• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - У любви острые зубы и длинные руки - (список заголовков)
00:11 

Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:37 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Феи - это государственное здравоохранение. Лечат вас по страховому полису бесплатно, денег не берут, даже если предлагать, потому не считают себя обязанными лечить хорошо. Как правило, лекарства ты покупаешь себе сам, сам их ешь, сам приходишь в больницу и уходишь из нее, так что все лечение быстро сходит на нет, и скоро ты побежишь к ним снова, чтобы пройти испытания на отвагу, мужество, выносливость и главное - терпение!

Румпельштильцхен - это элитная частная клиника "любой каприз за ваши деньги". Вы хорошо платите, получаете качественное эксклюзивное обслуживание, и вместе с лекарствами, которые больше нигде не найти, вам вручают длиннейшую инструкцию по пользованию. Скорее всего, здесь вас вылечат от чего угодно, но нарушите хоть один пункт договора - и звонить феям из районной скорой помощи будет уже поздно. Зато Румпельштильцхена решительно не волнуют ваши аморальные качества.

***

и не только


@темы: - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Олья подрида -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Всемирная Сеть -

18:44 

Попытка зайти в дневник, расслабив мозги, и что-нибудь сказать в пространство

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ваша Ртуть припадает к трем явлениям.
К ЕГЭ по математике, к "Дому, в котором..." и к "Имени розы".

Второе - то, что может у меня получиться лет эдак через десять, и не потому, что я высокомерна и самонадеянна, а потому, что модель сюжета так и не дождется заслуженной переработки. Третье навсегда останется мечтой и воплощенным идеалом исторического криптолитературного... культурного явления. Сложно подобрать более почетное слово.

Первое у меня не получится.

***

А вот, чем я занимаюсь, когда ненадолго прекращаю прислоняться к чужому величию, пропитывая рассудок его ароматом.

Довольно высокий подвижный стол, на нем клава и мышь. Над столом на высоте сантиметров в семь привинчена доска, на ней монитор.
Берем кусок колбасы, кладем его на блюдечке в зазор между столом и доской, да поглубже, подпускаем кошака и смотрим на подвиг Геракла.
Кошак извлек колбасу три раза подряд, пользуясь клавой в качестве подручного средства, и был награжден за находчивость. Согласитесь, нет дороже дара, чем тот, который ты сам выцарапал у жестокой судьбы! А я получил смеховые колики.


Да, это и есть моя новость: у меня есть кошак кошак у меня есть Я ЕСТЬ У КОШАКА.

@музыка: ASP – Wechselbalg

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Олья подрида -, - Одиннадцать годков, да больно мало -, - Мушка моя алярмовка! -, - Активация личного бредогенератора -

16:24 

Я сегодня люблю

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ваша Ртуть есть редкофандомный химический металл.
04.03.2014 в 15:56
Пишет Мыслящая Ртуть:

Пусть №202
Пусть усталый человек с прекрасными карими глазами и злой усмешкой, с несгибаемой волей и плачущим кровью сердцем найдет спустя века своего сына, и ему не придется пройти все круги ада. Все, кроме тех, которые он уже прошел.

Пусть маленькая девочка играет, смеясь, с мудрым и жестоким ящером, и они сами друг друга удерживают и сохраняют.

Пусть принц-полководец, лишившийся семьи и отечества, преданный своим царем и выброшенный своей эпохой, сидит в комнате с заклеенными крест-накрест окнами и чертит план дома, в котором когда-нибудь будет жить со своим названным братом.

Пусть недвижный памятник бурными ночами наливается живой силой, в стремительном конском прыжке оставляет позади себя скалу и кружит по берегу реки, а на том берегу ждет его прекрасная строгая дама в небесно-голубых фижмах.

Пусть задиристый лейтенант с рыжими бакенбардами, устроившись в тускло освещенной кают-компании, выводит в маленькой тетради с золотистой веточкой на обложке свои искренние каракули, неразборчивые из-за качки.

Пусть дом в Ленинграде, похожий на корабль, врезающийся во время своим острым носом, не заденет ни одна немецкая бомба.

Пусть по пыльным улицам Старого города чеканят шаг императорские некроманты в начищенных киверах и темно-синих мундирах со скрещенными костями на шевронах.

Пусть обезумевший от ненависти мститель, искалеченный псами-рыцарями, никогда не сложит оружия, пока не подарит спасение своей маленькой светловолосой дочке.

Пусть пятый прокуратор Иудеи, кутающийся далеко-далеко в белый плащ с кровавым подбоем, успокоит свое измученное сердце, потому что его скоро освободят. Осталось лишь найти людей, которые это сделают...

И еще.

Пусть где-то среди миров всегда и вечно летают на хрупких, прозрачных стрекозиных крыльях маленькие бронзовые птички с шестеренками вместо бойких сердечек и циферблатами вместо голов, отмеряющие своим звонким тиканьем жизнь вселенной выдуманных персонажей, бесконечную, как сама Вселенная.

URL записи

Посмотреть на птичек

@музыка: ASP – Sanctus Benedictus

@темы: - Фиглярство-с и фокусничество трактирное -, - Утащено в тихую обитель -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Олья подрида -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Мушка моя алярмовка! -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Ваша покорная Ртуть -, - Активация личного бредогенератора -

21:12 

Объявим время не увязанных в строгие фракталы текстов, скопипащенных из своего же Вк!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Называть его мистером Голдом - то же самое, что обращаться на "вы" к солнцу, серьезно смотрящему на тебя из-за облаков, или к плавно несущей свои воды через быстрины и водопады реке.

Презентация: о нем не просто говорят вполголоса - нет, о нем говорят безлично, словно деяния его - не его, а свершившееся по воле природы. "Вьюжит". "Дождит". "Холодно на улице".
Его почти не замечают в комнате, если только не взаимодействуют с ним прямо.
С ним не заговаривают без необходимости.

Репрезентация: он подобен погоде, решительно независимой от человечьих планов и расчетов, не поддающейся их логике.

Это очень грамматически важно. Это элитно, черт возьми! - вот один из лучших маркеров положения и качеств персонажа без специальных выкладок и описаний - достаточно это показать.


@музыка: ASP – Schwarz

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - И все-таки трава - наркотик -

16:57 

Не бросайте фляжки, они природой плохо перерабатываются

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Все нижесказанное пишется с учетом того, что в кадре ОУАТа в принципе игнорируются темы и идеи, касающиеся религии, и правильно, кстати.




Румпельштильцхен, дорогие мои, нравится не всем и не во всем, что совершенно закономерно. Одни недовольствуют на его мерзкую внешность, другие того более - на мерзкий характер, а иные к середине третьего сезона уже обрушили на него такой загадочный аргумент, как "толстый", хотя, по моему скромному, человек должен быть похожим на человека, а не на шхилет ящерицы, обтянутый кожей. А по сравнению со шхилетом человек и вправду покажется...

Однако ж я не об опровержении чужих претензий вам толкую, а вовсе даже о своих собственных. У меня их, правда, неполная тележка, но одно меня в любимом герое с каждой серией раздражает все больше и больше. И провоцирует на вопрос:
На очень большой вопрос

@музыка: Башня Rowan - Кобольды

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Музофренические посиделки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

19:29 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Что может прогрессировать с такой же удручающей однообразностью, как градус серьезности моих поздравлений для ЦВМБ? Да только градус маразма на посвященном Новому году корпоративе.

Я не обижен, я сам дурак.

Все пели "В лесу родилась елочка", причем страшные куплеты о срубании елочки топором были заботливо вырезаны из текста местным дедом-морозом. Воображение в минуту дорисовало большие черные квадратные плашки цензуры.

Дикий грохот "Синего инея" и "А я иду такая вся" из колонок в человеческий рост вошел в резонанс с моим сердцем, я зашатался, как раненый Голд, и выпал из зала, стискивая в дрожащих руках студенчески-жалкую тетрадочку с набросанными разноцветными авторучками стихами.

Сегодня, когда в позднедекабрьском теплом мареве
С бодростью мчат по планете оттепельные реки,
Приказом с небес провозглашаю странное:
Мир по всей Военно-морской библиотеке.

И стеллажи удивляются, и полочки
Находят забавным такое положение дел,
И пергаменты, нетерпимые к мелованной модной сволочи,
И робкие послевоенные томики, жалобно молча,
Сбредаются где-то за тяжестью стен
встречать свой ежегодный удел.

Молодые друг другу бормочут "Здрасьте!",
Сталкиваясь впервые за триста шестьдесят пять дней,
А некоторые, что одинаковой кожаной масти,
Друг к другу ласкаются,
страницами сопрягаясь все крепче и верней.

По вощеным паркетам холодно-огромной залы,
Распылавшись к полуночи жизнью, шелестящей и озорной,
Протяжно поскрипывают обложки, сафьяново-алы,
И шпорами бряцает оковка с замком на иной.

И "павлинье перо" развевается в ветре танца,
И мурлычуще-нежен их бархат и гладкий муар,
Серебрится хрусталь в мягком блеске игривого глянца,
А гравюры в надменных улыбках скрывают сердечный жар.

Распушив золоченые срезы, поймав ими отблик
Высоко-высоко колосящихся пламенем свеч,
Принимают огромные атласы сдержанный облик
Капитанов, чья солью морскою пропитана речь.

Любомудрый седой палимпсест в буквицах блеклых
Согнут в звонких веригах бессмертныя тайны:
Он в слова и рисунки облек
Рецепт философского камня.

Эти книги себя возвышают в своем роскошестве,
Стоит тебе уснуть, уронив себя среди них на полку,
Как они сойдут по шаткой твоей стремянке
в пугающем тебя множестве,
Насмехаясь над существом твоим крошечным,
Хотя и без особенного для тебя толку.

Подари их хоть раз за год бесценностью твоей дружбы,
Братом сядь рядом с теми, кого занес в каталог,
Выбей пробку шампанского да выпей за них глоток.
Им, как всякой живущей твари, участие нужно.

И сквозь брызги и пену и ярче, и краше
Отразятся все старые годы, и Новые годы
и инкунабул, и хроник, и лоций,
и атласов, и путешествий,
и вензельных графских коллекций,
и тисненых экслибрисов, и печатей,
и марок с карикатурами,
и болтливой бесцеремонной периодики,
и карточек на все это, дремлющих в своих ящиках,
и наши.

Колонки здоровые; микрофоны, гады, фонят.
***
На Петре по-прежнему маска коровы.
***
Двигаемся вперед в стихотворенчестве, руководимые путеводным Маяком.

@музыка: Tower Rowan - Мавританский король

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

18:05 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Ой, а вот теперь мне уже на все на свете на-пле-вать....................................

14.05.2013 в 18:08
Пишет Эстет Тобиасович:

Это невыразимо прекрасно! Даже слов нет!



(с.)

URL записи

@настроение: !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - Темные воды кинематографа -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Фандомное -

15:19 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:39 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
23:10 

Для жизни

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Будет ласковый дождь, будет запах земли,
Щебет юрких стрижей от зари до зари...
Вера Тисдэйл → Рэй Бредбери

Я говорю:
- Дом должен иметь цвет дома.
Пластик и сталь негодующе глядят на меня своими стеклянными сотами.
Я утверждаю:
- Дом должен иметь форму дома.
Пластик и сталь мрачно возносят к перьям и кучам облаков свой сверхнебесный высокоточный дизайн.
Я бросаю бесполезное занятие. Возможно, стой неотстранимо перед моими глазами смертный северный модерн, я бы удовольствовал себя отказом пластику и стали в праве называться домом; но под блестящим экзоскелетом и у них найдется живая душа.

Дом - основополагающая, центральная мифологема, архиважное понятие, незримо присутствующее и за бесконечным квестом, и за битвой экшена. Герой отправляется в загробный мир, перейдя черту таинственного леса, - он уходит из дома; герой выходит из леса, вынося оттуда добычу, - и он снова дома, хотя бы потому, что он вновь среди людей и может есть людскую пищу. Герой женится и получает полцарства - он получает дом. Герой скитается одиноко - у героя нет дома, и цель сказки - найти его. Найти самое нужное.

Отмечу, что дом не обязан выступать в произведении как "место, где можно жить". Иногда акцент забавно смещается в сторону некоего символического объекта, имеющего к тому, что называется домом, лишь косвенное отношение; это подобно смещению внимания враждебных духов с помощью ложного имени или подделки.
Именно этот прием стал сутью "Сказки о рыбаке и рыбке". Старуха просит у рыбки новый дом, и рыбка, как честный Штильцхен, дает ей дом - особняк, княжьи палаты, дворец. Однако старухе все мало - и дело не в ее жадности! Подлинная внутренняя основа дома олицетворена разбитым корытом у дверей. Пока корыто разбито - пока есть трещина в основе дома, трещина в душе женщины - она не удовлетворится шикарными домами. Выражаясь простой метафорой, в каждом новом доме у нее будет разбиваться новое корыто. Даже получение нового корыта не поправит дело, что потому что новое корыто - это всего лишь корыто. А душа - в старом. В разбитом.
Итак, корыто показывает нам состояние женщины; состояние женщины же показывает нам состояние дома, так как женщина - его душа.

Дом может быть выражен женщиной и ребенком; квартирой и особняком; синей мышью и красным креслом с подушечкой... И главное для выражения образа дома - покой. Дом и покой взаимно создают друг друга, не существуя раздельно. Дом означает конец приключений и начало жизни. Дом имеет форму и цвет, имеет смысл и цель, легко расширяется до Родины и Вселенной и сужается до комнаты и маленькой игрушки и сладко тянет в сердце читателя и зрителя самые древние струны.

К чему я все это нашептываю на ночь?

А к простому: хотите экшена - отнимите у героя дом. Хотите покоя - верните герою дом. Потому что дом - открывающий и закрывающий сказочный архетип. На нем все и держится.

@музыка: Lesiem - Fortitudo

@темы: - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Активация личного бредогенератора -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - И все-таки трава - наркотик -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - У любви острые зубы и длинные руки -

19:45 

После Нарвы Петр возненавидел Евгениев

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Наводнения в городе-на-костях, и те случались по графику - так уж Петрова воля к порядку довлела над дымным его детищем. Злилась Нева, выплескивалась к подножью языческой скалы, тщилась достать до издыхающей змеи и вырвать ее из-под тиранящих копыт. Уж после смерти этого-то государя вы меня познаете, - шипели волны.

Расползлась среди невских туманов новая сказка: дескать, во дни наводнений около Медного всадника виделся пьяным-перепуганным глазам бегущего люда некто в алом саксонском мундире (впрочем, до мундира ли тем спасающим свои жизни?). И стоял этот некто, не убоясь стихии, и с Петром говорил.

И униженно-нищий Евгений бежал, спотыкаясь и оскальзываясь на убитой годами, копытами и сапогами мостовой, в спину его хлестало водой и в лицо било рваными клочьями ветра, а принц Евгений провожал взглядом по блестящей площади бронзовую тварь и слушал, как взрывает медлительный конь тяжким грохотом камень и воду.

И они встречались к утру: мертвая, забрызганная водой бронза, мчащая к скале, чтобы успеть взвиться над удирающей змеей, вновь замирающая прежде, чем научится жить, и возвращенное к жизни иссохшее тело, подобное цветом кожи белому осеннему небу. Хмурилось лицо Петра, сходились в последний миг брови, а принц Евгений, стоя пред ним, развлекал смертоподобное свое существование длинными фразами на шести наречиях, малопригодными для запечатления на бумаге.

Загнанный Евгений, без проку искавший жизни на невском берегу, да горсть праздномыслящих, кому было дело до того духа белесого в сверкающем мундире - вот кто видел привидение, ненавистное Всаднику, но речи его одна лишь змея у копыт слыхала.

@музыка: Imperial Creed

@темы: - Активация личного бредогенератора -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Музофренические посиделки -, - Трава - не наркотик. Слышишь, трава, ты не наркотик. -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

21:17 

Поиски приключений: ГДЕ - ИХ - НАЙТИ?!

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Зимой я особенно сильно напоминаю себе лошадь. Ну, лошадь - только ради того, чтобы не осла какого-нибудь. Следственно, я выгляжу, как лошадь, пахну, как она же, и несу на спине в туманную снежную даль какой-нибудь вьюк, а талия у меня не стройнее, чем у маркизских женщин.
Однако лица православной национальности любят мне говорить, что я девушка.
Иногда напоминать, что молодая. И, наконец, добивать, что красивая.

Живет на свете одна замечательная писательница; замечательная - без капли сарказма! Случайно увидев в совершенно неожиданном месте ее книгу стихов, одетую в темную обложку с милым сердцу видом на желто-красную подворотенную арку, я готов был сразу прижать ее к груди, унести домой и вдохновляться. Пытаясь же скачать ее прозу, я нашел недавнее интервью этой дамы.
Вопрос: ...ведь вы, сударыня, не только писательница, но и [название специальности], и, больше того, вы - красивая женщина. Случись вам выбирать только одну из этих ипостасей, что бы вы выбрали?
Ответ: в настоящий момент я выбрала бы только третье - быть женщиной. А вот много лет назад мне хотелось всего нового, творческого...

Этого, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы объяснить, почему я готов быть книжным червем, синим чулком, вьючной лошадью и тихим комодиком. Если девушка, женщина противопоставляется творческим порывам... О нет, я возвращаюсь в свою нишу.

***

Когда я иду на третий этаж мимо кучки молодых людей, предпочитающих вонь подъезда и сигарет теплу родного дома, запаху пирожков и вкусу котлеты (я гарантирую, что у сих асоциальных есть родители!), эти люди вместо желания, скажем, хлопнуть меня по попке или сказать сальность, испытывают потребность начать гулко притопывать, передразнивая мою гренадерскую походку.

***

Автор (роман), лишенный злодея и конфликта, впадает в мутацию.

Вот книжечка. Зовется "Повесть о Ладе, или Зачарованная княжна". Хорошая книжечка. Я давно не испытывал такого удовольствия от книги из "Альфы".

Княжна иного мира получает проклятие (синдром Спящей красавицы), и спасается, будучи перемещенной из этого мира в Советский Союз. На ее жизнь наложены ограничения: любой мужчина, дважды пересекший порог ее жилища, скоропостижно умрет. Приходится временно превращать невезучих мужчин и мальчиков в животных и оставлять у себя в квартире. Итак, в сухом остатке - приключения разумных Ворона, Кота, Пса, Паука, Жабы, Карася, Петуха и Домового, старающихся ужиться вместе.

Стоп. Я сказал "приключения"? История, рассказанная ярким, живым языком от лица зооморфа-кота, история, полная быта (конкретный город, конкретный дом, конкретная квартира!), история нескучной коммунальной жизни, коммунальных же конфликтов, ссор и драк, дружбы и взаимного обучения, - в ней есть все, кроме внятной завязки и кульминации. Абсолютно нет развязки. Злодей? Нет, слышали краем уха, сами его не видели.

И получается книга-мутант. Живая и забавная психологическая картинка отношений, висящих в вакууме тотального отсутствия сюжета. Я (то есть "Живые души") рискую превратиться в то же самое - ведь, когда есть коммуналка, о кульминации и развязке речи нет, в коммуналке можно жить по семьдесят два года и больше! Я умею писать НЯШНЯШНЯШ, и глубокоуважаемая Светлана Фортунская - тоже. Но: ищите сюжет!

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Активация личного бредогенератора -

23:28 

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Вот есть у всех персонажей Карлайла неистребимая и замечательная манера. Даже если герой его не отличается от героя Айзекса в "Изнанке дела" ничем, кроме разве что формы носа, все равно повадка сия тут как тут: выбрать тело (чаще всего мужское, дееспособное и раза в полтора большее самого Карлайла), загипнотизировать тело тяжелым взглядом, а затем метнуться на него коброй, сгрести за горло, придавить рукой/коленом/тростью к полу/стене (оставим потолок Милорду) и выскалиться так, что и телу, и перепуганному зрителю померещатся там четыре слоя акульих бритв. При этом никакое сопротивление со стороны тела даже не предполагается, да его и нет.

Из многообразия таких моментов особо запомнились два: "Class of '76", где милый детектив, брат родной Айзексовскому Джейсону Броуди, схожим манером придушивает женщину, чего он еще на памяти моей не делал; да "Тhe last enemy", где Карлайл аккуратно прижимает Камбербетча лицом к забору, к коему подведено много вольт.

Обожаю Карлайлов оскал, заточенный, как хирургический скальпель, и смертоносный, как опасная бритва.

@настроение: да, новых картинок у меня принципиально не бывает никогда

@темы: - Фандомное -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -

23:13 

Желтый Ленинград... Черно-желтый...

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Бывает иногда у людей такое свойство прелюбопытное, как чуткость к датам. Словно как кольнет тебя: сегодня же годовщина! Как ноосфера вовремя под руку толкнет - поздравь друга, поставь свечку, сочини памятное выступление, склони голову в минуте молчания, напиши стихотворение к дате... Таким счастливцам свой день рождения не пропустить, да и на чужой с подарком явятся.

А как быть с годовщинами прошлого, с днями мрачной горечи, где цикл за циклом, как в часовом механизме, стрелка вновь и вновь прокатывается по дню - пустому ныне, незабываемому прошлым поколением?
Хорошо проснуться утром с осознанием, что этим днем была снята блокада. Плохо - если в другом "сегодня" она замкнулась.

Я к сим одаренным не отношусь.

Нет мне благоволения высших-низших Сфер (а может, они хорошо понимают, что с функцией моего будильника и мобильник справится), поэтому для меня две последние даты компактно сложились воедино.

На 27-е января

Зелено-желчных ртутных фонарей,
кудрявых беззастенчивых решеток,
узор крадущих у живых ветвей
и в гущу их кидающих упреки,

фасадов разноцветных - Петербург.
А Ленинград не в них. Он - в подворотнях,
что с плавностью медлительной, не вдруг
плывут навстречу из-за поворотов.

Букет рассыпан, голубиный труп
распластан, будто на венке могильном,
и стен кирпично-грязный желтый луб.
И воздух душит. И небес клок синий,
уже настала осень... серо-синий.

А ночью кирпичей неровный рой,
слагая утомившиеся башни
и эркеров надменных тесный строй,
шевелится, ползет, склоняясь страшно,

срастаясь, как, ученые войной,
они привыкли. И лежат на картах
сплошной исчерна-желтой полосой,
разбитой пятнами иссера-желтых парков.

Тоску сглотнув, не помнит Петербург,
как пахли подворотни Ленинграда,
но в руки бродит знание из рук:
не стало их, когда так было надо.

А для второй даты нет у меня стихотворения. Пусть лучшим даром к ней станет то, что кто-нибудь узнает и запомнит: сегодня и триста одиннадцать лет назад, 30-го января, на пятьдесят втором году жизни скончался саксонский фельдмаршал Шарль-Эжен де Круа в Ревеле, ныне именуемом Таллинн, в шведском плену. И не было его памяти почтения.

@музыка: Тэм Гринхилл - Кто даст ответ...

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

15:28 

lock Доступ к записи ограничен

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:00 

Invidia

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Лёгкий узор стихов —
Долгим тревожным сном...

Я учусь писать чернильной ручкой-пером на старинной бумаге французские стихи гуманистическим курсивом по книге Ольги Добиаш-Рожденственской.

Глядя на разворот книги, написанной на латыни этим курсивом, я ощущаю себя бездарью. Кажется, во всем свете нет ничего красивее этих тонких, узких букв, длинными хвостиками задевающих соседние строки, столь безупречных в своем хрупком хрустальном изяществе, что хочется в них окунуться с головой и лишиться остатков воздуха в легких. Совершенство неповторимой формы не оттеняет смысла, где не каждый нынче поймет хотя бы несколько слов - и это знание оплавляет последние руины моей современной самооценки жителя, будь он проклят, XXI века.

Я, наверное, никогда толком не выведу французские стих гуманистическим курсивом. Даже по науке Ольги Добиаш-Рождественской.


Сегодня у меня день локального, но мерзкого уныния и презрения к себе.

@темы: - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -, - Олья подрида -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

22:51 

Замогилья незнальцы

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Мадам сделала двумя пальцами живодерский жест и сверкнула глазами - те большие, яркие, черные, ими и сверкать-то - некое особое удовольствие. Зеленое яблоко вкусно хрустнуло, предсмертно облив класс ароматом. Мадам слушала.

- Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало... - запинается, вставляет меж строк словечко "э-э-э" молодое поколение.
- Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришел я снова...

- Анализ, - звучно, высоко отрезает мадам, обжигает молодому поколению увитое сережками ухо.

- Стихотворение проникнуто радостью и счастьем... Автор часто употребляет слово "рассказать"... В конце появляется песня - высшее наслаждение и радость бытия...

- Следующий, - чеканит мадам. Яблоко кончается, мадам начинает нервничать.

- Я пришел к тебе с приветом...

Я изображаю в парту кривую улыбку, помня, что она все еще слишком ровна, чтобы показать ее людям. Лес у молодежи на устах уже не облизывается поутру - вот вам высшее наслаждение!

Я прячу под слащаво-мракобесным православным учебником литературы старый цветок декаданса, издающий запах не красивого тлена, а простой пожелтевшей тонкой бумаги - "Чтец-декламатор" 1912 года, "Антология современной поэзии, т.IV". В нем есть стихи Афанасия Фета. Вот с каким "приветом" пришел поэт в старенький толстенький сборник:

Приветами, встающими из гроба,
Сердечных тайн бессмертье ты проверь:
Вневременной повеем жизнью оба,
И ты, и я - мы встретимся...
Теперь!

Мадам, что вам стоит заинтересовать учеников поэзией Фета? Мне не стыдно признаться, что я впервые прочел стихотворение "Смерти" - слушая лекции о "чистой поэзии природы", я не испытывал желания даже открыть сборник этой поэзии.

Нервы мои сдали, когда вместо "Шепот, робкое дыханье" я всеми порами вдохнул фетовское "Никогда":

Проснулся я. Да, крышка гроба. — Руки
С усильем простираю и зову
На помощь. Да, я помню эти муки
Предсмертные. — Да, это наяву! —
И без усилий, словно паутину,
Сотлевшую раздвинул домовину

И встал. Как ярок этот зимний свет
Во входе склепа! Можно ль сомневаться? —
Я вижу снег. На склепе двери нет.
Пора домой. Вот дома изумятся!
Мне парк знаком, нельзя с дороги сбиться.
А как он весь успел перемениться!

читать дальше

Мадам ест яблоки, не очищая их, и им нет конца. Мне уже хочется усмотреть в этом тень смертоносной эстетики - как рвется под зубами плотная зеленая кожура, как мадам с хрустом вгрызается в сочную белую плоть, как пахнет кровь умирающих яблок, - но это заезженный до совершенной унылости штамп.

- Следующий! - рыкает мадам.

Афанасий Афанасьевич, простите мне грех гордыни, грех презрения! Знал ли я, что вы пишете на самом деле? Знал ли я, что невольно стал преемником ваших мыслей о возвращении с того света? Я каюсь и склоняю голову...

И поднимаю ее, чтобы самым замогильным из своих голосов начать читать наизусть стихотворение, проникнутое радостью, светом и восторгом:

- Я пришел к тебе с приветом...

@музыка: Щербаков - Обращение к герою

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Утащено в тихую обитель -, - Песенное -, - Музофренические посиделки -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Активация личного бредогенератора -, - А десятый-то круг - под хвостом у Дьявола -

21:58 

Вовремя принесенная жертва

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Девятая серия OUAT укрепляет смертоносную для любого сюжета линию квеста и подает нам суррогат обоснуя, приукрашенного и подобного натуре, но мертвого, словно утыканный собственными перьями жареный павлин на бургундских застольях. Святой завет подачи его на золотом блюде живым, как Алексея Толстого в "Астории", ни для кого нынче не писан, а рациональность осталась никому не нужным отмирающим придатком широких геройских характеров.

Я почти не покривился от юной Эммы Поттер, чья магия вертикальной детскородственной любви отбрасывает злодеев на пять метров. Шрам на лбу? - Нет, не слышали. Штильцхен, который прошел все кармические воплощения и превратился в Дамблдора, создавшего юную Эмму Поттер, нравится мне тоже.

И, - венец всему, - идеальная комбинация Штильцхена, разбившаяся с треском о прискорбный факт: все герои - козлы, лишенные капли интеллигентности. Почти безупречный блеф: Штильцхен слил в колодец магию фей (зеленый портал), безвредную для не-магов (Бельфайер, Эмма, Белоснежка), почти безвредную даже для Регины; совершил свойственное ему умеренное самопожертвование, позволив Эмме понять, что специально сидел в темнице; и, наконец, сделал Регину героем в глазах Генри и, возможно, хоть кого-то из героев! Шаг к примирению совершился... и в его след с презрением плюнула геройская кодла, не изволив пригласить королеву в изгнании в кафе по случаю успешно разруленной беды. Почему им настолько чуждо понятие такта, уважения даже к врагу? Инферно, почему им настолько чуждо банальное рацио, велящее не отталкивать врага, готового хотя бы временно сложить оружие или даже присоединить его к твоему?

Опасный враг - ненадежный союзник, но укреплять вражду банальной, примитивной нечуткостью - смерти подобно.

Только изящный французский курсив Штильцхена - вот что меня несколько смущает. Эти округлые завитушки, тонким плющом увивающие длинный свиток, не идут ни в какое сравнение с настоящей немецкой готикой XVI века. Что для Штильцхена может быть роднее этих острых букв, уподобляющих себя утыканному пиками забору стиля классицизм?

Неужели они не могли простое имя "Эмма" написать нормальным готическим курсивом? Штильцхен же германец, германец, этнический средневековый германец, сколько бы ни было в его таинственной альтернативной Германии лесных портовых деревушек!


@музыка: Кровь и черепа да, оно так и называется

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Темные воды кинематографа -, - Не зарастет к нему народная тропа -, - На Светлой Стороне тоже есть печеньки -, - Ловись, фанарт, большой и маленький -, - Олья подрида -, - И все-таки трава - наркотик -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -

17:40 

Уравнение с переменными

Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Всеми любимый стереотип, из раза в раз обсасываемый добрыми историками, аккуратно перепевающими друг за другом одни и те же заупокойные ноты - Шарль Круа был запойным алкоголиком, азартным игроком, причем совершеннейшим проигроком, и разве что не бабником. Легко ли поверить в его легкомыслие, беспутство и общую бестолковость?

Исторические факты "против не попрешь": Шарль спроектировал и заложил мощнейший Петроварадин; Шарль оперативно строил мосты для военных переправ; Шарль шифровал послания Августу Саксонскому; Шарль - специалист по артиллерии, и специалист хороший. Отсюда мы получаем, что Шарль знал алгебру, геометрию, баллистику, фортификацию, инженерное дело, да еще хорошо рисовал. Он опытный технарь, имеющий полное право не знать ни биологии, ни литературы - и в это верится гораздо больше.

Наконец, Шарля послали к Петру с крайне деликатной миссией - и армию выпросить, и насчет разграбления Ливонии договориться. Легкомысленному вояке с ветром в голове такого задания не поручишь. Значит, Шарль достаточно дипломатичен, вежлив и ушл, чтобы добиться от Петра всего необходимого.

Однако в портрет весьма образованного, умного военного теоретика - а Шарль явно не страдал чрезмерными организаторскими способностями; я могу сделать вывод, что он - именно теоретик-профессионал, а не отец Отечества, ведущий в бой сынов его, - не особенно вписываются две детали: пропавший замок Миллендонк и поздняя служба.

Замок переходит в другое владение за год до роковой Нарвы, а Шарль в возрасте пятидесяти лет снова идет на службу - в Саксонию. Раньше я бы, может, сказал, что замок герцог проиграл/пропил/продал и проиграл... Однако с каждым новым документом в это верится все меньше. Да и события больно близки по времени. Какого же Иеговы заслуженный фельдмаршал, обладатель связки титулов, сверкающих, как Золотое Руно, и не единственного поместья, опять идет воевать? Петр, как известно, считал Шарля стариком, да и не он один. А значит, деньги Шарлю были катастрофически нужны.

Зачем? Что могло произойти в его жизни такого, что не отразится ни в каких источниках, потому что Шарль эту свою личную причину никому не называл? Что могло его заставить снова рвануть на службу, расстаться с отцовским замком, рисковать собой под Нарвой? Это вам не пьянки-гулянки, на которые так любят ссылаться наши историографы.

Ваше высочество, я ваш дух для выяснения скоро буду вызывать спиритически.

@музыка: Весь Вархаммер в произвольном порядке

@темы: - Чернильница в ужасе -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - И все-таки трава - наркотик -, - Мушка моя алярмовка! -, - Даешь растекание белкою по древу! -, - Всемирная Сеть -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная