Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:13 

Желтый Ленинград... Черно-желтый...

Мыслящая Ртуть
Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Бывает иногда у людей такое свойство прелюбопытное, как чуткость к датам. Словно как кольнет тебя: сегодня же годовщина! Как ноосфера вовремя под руку толкнет - поздравь друга, поставь свечку, сочини памятное выступление, склони голову в минуте молчания, напиши стихотворение к дате... Таким счастливцам свой день рождения не пропустить, да и на чужой с подарком явятся.

А как быть с годовщинами прошлого, с днями мрачной горечи, где цикл за циклом, как в часовом механизме, стрелка вновь и вновь прокатывается по дню - пустому ныне, незабываемому прошлым поколением?
Хорошо проснуться утром с осознанием, что этим днем была снята блокада. Плохо - если в другом "сегодня" она замкнулась.

Я к сим одаренным не отношусь.

Нет мне благоволения высших-низших Сфер (а может, они хорошо понимают, что с функцией моего будильника и мобильник справится), поэтому для меня две последние даты компактно сложились воедино.

На 27-е января

Зелено-желчных ртутных фонарей,
кудрявых беззастенчивых решеток,
узор крадущих у живых ветвей
и в гущу их кидающих упреки,

фасадов разноцветных - Петербург.
А Ленинград не в них. Он - в подворотнях,
что с плавностью медлительной, не вдруг
плывут навстречу из-за поворотов.

Букет рассыпан, голубиный труп
распластан, будто на венке могильном,
и стен кирпично-грязный желтый луб.
И воздух душит. И небес клок синий,
уже настала осень... серо-синий.

А ночью кирпичей неровный рой,
слагая утомившиеся башни
и эркеров надменных тесный строй,
шевелится, ползет, склоняясь страшно,

срастаясь, как, ученые войной,
они привыкли. И лежат на картах
сплошной исчерна-желтой полосой,
разбитой пятнами иссера-желтых парков.

Тоску сглотнув, не помнит Петербург,
как пахли подворотни Ленинграда,
но в руки бродит знание из рук:
не стало их, когда так было надо.

А для второй даты нет у меня стихотворения. Пусть лучшим даром к ней станет то, что кто-нибудь узнает и запомнит: сегодня и триста одиннадцать лет назад, 30-го января, на пятьдесят втором году жизни скончался саксонский фельдмаршал Шарль-Эжен де Круа в Ревеле, ныне именуемом Таллинн, в шведском плену. И не было его памяти почтения.

@музыка: Тэм Гринхилл - Кто даст ответ...

@темы: - Даешь растекание белкою по древу! -, - Ах, этот взор ртутных глаз - две протонных Авады! -, - Слово "тоттмейстер" застолблено до нас -, - Мушка моя алярмовка! -, - Стихохтонь -, - У любви острые зубы и длинные руки -, - Чернильница в ужасе -

URL
Комментарии
2013-01-31 в 20:46 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Какой у тебя город получился... Двуликий. Обращённый и в прошлое, и в будущее.
А Ленинград не в них. Он - в подворотнях,
что с плавностью медлительной, не вдруг
плывут навстречу из-за поворотов.

Такое чувство, будто все эпохи существуют рядом, как в фильме "Между".
А Шарль... Мне почему-то Канцлер сейчас вспомнился. "Мертвецы любви не просят - просят лишь покой" (с).

2013-01-31 в 21:01 

Мыслящая Ртуть
Мы построимъ свою собственную Петербургскую Имперiю с шахматами и барышнями!
Лайверин, так ведь он такой и есть - от природы своей. Достаточно выйти... нет, даже не на Петроградскую - на узкие переулки, вьющиеся около Фонтанки, в них нет ярких вывесок и огней, а если стоять сбоку, то не видно следующей улицы в створе, а только "сужающийся" коридор домов. Там мне и пришла мысль, что они срастаются.
Мертвецы любви не просят - просят лишь покой
Но Канцлер сказала не только это: "Помолитесь за душу мою", - сказала она. Вот я и молюсь.

URL
   

Прекрасные мысли, развешанные на стенах

главная