это пятна туши. Это, если подумать, дверная цепочка и серая паутина. Это ничто и все. Это человек ждет ареста, шевеля, глухо, чтобы не звякнула, тяжелой железной цепочкой, слушая гулкие шаги на пустой ночной лестнице, это еще есть хлеб в магазинах, но тень голода уже крадется за нами, скоро он выползет из паутины и потянется членистыми лапами, скоро придет зима 41-го...

К черту батальное полотно, к Сатане палитру! Моим бытовушным миром правят детали, создающие портрет эпохи, а эти песни созданы Деталями! Отличить деталь от Детали - задача, решение которой принесет мне покой. Это сложный кеннинг, многоступенчато свернутая данность, увеличивающая, как лупа, ту Деталь, что тянет за собой ряд понятий и ассоциаций. Дверная цепочка - кандалы - аресты - давящее ожидание... Образы, сложенные, как матрешка, в единый образ - маленький, но звучный.

Преобразуя все вышесказанное в казенные слова цели, я получу стройную формулу: Я должен находить в тексте не в меру патетичные сцены, раскрашенные чересчур яркими красками, и сворачивать их до четкой, понятной, небольшой Детали, которая повлечет за собой, как нить, раскрытие всех остальных образов. Именно такие "несвернутые" сцены и зудят где-то на краю сознания, засаживаясь, как заноза, "бьют в висок" и "наблюдают" исподтишка. Мандельштам вплелся намертво, обвил кандалами, Tower Rowan показали блокадную зиму в чистоте ее безжизненной белизны, инфернальный Ленинград то встает, то осыпается черными контурами.

Я нашел свою главную задачу.

И это одна из самых редких в моей жизни тем, где я не скрываю пафос, где не зажимаю патетику. Это - жизнь моя, душа, сердце. Юмор не пробьется через восторг.

А задача сложная.

Вы меня понимаете, друзья мои?

@музыка: Tower Rowan - Веселая покойницкая

@темы: - Всемирная Сеть -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - И все-таки трава - наркотик -, - Песенное -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

14:27 

Кисть и краски

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вычитка и правка моего текста - каждую минуту на кончиках пальцев нелепое ощущение неправильности, то и дело что-то раздражает, то и дело кажется, что все плохо. Мнительность - от Сатаны, но как-то обидно прочесывать свои же слова сверху вниз, снизу вверх и по все диагоналям, ища источник этой нарочитой неверности.
Никогда и никому не объясню, что же меня так нервирует, потому что сам не знаю - знаю только, что когда-нибудь сумею это исправить, чтобы глаз не резало по живому.
А пока приходится держать в голове много-много вопросов, ответ на которые - в практике: нужно ли нагромождать при каждой реплике ремарку-действие, или столбик диалога - проще; где закончить и где начать каждое предложение, срастить-разрезать два соседних; сократить лишние слова или оставить...
Ищу стиль, стремлюсь экспериментировать с самым больным вопросом - временем. Настоящее или прошедшее - вопрос на миллион.
А хочется, чтобы гладкое шелковое полотно слов текло сквозь пальцы, чтобы не разрывалось прорехами, а скользило и скользило, создавая плавный уверенный узор. Хочется создать атмосферу, хочется нарисовать картину из слов и знаков, хочется не цепляться дрожащими пальцами за знаки препинания и не спотыкаться до хромоты на новых абзацах.

Чувствую, что разорву себе мозг дьявольской мнительностью, сатанинским сомнением и адской неуверенностью.

@музыка: Lesiem

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

23:05 

Пересечение наук где-то в подпоясничной области

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Постепенно мне понравилось подбирать математические аналогии и сравнения к языковым и литературным явлениям. Через них можно описать очень кратко и доступно безграничное число ситуаций.
Например, как я представляю себе поиск обоснования для того или иного действия персонажа, кажущегося неверным или немотивированным?

Ситуация - это своего рода выражение, содержащее переменную. Можно даже сказать - функция, потому что оно имеет значение, меняющееся по ситуации. Переменная - тот самый пропущенный мотив, из-за которого ситуация кажется неестественной.
Значение функции - событийный вывод, совершенное в итоге действие.

Переменная вольна изменяться в определенном диапазоне - он ограничивает возможные мотивы, находящиеся в характере персонажа и допустимые в данной ситуации, отметая недопустимые значения; но от того, какую переменную мы ввели, изменяется все значение выражения, и мы уходим в AU, отход от канона. В противном случае, если у нас есть точное значение, мы можем ввести только одну переменную, при которой равенство верно. И еще, как во всякой функции, следует тщательно исключать деление на ноль и извлечение корня из отрицательной величины. А то ведь можно там лохануться, когда корень неочевиден.

Именно из-за разных методов подстановки переменных и образуются такие разные взгляды у людей на одну и ту же ситуацию - стоит отойти на один знак от значения подоплеки, и все выражение становится другим.
Если представить сюжет как совокупность таких математических функций, каждая сцена = одно выражение, станет легко увидеть недостающие элементы или неверные решения. И исправить в зародыше.

И, ради Сатаны, я не обладаю математическим складом ума:gigi:

@настроение: к "заповедям" бы надо

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -

11:49 

Ночной выкидыш

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Угловой подъезд

Нити рвутся - больно до смерти.
Там, в пыли на каминной полке,
Притаились вопросы-черти,
Заползли и сбивают с толку.

Разгулялись в золе бессонной,
Наблюдающей тенью крысы,
В коридоре пустили стоны
Длинным эхом до самой крыши.

Возле двери - пестрая плитка,
Бело-красное поле шахмат,
По которому черной ниткой,
Размотавшись, трещины частят.

Черным ходом - скрипят ступени -
Пробежать в синий двор-колодец.
На углу задрожат колени:
В арках ночь, или кто-то ходит?

За дверями старушки дремлют,
Моль седая грызет их шали,
Не допросишься ты их: с кем ли
Или с чем их мысли-печали?

Замолкает пожар камина.
Книга сказок. Память о смерти.
Тает белая балерина,
Тает олово, в углях меркнет...

@музыка: Annwn - El Rey Nimrod

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - Прогулки по Темной Стороне -

16:28 

Не высокомудрствуй, глупый ученик!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
В школе воцаряется предвыпускной аврал, знаменуемый страшной, хотя и ожидаемой вещью: репетициями сценарного праздника. Кстати, последний сценарный праздник, где я участвовал, состоялся в конце моего четвертого класса. Подготовка, разумеется, окрашена безграничным и вечным чувством черной зависти к "Б"-классу, где уже готова толстенная папка со стихами и песнями, а также презрением Мадам Литературы, не упускающей напомнить нам о смерти экзамене.
Теперь мы поем частушки, навевающие страх своей нескладностью (напоминаю, в четвертом классе, когда я и не помышлял взяться за перо, они были ровнее). Характерный пример:
По истории спросили,
Кто однажды взял БастилЬю,
Я ответил, что не я,
Вы поставили мне "два".

Тихая катастрофа.
Помню, тогда, на заре туманной юности, мы пели, например, такие куплетики:
Чемпионом прозванный,
Антон кидает в цель
Желтый неопознанный
Летающий портфель.

Или:
Мы немного пошумели,
В окнах стекла зазвенели.
Нам сказали "Тишина!" -
В школе треснула стена.

А теперь в сценарии царит тот же упадок, что и в незабываемом "ГИМНЕ ЛИЦЕЯ". Кое-где есть довольно здравые и забавные образы: "Я искал квадратный корень, раскопал весь школьный дворик...", "Наш любимый Архимед плавал в ванне много лет...", но в целом хочется перекреститься и написать что-нибудь от себя. И презентовать.
Разумеется, не обходится без прессинга: мол, наш выпускной, мы его и должны готовить. Хотя удовольствие маленькое - выходить на сцену из-под учительской палки и петь нечто невразумительное.
Будем надеяться, что хотя бы Мадам не будет травить нам души заунывной песней "Вы-еще-не-сдали-ГИА, вы-еще-не-выпустились-и-не-выпуститесь, вы-бездарны-и-необразованны...". На днях я выяснил у нее, что не имею права использовать в сочинении метафоры, так и не поняв, впрочем, распространяется ли запрет на эпитеты, олицетворения и, конечно, хиазмы. Подумываю повесить ей на дверь плакат с эльзевирским мудрецом и девизом «Noli altum sapere» − «Не высокомудрствуй», как ее жизненное кредо.

@музыка: Warhammer 40000 - Forged In Battle

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -

18:10 

Они навек останутся врагами, и верный ждет врага в конце... конец.

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Соотношения бывают разными. Иногда один герой противостоит сонму злодеев, что заставляет выдумывать герою ужасную крутизну, зато весьма популярно. Иногда сонм героев (сильных) - жалкой кучке злодеев (умных, а потому тоже сильных). Самое главное, что гарантировано противостояние, в котором победит герой.

Феномен злодея для меня выражается так: я не могу придумать для себя же ни одного вражины. И виной тому отнюдь не недостаток воображения, а, судя по всему, обратное.

Нехватка злодеусов злеев, что будут угрожать моим героям всяческими гадостями, объясняется тем, что я слишком твердо уяснил: злодей - тоже человек.
У него есть то же самое, что у героев: мышление, обычно рациональное, мечты, стремления, убеждения, верования и мотивы для злодейства. Он тоже страдает от чего-то, он тоже умеет любить и сопереживать, он тоже радуется совсем не только зрелищу выпущенных геройских кишок. Просто он тоже чего-то хочет, как и герои, и если эти желания оказываются взаимоисключающими, то злодея просто убивают, чтобы не мешал.
И еще постулат: Добро и Зло - абстрактные категории, противоположные друг другу и различные в каждой системе координат.

Вся разница в том, что если принимать за добро Х, то зло = -X, а если добро = Y, то зло = -Y. Нас учат, что добро - это мораль, закон, порядок, дружба, любовь и взаимопомощь. Нет! Это принято за добро только сейчас и здесь. В любой момент эта точка зрения может измениться. Нельзя же навсегда прицеплять к переменной одно значение, на то она и переменная.

Возвращаясь к литературе: в отношениях антагонист/протагонист переменной становится не душа, не внешность, не принадлежность к организации, а цель. Цель действия, цель всей деятельности, цель жизни - она вступает в непримиримое разногласие, оканчивающееся смертью злодея, которого герой сметает с пути. И следующий вопрос: кто же из них тогда злодей? Разве тот "минус", поставленный мною перед злодейской переменной, означает, что он плох? Нет, это лишь фактор различия. Цель злодея бывает объективно плоха в рамках принятой нами системы координат. Вот только она не абсолютна.

Заметьте, кстати, нюанс, работающий в фэнтези: антагонист must die. Если в произведениях дело происходит в мире, где есть юриспруденция, злодея скорее арестуют и посадят за объективное правонарушение и преступление, и там я не поспорю, что он неправ.
А вот в мире меча и магии никаких наручников и тюрьмы нет, не считая сырых подземелий, где враг первое время немного подержит героя, - поэтому враг обязательно будет убит. Никто не посадит героя за его убийство. Герой будет жить, есть, спать, любить свою принцессу или кто ему там отколется, править отнятой у злодея страной, а злодей - гнить на окровавленном поле боя в окружении ворон и стервятников. Ребенок, дослушав сказку, не спросит, кто похоронит останки Кощея, выброшенные царевичем в лес, не скажет задумчиво, что та же Василиса вполне могла его и полюбить, чтобы он перестал чахнуть над златом. Зрители в рецензиях на фильмы дружно восхищаются "Какой гениальный актер, так устрашающе сыгравший очередного отвратительного, двуличного ублюдка!"
Авторы книг, и классических, и современных, забывают о том, что будет со злодеем и его делом после его смерти: ведь он уничтожен, все позади! Герой нередко окунается в то, чем владел до него враг. Кто же он, мародер, грабитель? Нет, он герой. И это древний архетип.

Вот поэтому я не могу создать для себя гадкого ублюдка, который станет насиловать, убивать, пугать и унижать моих героев, чтобы они потом с наслаждением его убили. Я зароюсь в причины такого поведения, потому что никто не станет причинять муки другим без причины. А потом логика подскажет мне, что тот или иной поступок постепенно формирующийся образ не сможет совершить. И тогда он сам станет героем, чтобы не пасть жертвой моего пера.

Я верю, что персонаж, в которого автор вложил свою любовь и силу - живая душа. Я верю, что он обладает небольшой - или даже очень большой - инициативой. Я не верю, что все те монстры в людской плоти, которых создают авторы, чтобы целью всего произведения стала борьба с ними, идут туда добровольно и не испытывают боли оттого, что автор не понимает и не чувствует их.

Вот так пафосно и с чувством. Литература - макет жизни человека и общества. Она тоже состоит из живых душ.
Я сменил систему координат, и добром для меня стала рациональная логика, а злом - ее отсутствие. Но и она упирается в традиционную мораль. И она стала светом. Я достаточно полосатая натура, но в образы, рожденные моим сознанием, я вкладываю весь свой свет до последнего лучика. А логика просто не пускает ни одного злодея... чтобы потом мне не пришлось его убить.

@музыка: Р.Вагнер - Der Weg in Walghal

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Темные воды кинематографа -, - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -, - Что такое аниме и стоит ли с этим бороться -

15:04 

О высоком

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Кто сказал, что любовь слепа? Нет! Любовь - самое пристальное из чувств. Оно найдет в человеке столько достоинств, скольких он и сам в себе не увидит...

Люциуса Малфоя я не обожал никогда. Помню славные дни, когда читал книги Ролинг и смотрел первую тетралогию фильмов - мне нравились все, от Гарри до Хагрида. Помню, как обожал Северуса Снейпа, коего не разлюбил и сейчас. А вот Люция - нет.
И он красивый внешне. Но под маской прелести змея таится, в словах коварных прячет яд, который вкрадчиво вливает... Как вдохновиться этой красотой? Искусственность и подлая слизеринская натура - вот как это выглядело.

Порою герой зацепляет красотой, понуждая любоваться им. Для меня она стала вторым этапом. Ибо "ДУША, КАКАЯ У НЕГО ДУША" пришло и ударило в самое темя до явления спасительной мысли "ОБОЖЕДА, ОН ПРЕКРАСЕН". Вот именно в такой последовательности и именно с такой экспрессией.
Неудачливый второстепенный злодей, чье описание практически отсутствует в тексте Ролинг, стал в руках мастера подобен античной статуе, в каждой черте которой - отточенное совершенство. Безупречное лицо, безупречный шелк волос, безупречный вкрадчивый голос... Раньше я бы назвал его Снежной королевой. Мраморная, хрустальная - маска, изредка позволяющая эмоциям прорываться наружу, слишком изредка, чтобы раскрыть характер полностью, но идеально воплощающая аристократический фасад. Белизна локонов и сталь глаз не прячет черную душу, которая так удобно могла бы контрастировать с платиновым ореолом - злодейская деятельность Люци не кажется достаточной, чтобы считать его воплощением зла. Хотя он никогда и не казался мне настоящим злодеем. Больше напоминал экспонат, которым можно любоваться сквозь витрину, но не трогать руками.
И даже на анализ сил не хватает, а только на придушенный стон: Сатана-милосердный-эти-глаза-эти-губы-эти-волосы-эти-пальцы-уносите-меня-срочно-окочурюсь!111!!!
Поэтому я его фотографии развешиваю по всему дому между гравюрами с королями и фельдмаршалами.
И посвящаю ему сонеты, как Прекрасной даме в куртуазный век.
И вставляю в половину постов любимое лицо.
И любуюсь, как сумасшедший.
Семь месяцев подряд. Сентябрь-октябрь-ноябрь-декабрь-январь-февраль-март. Это с того момента, как я осознал, что он не злодей.
И три месяца с момента, когда понял, что Айзекс -"ОБОЖЕСАМЫЙПРЕКРАСНЫЙМУЖЧИНАВМОЕЙЖИЗНИ". Вот именно с такой экспрессией.
И Дьявол милосердный, как же я счастлив.

из недр Сети

@музыка: Маврин - На осколках веры

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -

22:01 

Глас вопиющего в реферате

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Шарль, твое ж высочество, мои герои могли бы на твоем трупе славно подзаработать, а мне от него хлопоты одни. Скажи мне, герцог, предмет ты исследования или объект?!
Ну почему ты умер так рано? Почему тебя похоронили так поздно? Почему из-за тебя я, извлекший тебя из глубин ноосферы, претерпеваю адские мытарства бюрократического толка?!
Хотя какие к тебе претензии, ясновельможный ты мой. Ты ж исследовательские работы с тезисами на конференции никогда не посылал.
...Главное, что я знаю: ты жив, все равно ты жив...

@музыка: Warhammer 40000 - Ancient Rites

@темы: - Двери 9-го класса, сделанные из чистейшего кирдыкского дуба -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная