Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - У любви острые зубы и длинные руки - (список заголовков)
21:13 

Хряпнем еще по шмули да затянемся

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мое регулярное питание в дни июля состоит из дыни и еще раз дыни. Помимо того - штабель молока на столе (двадцать пять-тридцать коробок, точно не считали), да первые-первые ведерки черники. За дынями ходили крестовым походом. На один из видов дыни скидка в супермаркете, но виды перемешаны и одинаковы, но азиатки-кассирши отличают, на что скидка, а на что нет, на глаз. В дождь, в холод, в жару - супермаркет и лес, лес и супермаркет. И к кассиршам-блондинкам со славянскими лицами.

Я хожу в легком индийском платье, с якутско-индейским колье на шее, с гватемальским пояском и с дурацкой розовой заколкой в волосах, ощущая себя лицом столь же непонятной национальности, что фельдмаршал Круа: полуфранцуз-полунемец-полуавстрияк, а так - потомок Аттилы.

обоже, я складываю лапки на причинном месте, как фюрер, на которого так любят ссылаться наши мальчики

Прохожу мимо родной площадки и замечаю старые, но широкие и большие качели цвета слэшерской ориентации - единственные в районе, где помещается моя... та самая. На всех остальных больно ножкам. Эх, хде мои пятнадцать лет! - кидаюсь на качель с боевым криком, роняя пояс и колье и ощущая свежий ветерок вокруг интимных частей тела. И качаюсь вусмерть, как дите малое, рискуя оторвать качель к чертям от перекладины, потому что ветерок ударяет в мозги, а вокруг бегает какая-то малышня, косящаяся на меня, как на умалишенного. Нет, я не такой ухарь, на самом деле, я не поубиваю детей, но припадок счастья - это по-нашему!

А дома штабель молока над штабелем дынь (не обрушатся ли ножки стола?), на стене картина - подарок любви всей жизни, а в тексте "Живых душ" творится такая шмуль, что хочется срочно переписывать половину романа.
И еще: удавите меня Булгаковым, но я хотел бы услышать, как хромой Сатана-Карлайл-мистер Голд, сияя дьявольщинкой в глазах, обещает:
- Вам отрежут голову. Русская женщина, комсомолка... Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже разлила. Так что заседание не состоится.

@музыка: Вархаммер, почему ты такой симфонический?

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

20:15 

Черничное

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Репеллент пахнет гвоздикой (обожаю этот аромат!), оставляет жирные пятна на тыльной стороне ладоней, а пальцы я мазать и не рискую, чтобы не испортить ягоды. Черничные кусты мокрые, как мыши, и первая же попытка отогнать комаров гвоздичной мазью не увенчивается успехом просто потому, что об кусты репеллент СТИРАЕТСЯ. Я плююсь, решительно ныряю в куст как я есть, вместе со школьными штанами и камзолом, затаскиваю туда же ведро для черники и начинаю петь военную песню.
Под веселое "И первый маршал в бой нас поведет!" я вылезаю из по-прежнему скользкого куста, отыскиваю новый, снова тону в нем с головой, а пахнет там гнилым деревом, дождевой водой и подавленной мною-слоником ягодой. Перед носом летает комар, мечтая укусить меня в глаз, достойный ученик Гвидона... А в Гвидоне не Гвидион ли аукнулся? Черт, по ноге ползет червяк. Затягиваем новую песню, вспоминая пушкинских девок, которые пели, чтобы ягоды в рот не кидать, и пальчиками считаю сантиметры до края ведра. Пустые сантиметры. Завтра в лесу будет суше, если повезет, и пока мать в легкой майке плещется в кустах с великим наслаждением, я морщусь и двумя аристократическими пальцами одергиваю черный камзол в цветочек.

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

21:15 

ДА быту и НЕТ пафосу

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Как нас вставило,
Как нас вставило,
Как нас вставило, Боже,
Как нас вставило,
Как нас вставило,
Чтоб вас так вставило тоже...
Тикки Шельен

Вот он, домашний семейный флуд. Никаких интернетов, зеленый лес, мешок мороженок, покой и мир Земли Обетованной.
И вот они, выводы, сделанные во время милой прогулки с родной матерью до магазина [за новым мешком мороженок]:
1. Святой Грааль дает бессмертие. Царская водка кому-то дает пьянку, а всех остальных убивает. Если из Грааля пить царскую водку, что будет? Нейтрализация, ясен пень. Мораль: Святой Грааль содержит щелочь.
2. Святой Грааль поставляет вино и пищу в неограниченных количествах. Но он этого не делает в присутствии нехороших людей, редисок. Если он будет поставлять вино окружающим его святым хранителям, то в итоге они перепьются и по всем заветам будут считаться нехорошими людьми. Вывод: Грааль аннигилирует.
3. Кровоточащее Копье протекает кровякой, как испорченный кран. Если мы будем хранить его в пафосном замке, то придется либо бегать вокруг него с тазиком и тряпкой (а тазик быстро переполняется), либо сделать для него отдельную канализационную линию. И для устрашения близлежащей деревни потечет кровавая река. Вывод: чините краны.
4. Если взять клан голодных вампиров и Кровоточащее Копье, то никто не уйдет обиженным. Кровь Христова придется по вкусу самому взыскательному вампиру. Но если приобрести на Копье монополию, то кровь можно загонять вампирам по высокой цене. Вывод: кормите ближних своих.
5. Если башни Замка Грааля стеклянные, да еще и вращаются, то, Сатана милосердный, какую мизерную часть личной жизни ее обитателей не увидит всякий Персеваль?! Вывод: Замок сделан ненаходимым из-за вуайеристов.
6. Мидхир - не чета своему коллеге Аиду, он потомство любимой женщины проклял до седьмого колена и задавил гейсами, НО! Профессор Снейп все равно выглядит как настоящий Мидхир. И он тоже задавил контрольными потомство любимой женщины.

Отсюда мораль: Бытовуха правит миром!11!! Беспощадная и стремительная война пафосу!!!111:vict:

А еще мать мучает свои кусочки сердолика. Вот так:

Идея сделать паука обернулась изготовлением натуральной такой, красненькой, сытенькой лосиной воши. Даже если ему еще пару ног добавить, эффект, увы, не стирается.

@музыка: Канцлер Ги - Дурак

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

16:21 

Молебны-псалмы

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Нашли на скамейке Библию.

Этак запросто - валялась на улице раскрытая книга, толстенная, в плотной красно-золотой обложке. Ее швырнули с такой силой, что обложка частично оторвалась, как будто это любимая вещь только умершей тещи. Никому не нужна, так почему бы атеистам не дать ей политическое убежище?

Есть у нас женщина-свидетельница Иеговы, она лет двенадцать изучает Священное Писание в издании in-octavo, уже все глаза посадила. Подарим Библию ей, починив обложку, а пока я без особого наслаждения читаю родимый Ветхий Завет и пишу слегка недовольные стишата.

В Твоих глазах мы котята Божии,
Котят ведь можно топить и жечь.
В саду Эдемском недолго пожили,
Теперь у двери пылает меч.

В Твоей квартире мы все у плинтуса,
За половицей - до лучших дней.
Не все же люди такие свинтусы,
Хотя ты - Боже, тебе видней.

В Твоей земле копошатся демоны,
Когтями режутся сквозь асфальт
И обещают, что непременно мы
Узрим не Рай, а лишь дантов Ад.

...А Ад не Твой.

@музыка: Тэм Гринхилл - Алкоголическая

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Стихохтонь -, - Олья подрида -, - Мушка моя алярмовка! -, - Активация личного бредогенератора -

20:55 

Отчаянный пафос

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Скоро по дневнику я стану отслеживать нелегкий путь творца - по глухим старым локусам, пройденным запыленными ногами, по обжитым за долгую стоянку домам на перепутьях, по пустым и людным дорогам да по лесам потустороннего мира.

Конечная станция все равно - инфернальный Петербург. Нет словосочетания, за которое я бы так цеплялся. Инфернальный, высвеченный тускло-зелеными ртутными фонарями, контурный, мертвенно-живущий какой-то своей жизнью, в тонких материях. Петербург чуждой ночи, ПетроградоЛенинград моей памяти. Все тобой начинается и тобой кончается.

Я хочу рисовать картину, раскладываю на палитре краски, обмакиваю кисть в густой цвет, роняю капли на бумагу. Хочу нарисовать проклятое полотно так, чтобы оно лучилось насыщенным цветом, приглушаю тени, вывожу абрисы, бросаю в глаза плакаты двадцать третьего и прожектора сорок первого. Полотном моей мечты была панорама, широкий Невский трезубец, омываемая холодным морем, овеваемая лютым ветром Стрелка, златой шпиль библиотеки и металл армиллярной сферы.
Неверно. Потому что я - не художник по натуре.

И, отбросив к Сатане лирику, анализировать-анализировать, единственное, что я умею. Мне необходимо довести картину до совершенства, все равно - мытьем или катаньем, замысловатыми вычурными деталями или лаконизмом. Мне нужно создать инфернальный Петербург, и пусть это считается целью.

И единственный материал, которым я располагаю для раздумий - два стихотворения, начало и конец моей работы, квинтэссенция мысли, от которой в моем воображении и рисуется такой город, какой необходим.

Для моего двадцать третьего:
...Ленинград!
Я еще не хочу умирать!
У меня еще есть адреса,
По которым найду [мертвецов] голоса!
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...


Для моего сорок первого:
Асфальтовые реки пересекая вброд,
Я вижу, как за мной на пол шага бредет
Моя смерть.
Бредет за моей спиной...
Покупая хлеб к семейному столу,
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...
Город полон озябших людей,
За ними протекают вереницы смертей,
Их много.
За каждым из людей своя...
За месивом дождей, фонарей, кутерьмы,
Холодное дыханье наступающей зимы,
И где-то
В сыром тумане потерялась я...


Блокаде достаточно черной туши на белизне бумаги.

Вот самое-самое главное, филигранное:
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных...

и
Я вижу висящий паутиной в углу
Мой голод.
И он наблюдает за мной...


И это - картины. Это - не мое красочное полотно, что я неумело вырисовываю мягкой кистью, это штрихи карандаша, это пятна туши. Это, если подумать, дверная цепочка и серая паутина. Это ничто и все. Это человек ждет ареста, шевеля, глухо, чтобы не звякнула, тяжелой железной цепочкой, слушая гулкие шаги на пустой ночной лестнице, это еще есть хлеб в магазинах, но тень голода уже крадется за нами, скоро он выползет из паутины и потянется членистыми лапами, скоро придет зима 41-го...

К черту батальное полотно, к Сатане палитру! Моим бытовушным миром правят детали, создающие портрет эпохи, а эти песни созданы Деталями! Отличить деталь от Детали - задача, решение которой принесет мне покой. Это сложный кеннинг, многоступенчато свернутая данность, увеличивающая, как лупа, ту Деталь, что тянет за собой ряд понятий и ассоциаций. Дверная цепочка - кандалы - аресты - давящее ожидание... Образы, сложенные, как матрешка, в единый образ - маленький, но звучный.

Преобразуя все вышесказанное в казенные слова цели, я получу стройную формулу: Я должен находить в тексте не в меру патетичные сцены, раскрашенные чересчур яркими красками, и сворачивать их до четкой, понятной, небольшой Детали, которая повлечет за собой, как нить, раскрытие всех остальных образов. Именно такие "несвернутые" сцены и зудят где-то на краю сознания, засаживаясь, как заноза, "бьют в висок" и "наблюдают" исподтишка. Мандельштам вплелся намертво, обвил кандалами, Tower Rowan показали блокадную зиму в чистоте ее безжизненной белизны, инфернальный Ленинград то встает, то осыпается черными контурами.

Я нашел свою главную задачу.

И это одна из самых редких в моей жизни тем, где я не скрываю пафос, где не зажимаю патетику. Это - жизнь моя, душа, сердце. Юмор не пробьется через восторг.

А задача сложная.

Вы меня понимаете, друзья мои?

@музыка: Tower Rowan - Веселая покойницкая

@темы: - Всемирная Сеть -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - И все-таки трава - наркотик -, - Песенное -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

14:27 

Кисть и краски

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вычитка и правка моего текста - каждую минуту на кончиках пальцев нелепое ощущение неправильности, то и дело что-то раздражает, то и дело кажется, что все плохо. Мнительность - от Сатаны, но как-то обидно прочесывать свои же слова сверху вниз, снизу вверх и по все диагоналям, ища источник этой нарочитой неверности.
Никогда и никому не объясню, что же меня так нервирует, потому что сам не знаю - знаю только, что когда-нибудь сумею это исправить, чтобы глаз не резало по живому.
А пока приходится держать в голове много-много вопросов, ответ на которые - в практике: нужно ли нагромождать при каждой реплике ремарку-действие, или столбик диалога - проще; где закончить и где начать каждое предложение, срастить-разрезать два соседних; сократить лишние слова или оставить...
Ищу стиль, стремлюсь экспериментировать с самым больным вопросом - временем. Настоящее или прошедшее - вопрос на миллион.
А хочется, чтобы гладкое шелковое полотно слов текло сквозь пальцы, чтобы не разрывалось прорехами, а скользило и скользило, создавая плавный уверенный узор. Хочется создать атмосферу, хочется нарисовать картину из слов и знаков, хочется не цепляться дрожащими пальцами за знаки препинания и не спотыкаться до хромоты на новых абзацах.

Чувствую, что разорву себе мозг дьявольской мнительностью, сатанинским сомнением и адской неуверенностью.

@музыка: Lesiem

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Прогулки по Темной Стороне -, - У любви острые зубы и длинные руки -

17:06 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:19 

Стихомонстры вернулись! (почти (це))

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вот оно написано, как всегда, ночью, а размер слишком вольный, но мне оно все равно нравится, да. Вот так я пытаюсь писать по фандому, но близость к нему все равно рисуется гиперболой: я никогда не смогу написать что-то каноническое.

Собственно, Румпельштильцхен и просители. Парадный двор замка. Много скучных дней...

Народная тропа

Вы из дальних краев, полагаю? Налить вам вина?
Осторожно, на донце бокала - цианистый калий.
Вы умрете не завтра - сегодня, так веря словам,
Там всего лишь мышьяк... Уже пьете? Вас предупреждали.

Вы - за властью? Корона в бутылке, стеллаж двадцать третий.
Что до полки, то сами найдете, я склонен в вас верить.
Как она засияет на вашем парадном портрете...
Не советую, правда, своей головой ее мерить.

Власть - она как наркотик, как подлая дева-блудница,
Что ни выстрел - то в трон, что ни меч - то по скипетру метит.
Без нее в кабаке можно просто и славно напиться...
Покупаете? Спрячьтесь за трон, и никто не заметит.

Ну, а вам нужно золота. Много. Три комнаты, да?
Это быстро, не больно и даже почти что бесплатно.
С вас ребенок - один, вы родите еще двадцать два,
Да и вдруг я с приплатой верну ваш кулек вам обратно.

Вы, как видно, решили чудовище злое сразить...
Не в моем же лице, дорогуша! И все же уйдите.
Удалось вам меня очень метко - для вас - поразить:
Мимо сердца... Но близко. Прощаясь, почтенье примите.

Остается... Герой. Нет, любовью, увы, не торгую.
Я ее потерял где-то в старых архивах Добра.
Может быть, унесла та девица, с ее поцелуем...
Впрочем, вы ведь Герой. Не найдете - вернитесь вчера.

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Стихохтонь -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

19:42 

Сказка - ложь

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Кровь за кровь

Кровь за кровь, слово к слову - так сказок плетется поток,
Так сгущается вечера зыбкая, влажная хмарь.
Битва Зла и Добра - нашей веры в сказанья исток,
И победа Добра, что по-честному бьется, как встарь.

А пока мы читаем, строку меж пальцев зажав,
И в глазах отражается букв надменный венец,
Ожидаем: усталое Зло отползет назад,
Ожидаем счастливый, счастливый до слез конец.

Ожидаем раскаяний, встреч и дорог впотьмах...
Отпечатав на сетчатке "Вечность", поддастся лед,
И жестокий, как блеск стекла, дикий огнь, замах
Злу дурную башку - хоть их тысяча, - отсечет.

Мы снимаем с себя, и воздух нас жжет, Любовь -
Ведь давно заповедано - ближний: и друг, и враг.
Вражий череп срубив - не собраться скелету вновь, -
Мы уходим в ту жизнь, где за методы те горят.

Кровь за кровь - перевязь ярких буквиц сверкает и жжет,
В капиллярах - слова, по артериям строки текут.
Совершая в реальность короткий, неточный прыжок,
Рассыпаем мы литеры, словно железный салют.

А потом, оглянувшись, мы к сказкам назад шагнем.
И, прочтя пару строк, остановимся: все не так.
Поделом мы получим за свет добра, поделом,
Расцветут в ближней кадке те, кто возрос, как сорняк.

Мы припомним, как в углях злых танцевало Зло,
И как кровью горячей платило нам столько лет.
Как смеялись над ним, и как клейма оно несло,
но увы,
Столько лет и в хрустальных туфлях танцевать сил нет.

Треснет маска Добра оскалом - изыди, тварь!
И, ощерив клыки, прорвется из Света Тьма,
Что родится над трупом Зла с давних пор и встарь,
Над убитым - затем, чтоб нас утешал обман.

Кровь за кровь, а за зуб полагается огненный клык.
На могилах нет разницы, Свет или Тьма под плитой.
Мы по книгам на сцене воюем, и вредный старик,
Почему-то с косой, нас прогонит - в театре покой.

@музыка: Annwn - Douce Dame Jolie

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Стихохтонь -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -

16:52 

Домоводческое

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мой дом давно уже - эталон покоя и уюта. Стабильность возведена в статус образа жизни, поставлена во главу угла, консервируясь в надежность и с годами не загнивая, но обретая крепость. Как видно, не обязательно большой жизненный опыт позволяет оценить прелесть постоянства в ущерб спонтанности и податливости на легкие, необдуманные деяния.
Возможно, дело в долгом коммунальном опыте, с каждым новым переездом принимающим все более тягостные формы - лично мне хватило восьми лет в старой просторной коммуналке, изуродованной нетрезвыми прорехами на человечестве, чтобы обрести в качестве главного ориентира образ дома, равный образу уверенности в завтрашнем дне.
А гости ходят к нам редко, в скорлупу к улитке, в раковину моллюска сложно влезть, но когда и приходят - расслабляются мыслью. У людей - мужья и дети, у людей - внуки под мышкой, люди по три часа готовят один только борщ, люди косят покрасневшим глазом на экран телевизора, мало усваивая из звучащего - а в моем доме можно, не задумываясь о быте, поболтать о чем-то отвлеченном, хоть умном, хоть простом и идиотском, забыть про борщ и сумасшедших докторов наук, а то и просто посидеть в тишине.
Сказал бы, что это - особое умение настоящей хозяйки, да только ни я, ни мать и близко не являемся ею. Это заслуга атмосферы.

@музыка: Annwn - Palaestinalied

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Олья подрида -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

17:19 

Высокие истины

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Возвращаясь еще раз к "Эдде", не могу не назвать самую любимую мною ее часть: Речи Высокого, приписываемые Одину. Часть из них - это сюжетные фрагменты, упоминающие о соблазнении Гуннлед ради меда поэзии и о жертвоприношении Одина, но основной массив строф - великолепно выраженная житейская мудрость, которую можно цитировать от начала и до конца. Несмотря на огромный временной провал, большую часть наставлений и в наши дни можно воспринимать совершенно буквально, а что нельзя - легко проецируются на реальность.

1
Прежде чем в дом
войдешь, все входы
ты осмотри,
ты огляди,-
ибо как знать,
в этом жилище
недругов нет ли.

11
Нету в пути
драгоценней ноши,
чем мудрость житейская;
хуже нельзя
в путь запастись,
чем пивом опиться.

12
Меньше от пива
пользы бывает,
чем думают многие;
чем больше ты пьешь,
тем меньше покорен
твой разум тебе.

читать дальше

Попытка выбрать любимые строфы все равно привела к цитированию половины Речей. К Сатане всю нелогичность и нереалистичность других мифологических явлений - я не устаю удивляться меткости и, главное, оптимизму этих суждений. Хотя много говорится здесь о смерти, отношение к ней не фаталистское, а уверенно-предусмотрительное; очаровательные наблюдения о приеме гостей, суровые, чеканные строки о лжи и обмане, о доверии. Нет отвратительного ощущения правильности - да тогда и правильных еще не было, - автор Речей призывает платить ложью за ложь, а не драться по-честному.
Восхитительное творение народной мысли рубежа тысячелетий.

@музыка: Алькор - Мы приходим извне

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - У любви острые зубы и длинные руки -

13:38 

Все о том же золотом памятнике самому себе

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!

Никогда мне не понять народ, называющий этого человека сексуальным. Так как последняя и самая яркая его роль - именно в "Однажды", то и достается этот эпитет зачастую его ипостасям оттуда.
Волей-неволей я не стану судить лично о Карлайле - влюбился недавно, о нем как таковом мне пока почти нечего сказать, но персонажи говорят сами за себя.
Во-первых, раздражает универсальность определения о сексуальности, когда есть целое море других слов, относящихся к нему и, безусловно, к его герою гораздо в большей мере: красивый (местами - настолько, что дыхание перехватывает, местами - весьма жуткий, правда), обаятельный, утонченный, изящный, интеллектуальный, интеллигентный, скромный... Но я уже Сатана знает сколько раз встречал обсуждения, крутящиеся именно вокруг половых признаков.
В "Однажды" у Карлайла если не три разных типажа в одном флаконе, то как минимум два с половиной. Считать его забитую и задушенную homo!версию за отдельный типаж не буду за малостью информации об оном.
Вторая homo!ипостась, весьма откровенно названная Голдом, оказалась мне чертовски знакома по духу и образу. Он выглядит, как классический представитель интеллигенции - что английской, что русской. Русскому человеку, знающему, кто такие "осколки империи" и как они выглядели в постреволюционной среде, этот типаж представить и понять легко. На фоне остальных персонажей, в абсолютном большинстве ведущих себя как типичные американцы с разной степенью этой типичности, образ мистера Голда - совершенно не от мира сего.
Если бы не чересчур умный, острый взгляд и кривая усмешка, заворожившая меня раз и навсегда, он мог бы очень похоже изобразить чемодана без ручки, каковыми и являлись многие поздние представители нашей дворянской интеллигенции. Я представляю все это по моей семье - хоть и не помню большинство своих предков, но знаю о них достаточно. При первом просмотре сериала ипостась Голда вызывала у меня неуловимые ассоциации с моей бабушкой (1931-го года рождения) и ее коллегами по Кунсткамере, что тоже способствовало вниманию к нему.
Да, впрочем, он вообще затронул черт знает сколько чувствительных струн моей нежной душонки.
Румпельштильцхена в его сказочном aurum!модусе я вижу единственным образом: сумасшедший доктор наук. Это особенная категория, представители которой - из знакомых нам - поколение родителей моей матери и ее знакомых. Люди, тоже работающие в РАН, частично и в родном МАЭ, гениальные в своей науке и способные решительно на все в личной жизни. Румпельштильцхен, который при появлении гостей не мяукает под дверью (хотя кто знает?) и точно не напивается вмусор, встол и вкафедру, был бы хорошим их представителем, вполне терпимым для совместного проживания.
Изображенные Карлайлом типажи далеко уходят за пределы "просто персонажей". Он поразительно искренен и натурален в обоих, хотя и принципиально разных образах, что убеждает меня и в собственной его глубинной интеллигентности. Пусть он не ученый по специальности, но это менее важно, чем внутренние качества, в наши дни отошедшие в прошлое в достаточной мере, чтобы люди могли, ничтоже сумняшеся, называть такого человека сексуальным и ставить в одном предложении рядом понятия "Карлайл" и "NC-17". Хотя, черт возьми, то, что он вытворяет руками - это подлинное НЦ-21 без малейшего намека на что-то пошлое

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -

23:56 

Сборник

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Пусть тут живут все критики для меня. Я уже копировал сюда часть, но охота структурировать.

С "Психологического портрета по дневнику".
№1.
Первое знакомство с дорогой Asni, приведшее к долгому и крепкому интересному общению. Я - еще пока хрупкая внутри-бронированная снаружи псевдоготичная зараза с рационализмом в голове и приверженством к Тьме.

№2.
Мягкий, "уютный" отзыв в природных тонах. Я говорю от женского лица, я мрачен и замкнут, тяжеловат и сурововат, но погружен в познание. Это хорошо.

№3.
Отзыв начинается с тех же слов, которыми я описал предыдущий. Моя замкнутость не уходит, но она мягка и тепла, она обрисовывает контуры не одинокого холодного кладбища, а хорошо обустроенной крепости с задраенными воротами.

№4.
Хрупкий отзыв от души, более нежной, чем моя. Притча напомнила мне правильность, хоть я и не высказался, что предпочитаю рыцарям драконов, зато сердце поста исполнено четких и метких определений, которые любому правильному покажутся негативными: тут и цинизм, и сарказм, и даже эгоцентризм. И этим я польщен.

№5.
Чудеснейшая вещь, автору которой я до сих пор должен. Выберу праздник и отплачу по счетам.

С "Голой критики".
№1
А вот тогда я был анимешником. Можете меня хоть поздравить, хоть пеплом посыпать и бензином полить, потому что сейчас аниме для меня почти умерло. Это даже не странно - я чую эволюцию, переход к литературному творчеству от просмотра аниме, и к интересным актерам от прорисовки. Но как-то странно помнить себя анимешником, от которого можно ожидать "ПрЫнцев из ДН".

№2
Вот тут я долго плакал и катался, потому что это - один из шикарнейших подарков к моей жалкой днюшечке. Прекрасно тут все - от "буквы n в кубе" в моем круциатическом логине и "жены с пюре и котлетками для тех, кто забыл про Божий суд" до "сдирать лица и кушать мозги в приглушенном пламени свечей, под расслабляющую музыку и запах сандала" и "адовую зловещесть". Великолепная вещь.

№3
Скромный и милый критический пост, где сверкнули приятностью Аннуан и Аннуир из "Земли Санникова".

№4
Серьезный, вдумчивый и довольно тяжелый монолог, вызвавший меня на длинную дискуссию и принесший довольно жуткое знакомство, продлившееся, к сожалению или к счастью, не долго. Вот здесь адовая зловещесть была самой настоящей, а не иронически-легкой, как у меня.

№5
И наконец, очень интересная критика, выполненная в необычном, неожиданном формате. Собственно, я и был предупрежден об экспериментах госпожи критика и нисколько не разочаровался - это, наряду со стихотворным, один из самых уникальных по форме моих портретов.

С "Искусства критики".
№1
Я был маленький, с кудрявой головой, но в жизни уже разочаровался. Вот конкретно с этим не соглашусь, больно я ею доволен, а все остальное здесь в точку.

№2
Лаконичная и очень дельная критика.

@музыка: Lesiem - Diva

@темы: - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Мушка моя алярмовка! -, - И все-таки трава - наркотик -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Песенное -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Утащено в тихую обитель -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фиглярство-с и фокусничество трактирное -, - Что такое аниме и стоит ли с этим бороться -, - Ваша покорная Ртуть -

11:34 

А порошок-то не уходит

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Oтпусти меня, чудо-траваUAT.
Румпельштильцхен/Белль/подземелья.
Гадкий черный юмор и мрачный подземельный ангст.


Нельзя давать девушкам скучать.

Белль ненавидит Румпельштильцхена.
Белль ненавидит золото всеми фибрами души.
Белль проклинает тот день, когда отказалась уйти навсегда, пользуясь любезным приглашением, а решила остаться и все-таки спасти - черт знает, от чего, - эту бесчеловечную нелюдь.
Надругательство над добрым и вечным

@музыка: Annwn - Rosa Das Rosas

@настроение: теперь меня можно пристрелить

@темы: - Всемирная Сеть -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Темные воды кинематографа -, - Трава - не наркотик. Слышишь, трава, ты не наркотик. -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -

12:28 

Еще одно, внезапно прозаическое

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
OUAT.
Белль/Румпельштильцхен.


И мне это еще шлифовать, потому что я просто встал с постели, включил компьютер и напечатал, а чистить текст потом - не царское дело, ага. Корявости начинают бросаться в глаза, как проспался.

Болезнь

Чудовища всегда хотят, чтобы их спасли. Это Белль твердо знает с самого детства. Остается один вопрос: настоящее ли чудовище живет рядом с ней? Если да, она его обязательно должна спасти. Иначе никак.
Белль рассеянно вытирает пыль с темных дубовых полок и с посуды - простой, неволшебной. В замке чище, чем она думала, и она делает мысленную заметку, что не всегда дом одинокого мужчины зарастает грязью от пола до потолка. Но тут же оговаривается: он не просто мужчина, а как минимум чудовище. А это совсем особая категория.
Белль привыкает к запаху антиквариата - запаху старины, пыли, магии, невидимо щекочущей кожу, - к закрытым дверям, за которые ходить не стоит (она думает, что будь заперта всего одна комната, она обязательно заглянула бы туда хоть одним глазком, но когда ей недоступна добрая половина замка, волей-неволей верится, что соваться смертельно опасно), к тому, что большая часть вещей полна магии и почти уже одушевлена, к пристальным "взглядам" драгоценных камней из-за стеклянных дверей... Румпельштильцхен кажется ей сродни всем этим непонятным пока предметам. Насколько не от мира сего он выглядит среди людей, настолько же сживается со своим замком, становясь его частью, такой же слегка безумной, замкнутой, непонятной.
Белль смотрит на него во все глаза - это единственное, что она может.
И она не понимает, как человек живет с покрытой золотом кожей.
Белль следит за его руками, когда он прядет. Сначала видит, как легко он прикасается к нити, как плавно проводит ладонью по колесу, какой нежности исполнены его движения, и знает: у него совершенно волшебные руки. А потом начинает замечать потемневшие, потрескавшиеся ногти, покрытые тускнеющей позолотой, и болезненно острые костяшки пальцев. За столом, пробегая взглядом по фигуре Румпельштильцхена, Белль понимает, как неестественен цвет его лица, будто покрытого слоем белил, а поверх - золотистой чешуей. Он, как нарочно, носит рубашки, открывающие шею - Белль становится страшно от того, какие у него резкие, острые ключицы, обтянутые тонкой кожей.
Румпельштильцхен ловит ее, когда она падает вместе с оторванной занавеской, а потом она не один день рассматривает под широкими манжетами его тонкие запястья - такие тонкие, словно можно сломать их голой рукой.
Это все магия, решает Белль. За магию нужно платить. Какими мучениями он платит за свою силу?
Сталкиваясь с ним взглядом и видя красные сетки кровоизлияний в уголках глаз, Белль вспоминает, как думала о чудовищах (Румпельштильцхен ни разу не намекал, что ему нужно, чтобы его спасали) и твердо решает: он - не чудовище, но его все равно надо спасти.
- ...Он станет обычным человеком, - с нажимом говорит Королева, убеждающе взмахивая черным зонтом (зачем она разъезжает по дорогам и останавливается около каждого прохожего?).
Белль колеблется. Если тогда его кожа очистится от этого жуткого золота, если оно перестанет разъедать изнутри его тело, уродуя зубы и ногти, вплавляясь в кости и рассыпаясь по коже, если он станет настоящим человеком без груза магии, за которую все платят слишком дорого...
И все-таки он не чудовище.
Белль поворачивается к замку и идет спасать человека.

@музыка: Маврин - Рожденные жить

@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Трава - не наркотик. Слышишь, трава, ты не наркотик. -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - Фандомное -

19:18 

Злость и ненависть в МувиМейкере

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Раз у меня сегодня день, исполненный негодования, то я буду негодовать.
Во-первых, я буду негодовать на великий и могучий сервис Вконтакте, где нет прекрасной функции: 20 минут оттикает, и комментарий садится, как влитой. Ведь там человека в любой момент может колорадский жук укусить за междупопие, и человек тихохонько сотрет все свои старые комментарии, а потом спросит, мило хлопая нарисованными на юзерпике глазками:
- А о чем это вы?
Гадость редкостная: один бьется головой о стену (т.е. Стену), а гляди ж ты! - все записи только его. Сам с собой болтает. Бодается дубочек с зеркалом.

Во-вторых, я буду внезапно негодовать на англоязычных клипмейкеров.

Я - тварь деятельная. "Не видишь у других - сделай сам" - хороший жизненный лозунг. Но пока не могу... не могу... И это обидно.
А вот это мне все же нравится. Ой, какое оно наглядное. Просто концентрат персонажа вне сюжета.

С любимого сообщества
.

@темы: - Утащено в тихую обитель -, - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - У любви острые зубы и длинные руки -

22:56 

Пинком, а лучше сразу арматурой

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
17:55 

Любовь всей жизни

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
22:42 

Капкан в сарае

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!

Изгибая, изворачивая на свой лад классический мотив "Ты - то, что ты ешь" и сверкая с постера рентгеном чьих-то челюстей, фильм "Людоед" эксплуатирует до боли привычную этнографическому глазу идею, украшая ее щедрыми потоками кетчупа, что в данном случае символично; фортом вне времени, пространства и сезона; неповторимым Робертом Карлайлом в роли маньячины классической.
Степень его соответствия жанру "ужасы" - вопрос не ко мне, потому что я фильм, имеющий таковое обозначение, смотрю едва не впервые в жизни. Правило это было выжжено в мозгу бессонными ночами и нервной оглядкой в темном коридоре: если фильм помечен "ужасы", я его под дулом пистолета не открою.
"Но Карлайл же это пережил!" - сказал я себе, решив, что страшнее экзамена по математике только... неважно, что.

Ужасы оказались не ужасами.

Этот фильм я готов отнести к нескольким жанрам, в частности,
- черная (очень, очень, очень черная) сюрреалистическая комедия;
- чистейшей воды, без примесей, символ, голый, практически ни во что не обернутый, почему не претендующий на реализм. Каждая деталь - функция, и ничего, кроме функции.

Так как реализм и обоснуй - мои безусловные инстинкты, первый мой подход ко всему - реалистический. И этот реалистический подход, попытка попробовать "мясной супчик" без надевания специальных очков особого видения, не прошел никакой критики.

Для примера назову два момента из фильма, которые, собственно, и можно преломлять по-разному.

1. Рассказ каннибала Карлайла о застрявшем в горной пещере караване из шести человек с лошадьми, быками и запасами пищи.

2. Финальная сцена.

Но секрет фильма в том, что в зависимости от восприятия картина меняется в глазах зрителя почти полярно. Его можно смотреть не один раз с разных точек зрения, и размеры и колючесть кактуса во рту будут совершенно различными.
Реализм, как видно, не прошел. Остается отдаться символизму. Для понимания главной идеи не откажу себе в анализе различных видов собственно каннибализма.

В основе фильма лежит классическая, абсолютна не новая ни для чьего ума и сердца идея: поедая плоть другого существа, мы присваиваем себе его достоинства - как правило, физические, иногда моральные. Не обязательно это должно распространяться на человека - скорее, наоборот, человек - финальная ступень развития идеи, существо наиболее высокоорганизованное, хотя и объективно менее питательное, чем та же корова.

Хотя фильм содержит мотивы народные (в лице индейцев с их верованиями), дело происходит в середине XIX века, и основной упор делается на полнейшее падение и обесчеловечивание человека путем приобщения к плоти себе подобных. Идея моральная, разумеется, но спорная и содержащая некоторую подмену понятий.

Грехопадение ли?
Всякие народности употребляют человечину с разной целью, и в основном это:
- поедание умерших [голод]
- поедание врагов [утверждение победы]
- поедание объектов поклонения/достойных противников (присвоение достоинств);
- поедание ритуально-обрядовое.

Не поскуплюсь на примеры как каннибализма с его последствиями, так и отношения к нему людей цивилизованных.

Дикари.

НЕ дикари

Теперь я, поборов искушение историей, вернусь к фильме про людоедов.

Твердые десять из десяти за эротично раздевающегося Карлайла (не помню, сколько раз кончил умер), за ОТ-ТАКУЩИЙ капкан в сарае, да за правильное употребление кетчупа.
Истасканная идея, хорошо закопанная под другой истасканной идеей - еще пара баллов.

@музыка: Канцлер Ги - Столица

@темы: - Темные воды кинематографа -, - Прогулки по Темной Стороне -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - У любви острые зубы и длинные руки -

19:46 

Обонятельное

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мне настолько нечего сказать, что я скажу одну-единственную вещь: Румпельштильцхен, а тем более мистер Голд из Once Upon A Time отчетливо, так же ясно и ярко, как Люци - дорогим парфюмом, а Милорд - лекарствами, пахнет Кунсткамерой.
Всей этой невероятной гаммой из запахов этнографии и истории, книг, пыли, старого сухого дерева, кожи и металла, благовоний и артефактов, и еще чего-то неуловимо-тонкого и шелковистого, что страшно кружит голову и лишает разума.
Я обожаю запах Кунсткамеры.
Я молчу про ланолин

@музыка: Тэм - Грань

@темы: - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Всемирная Сеть -, - Активация личного бредогенератора -, - У любви острые зубы и длинные руки -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная